«Фальшивая Маша»

Оказывается, самое безнаказанное преступление в Петербурге — это подделка документов

30 октября 2013 в 12:49, просмотров: 13964

Неожиданное продолжение получил «шпионский детектив», случившийся в «МК» в Питере» этим летом. Напомним, актриса Мария Купрашевич, нанятая известным питерским олигархом, внедрилась в редакцию под видом рекламного агента. Как вскоре выяснилось, девушка планировала собирать не рекламу, а компромат на издание с целью его дискредитации в глазах читателей. Маша была разоблачена и уволилась. Но в редакции осталась ее трудовая книжка, явно поддельная. Мы заявили об этом в полицию. В итоге получился еще один скандал. На примере одной этой фальшивки выяснилось, что подделка документов, пожалуй, самое безнаказанное преступление в Петербурге.

«Фальшивая Маша»

Разоблачена дважды

Наше журналистское расследование началось с громкого «шпионского скандала». В июне этого года в редакцию «МК» в Питере» устроилась на работу рекламным менеджером 28-летняя Мария Купрашевич. А вскоре выяснилось, что девушка «внедрилась» к нам с определенной целью. Живет в Петербурге некий олигарх Евгений Пригожин, который носит неформальное звание «шеф-повара Кремля» (компания бизнесмена обслуживает ВИП-банкеты с участием первых лиц страны). Как вскрылось позднее, структуры услужливого ресторатора придумали целый план по дискредитации некоторых независимых СМИ (в списке, как уже сегодня ясно, были «МК», «Новая газета», «Фонтанка.ру», «Форбс»).

Коварный замысел был прост, если не сказать примитивен, — через рекламную службу газеты разместить некий текст, очерняющий или восхваляющий фирму или человека, а далее устроить скандальное разоблачение: мол, и фирмы такой нет, и человека тоже, а все это голая выдумка, которую корыстолюбивая редакция опубликовала за деньги. Девушка с актерским образованием Мария Купрашевич должна была этот замысел осуществить. Но спецоперация провалилась, «шпионку» разоблачили. Причем даже дважды.

Сначала Купрашевич объявилась в московской редакции «Новой газеты». Но там ее раскусили уже через месяц. Как потом написала «Новая», в редакцию попали документы, свидетельствующие, что девушка — засланный агент, под тяжестью улик Мария сама рассказала, что находится на довольствии Пригожина (журналисты подсчитали, что за «тайную миссию» олигарх платил актрисе 130 тысяч рублей в месяц).

Провалив все явки и пароли в «Новой», Купрашевич была переброшена на другой участок невидимого фронта — в «МК» в Питере». В качестве рекламного агента она тут же попыталась за деньги разместить на страницах газеты текст о конфликте двух строительных фирм. Однако нехитрая проверка показала, что конфликта не существует в природе, а одна из фирм — вымышленная. Купрашевич была снова разоблачена. При этом выяснилось, что при приеме на работу в целях «конспирации» она использовала поддельную трудовую книжку. В итоге закрутился уже не шпионский детектив, а самый что ни на есть тривиальный сюжет о полицейской волоките и бездействии.

Доказательства следствию не нужны?

Первое подозрение о том, что в редакцию «МК» в Питере» Купрашевич принесла фальшивую трудовую книжку, возникли после того, как «Фонтанка.ру» опубликовала копию ее книжки, которую она предъявила в отделе кадров «Новой газеты» в Москве. Она отличалась от той, что была предоставлена в «МК» в Питере». В первом (московском) варианте имелась запись о работе в ООО «Принципум» (один из учредителей этой компании Мария Майорова как раз вела борьбу за чистоту прессы и, судя по всему, курировала «шпионку» Купрашевич). Во втором, уже питерском варианте эта запись таинственным образом исчезла. Фамилия Майоровой к моменту трудоустройства Купрашевич в «МК» в Питере» уже засветилась в журналистских кругах, и, видимо, «заговорщики» решили убрать компрометирующую запись из документа.

При увольнении Купрашевич из газеты мы спросили ее, как исчезла запись из трудовой. Но Мария на этот вопрос отвечать отказалась. Доказательства того, что книжка поддельная, нашлись легко и быстро.

Доказательство № 1. Купрашевич принесла нам трудовую книжку, не заметив, что в ней вложен кассовый чек от 4 июня 2013 года из «Буквоеда». По этому чеку книжку без проблем «опознали» в магазине, пояснив, что трудовые этой серии поступили в продажу совсем недавно. А значит, в ней не могли появиться записи о трудовой деятельности Купрашевич начиная с 2009 года.

Доказательство № 2. На фабрике «Гознак», выпускающей трудовые книжки, нам официально заявили, что книжка той серии, что принесла Купрашевич, на самом деле поступила в продажу не в 2009-м, а в конце 2012 года! Более того, кроме серии, имеется еще номер, и, как пояснили в «Гознаке», трудовая книжка Купрашевич поступила на склад (откуда ее увезли в книжный магазин) только в марте 2013 года. То есть все записи, датированные 2009–2012 годами, — сфальсифицированы.

Доказательство № 3. В «Новую газету» Купрашевич приносила трудовую книжку совсем с другим номером. Коллеги передали нам копию подписи кадрового работника, оформлявшего записи о приеме-увольнении Купрашевич, и оттиск редакционной печати. При сравнении двух книжек даже не эксперту видно, что подпись и печать в «нашем» варианте подделаны. Более того, не исключено, что в «Новую газету» Купрашевич также принесла фальшивую трудовую! А где же оригинал? В «Принципуме» или в какой-то другой конторе Пригожина?

Мы перечислили самые очевидные доказательства фальшивки. Есть и другие. Казалось, тут все предельно ясно. Редакция написала заявление в полицию, фактически проделав всю оперативную работу по добыче улик. С тех пор прошло почти три месяца. Материалы проверки изучают то в 28-м отделе полиции Центрального района, то отправляют на анализ в районную прокуратуру. Никакого решения нет — ни постановления о возбуждении уголовного дела, ни об его отказе... Банальную историю о подложном документе расследуют так долго и муторно, словно это тяжелейшее преступление, требующее немыслимых умственных затрат и физических ресурсов...

«Липа» — на каждом углу

По статье 327 УК РФ за использование подложного документа его обладателю грозит штраф 80 тысяч рублей либо арест на срок от трех до шести месяцев. Уголовная статья считается «легкой», поэтому привлечь к ответственности можно только в течение двух лет с момента последнего использования фальшивки. Опрошенные нами юристы говорят, что статья «не работает». В Петербурге случаи, когда за подделку документов (не только трудовых, но и дипломов, медсправок, гостиничных чеков и т. д.) кто-то был бы привлечен к уголовной ответственности, единичны.

Складывается впечатление, что должного результата не будет даже в том случае, если проделать за следствие всю работу — добыть и принести в правоохранительные органы все доказательства и улики, расписать всю историю, как по нотам. Ведь, несмотря на все, на наш взгляд, неопровержимые доказательства того, что фальшивая трудовая книжка использовалась Марией Купрашевич сознательно, с умыслом, в полиции почему-то никак не могут принять решение о возбуждении уголовного дела.

«У меня 25 тысяч дел таких!» — заявляет полицейский следователь, возмущаясь (!), что его потревожили по такому, как ему кажется, ничтожному поводу. «Ваше дело будет расследовано, как положено — по закону! Результат будет известен через 10 дней», — обещают уже в районной прокуратуре, надзирающей за полицейским следователем». Проходит и 10 дней, и 20... «Сейчас опрашиваются причастные к делу лица, — обнадеживают в той же прокуратуре. — Следователь сказал, что уже взял показания у Купрашевич и вашего кадровика».

Но кадровик «МК» в Питере» ни на какой опрос к следователю не вызывался! Выходит, прокуратура дезинформирует нас, заявителей, а ее в свою очередь обманывает следователь? Стоит ли удивляться, что в Петербурге сегодня в открытую торгуют липовыми документами — начиная от больничных листов и заканчивая докторскими диссертациями.

Что за этим стоит — обычная лень, инертность или непрофессионализм правоохранителей, — можно только гадать. Редакция уже написала жалобу на бездействие сотрудников полиции в городскую прокуратуру. Посмотрим, что ответят там.

Кстати

Чаще всего в трудовой книжке подделывают запись о стаже для того, чтобы повысить государственную пенсию или другие пособия. Уголовный кодекс трактует такую подделку как мошенничество, считается, что подобным образом наносится существенный вред государству — злоумышленники незаконно получают деньги «в виде пенсий или других льгот».

Фото - youtube.com



Партнеры