Как пытают в Петербурге и кто это делает

Подробный доклад по пыткам, которым подвергали в Петербурге задержанных, составила рабочая группа Общественной наблюдательной комиссии (ОНК) Санкт-Петербурга

22.11.2018 в 16:36, просмотров: 1546

Секретарь ОНК Екатерина Косаревская и член комиссии Яна Теплицкая провели мониторинг всех обращений с жалобами на пытки и насилие со стороны сотрудников УФСБ России по Петербургу и Ленинградской области. «МК в Питере» ознакомился с 50-страничным докладом и узнал, какие жуткие вещи происходят, когда задержанные остаются один на один с сотрудниками органов.

Как пытают в Петербурге и кто это делает
Чаще всего во время пыток силовики используют наручники и электрошокер. Фото: ustinka.kz

«Я ТВОЙ ИМПЕРАТОР»

36-летнего Павла Зломнова и 32-летнего Романа Гроздова задержали по подозрению в незаконном хранении оружия. На мужчин указал их общий друг Дмитрий Бажин. Позже он сообщил товарищам, что был вынужден оговорить их — его били электрошокером в пах. Именно после такого общения с сотрудниками ФСБ поздно вечером 31 января Дмитрий Бажин позвонил Роману Гроздову и сказал, что должен с ним встретиться, чтобы отдать долг.

«Когда Роман спустился на лифте в подъезд (имеется ввиду на встречу с Бажиным. — Ред.), на него напали несколько человек в гражданской одежде и в масках, не представлялись и не предъявляли основания для задержания. Нанесли несколько ударов по голове, из-за чего Роман потерял сознание. После чего его посадили в микроавтобус, — сообщили после посещения изолятора временного содержания в Гатчине члены ОНК Ленобласти Александр ГЕННЕБЕРГ и Анна ОСНАЧ. — Один из нападавших был без маски <...> на его лице были видны следы употребления наркотиков, в частности — расширенные зрачки».

Позже Роман Гроздев рассказал общественникам, что в микроавтобусе его продолжили избивать, требуя, чтобы сознался в продаже оружия. На заявления, что он ничего не знает, били электрошокером, причем в наиболее чувствительные места — пах и ступни. Когда один шокер разрядился, принесли другой, более мощный. Избиение продолжалось несколько часов. Потом, как рассказал членам ОНК Роман Гроздев, его привели в здание УФСБ России по Санкт-Петербургу и Ленобласти. Здесь продержали еще двое суток, изощренно пытая: не давали еды и воды, не разрешали спать. В туалет пустили лишь один раз. А чтобы Роман не расслаблялся, угрожали, что «сейчас мы в пакет подышим» или «на мороз пойдем стоять». Попутно пугали, что подкинут матери Романа наркотики. Через два дня петербуржца привезли в суд, который отправил задержанного в СИЗО-6, что в поселке Горелово Ленинградской области.

Общественники посетили Романа Гроздева 15 мая 2018 года и были в шоке от увиденного.

«Сейчас у Романа Юрьевича все еще видны следы ожогов от электрошокера, а также есть проблемы с чувствительностью левой руки от локтя до пальцев», — сообщили после своего визита Александр Геннеберг и Анна Оснач.

Вместе с Гроздовым в СИЗО-6 содержится и его друг Павел Зломнов. К нему пришли также вечером 31 января 2018 года.

Из-за антисанитарии в камере тело Павла Зломнова покрылось язвами. Фото: доклад ОНК

«Меня схватили оперативники УФСБ, натянули шапку на лицо, затолкали в микроавтобус и повезли на Шпалерную улицу, 25 (здание следственной службы УФСБ РФ по Петербургу и Ленобласти. — Ред.). В пути меня повалили на пол автомобиля и стали избивать: били по голове, почкам, печени, выкрутили ухо и засовывали со всей силы палец в ухо, прыгали по мне, — так Павел Зломнов описал события того вечера в заявлении о побоях, поданном в Следственный комитет. — На мой вопрос, кто они — один ответил: я твой император». В процессе пыток я дважды терял сознание».

На Шпалерной издевательства продолжились. Зломнов рассказал членам ОНК и сотрудникам Следственного комитета, что ему не давали еды, воды, не позволяли спать или сходить в туалет. На следующий день после задержания — 1 февраля — его отвезли в больницу для осмотра. Диагноз врачей гласил: «гематома правой скуловой области, правой ушной раковины, заушной области, справа ссадина левой лопаточной области, ушиб правой кисти и левого плеча. Ушиб грудной клетки слева. Ушиб <неразборчиво> поясничной области справа». 2 февраля суд отправил Зломнова в СИЗО-6. Но там его принять отказались из-за того, что Павел Зломнов был избит. Тогда его увезли в Гатчинскую больницу, откуда переправили в изолятор временного содержания Гатчины, где он пробыл до 9 февраля 2018 года. Несмотря на то, что врачи в Гатчине выдали справку, что Зломнов «нуждается в покое и обследовании, принимать участие в следственных действиях на данный момент не может», в местном ИВС соблюдать предписания врачей не стали. 9 февраля Павла перевели в СИЗО-6. Он находится в камере, рассчитанной на 30 коек. На запрос общественников об условиях содержания Зломнова в СИЗО ответили, что вместе с ним в камере находится не более 18 человек.

«Однако, согласно обращению от брата Павла, Михаила Зломнова, в камере постоянно проживает около 40 человек, — сообщается в докладе ОНК. — Бытовые условия ужасающие: многие заключенные в язвах, фурункулах, следить за собственной гигие­ной крайней трудно».

Зломнову отказали в возбуждении дела по факту пыток...

ПРОТКНУЛИ РУЖЬЕМ

Фигурантом еще одного дела о пытках стал некогда успешный бизнесмен 58-летний Игорь Саликов. Его экс-супруга — известная светская львица Зоя Кожевникова. Долгое время они делили немалое общее имущество. Как сообщается в докладе ОНК, сам Игорь считает, что все произошедшее с ним может быть происками бывшей жены.

«7 мая 2018 года в 6:04 утра, согласно данным видеокамер, в мой дом в поселке Огоньки Выборгского района Ленинградской области приехали с обыском три автомобиля, в которых находились криминалист СО по Приморскому району ГСУ СК РФ по СПб майор Курило С. В., двое понятых, о/у (оперуполномоченный. — Ред.) УФСБ и еще один человек. (В нем Игорь опознал оперативника УФСБ в Петроградском районе Петербурга Илью Кирсанова. 26 октября 2017 года он приезжал с обыском по делу, по которому Саликов не является обвиняе­мым. — Ред.), — сообщил Саликов в ОНК Санкт-Петербурга. — В первые минуты обыска он заковал меня в наручники, пытал электрошокером».

Досталось не только хозяину дома, но и его гражданской жене Ольге Смирновой. По словам Саликова, ее Кирсанов несколько раз ударил дубинкой.

«Когда ему (Кирсанову. — Ред.) не нравились мои ответы на его вопросы, он применял электрошокер и дубинку, и сопровождал свои действия нецензурной бранью и оскорблениями, — продолжает Саликов. — В момент обыска в комнате — моей спальне, находился сейф, в котором хранится оружие, на которое имеются все необходимые разрешения. Все оружие достали из сейфа и разбросали на полу. Через некоторое время Кирсанов Илья в очередной раз предложил мне оговорить себя (официально статья обвинения звучит как «насильственные действия сексуального характера в отношении мужчины группой лиц по предварительному сговору». — Ред.) и, после получения отказа, толкнул меня в спину. В этот момент я был в наручниках, я упал в сторону выхода из комнаты лицом вниз на пол. Кирсанов поднял с пола одно из ружей <...> и нанес мне этим карабином удар в область заднего прохода. Удар был настолько сильным, что ствол карабина вошел внутрь, пробив штаны, и практически пригвоздил меня к полу. Я ощутил нестерпимую боль и попросил вызвать скорую».

После визита силовиков Игорь Саликов месяц провел в больнице. Фото: доклад ОНК

Диагноз врачей Рощинской районной больницы гласит: «ранение прямой кишки. Ранение мочевого пузыря. Макрогематурия (кровь в моче. — Ред.)». После экстренной операции Саликова перевели в Александровскую больницу, где ему провели еще две операции.

В больнице Игорь провел около месяца. А потом подал заявление о пытках, после чего был арестован и помещен в СИЗО. Вскоре суд, несмотря на то, что следователь был против, перевел Саликова под домашний арест. Но мужчине от этого не легче.

«В настоящее время я серьезно опасаюсь за свою жизнь», — заявил он членам ОНК.

Кстати, уголовное дело по пыткам Саликова все же возбудили. Но в постановлении о его возбуждении говорится, что «проверочными мероприятиями установить причастность конкретных сотрудников отдела в Петроградском районе УФСБ по СПб и ЛО не представилось возможным».

В докладе ОНК еще 12 фамилий людей, которых истязали. Они разного возраста, мировоззрений и вероисповеданий. Про некоторых «МК в Питере» уже писал.

Вывод членов Общественной наблюдательной комиссии прост: сотрудники ФСБ держат в страхе всех, кто проходит по их делам.

«... Нам представляется важным собрать и сохранить настоящие свидетельства для общества и для истории», — резюмируют доклад общественники.