Предпенсионеры рассказали, как оказались на улице

Горожане после пятидесяти все чаще остаются без работы

Пандемическая «кома», в которую впали целые отрасли городской экономики, обострила серьезную проблему: тысячи людей в возрасте «50 плюс» оказались на грани увольнения с работы. Или — за гранью. Найти же новое место в этом «переходном» возрасте еще сложнее, чем удержаться на старом, и это — социальная проблема, которая останется с нами и после коронавируса.

Горожане после пятидесяти все чаще остаются без работы
В кризис первыми увольняют тех, кто «слишком много знал». Фото: www.ru.depositphotos.com

Нам доводилось изучать законодательство РФ (включая Трудовой кодекс), и мы знаем, что уволить «предпенса» без вес­ких причин или отказать ему в приеме на работу с недавних пор (с 14 октября 2018 года) считается уголовным преступлением. Прекрасно знает об этом и работодатель. Знает, но корректно молчит.

На самом деле похожие требования существовали в Трудовом кодексе и раньше (не зря же российский ТК считается весьма лояльным к работнику). За отказ в приеме по причине возраста, например, уже 10 лет назад можно было «огрести» серьезный административный штраф. Однако мизерное количество таких штрафов ясно показывает, что норма не очень-то и работает. Как правило, работодатель легко обосновывал отказ брать на работу возрастных соискателей любыми другими причинами (например, часто использовалась формулировка «отсутствие необходимых деловых качеств»), либо сами соискатели, получив «от ворот поворот», не настаивали на своем праве на протест, надеясь найти работодателя полояльнее. И чаще всего находили: кадровики с опытом, еще не изувеченные импортными шаб­лонами менеджмента, умеют отделять реальные умения и навыки от трескотни на интервью.

Все бы так потихоньку и шло, но тут в дело вмешался «коронакризис». И в силу разных причин как в частных фирмах, так и в госсекторе предвзятость по отношению к возрастным сотрудникам стала расти на глазах.

ВПЕРЕД, В САМОЗАНЯТЫЕ

Кто-нибудь когда-нибудь напишет печальную летопись закрытий фирм и увольнений сотрудников весной и летом 2020 года. Пока же до нас доходит только выхолощенная официальная статистика. Например, такая: с января по июнь 2020 года из реестра юридических лиц исчезло примерно 10 % фирм (по итогам всего 2019 года речь шла о 11 % падения). И это не только закрытые налоговиками «поганки» и «прокладки». За многими такими закрытиями — реальная история.

«Работодатель заволновался еще в начале марта, — рассказывает наш собеседник, 52-летний преподаватель английского в продвинутой языковой школе. — Напуганные пандемией люди заранее перестали записываться на курсы. Когда же очное обучение вообще было запрещено, а оставшихся учеников попытались перевести в режим онлайн — вся схема работы учреждения начала рушиться. Ведь языковые курсы — это не пирамида, конечно, но все же их работа возможна только в условиях притока все новых и новых учеников. А их стало в разы меньше.

Как вы думаете, что сделало руководство? Правильно: предложило персоналу (то есть преподавателям) подать заявления на уход по собственному желанию и добровольно перейти в режим самозанятых. Объясняли это убедительно. Говорили, что наши трудовые отношения в полной мере продолжатся, только «в новом формате». Мне будут платить тот же оклад в виде регулярных выплат, просто перед налоговой я буду отчитываться сам. А как только возобновятся очные занятия — вернутся и привычные условия работы.

Все, кроме налога, оказалось ложью. Регулярных выплат я, конечно, лишился, а потом и доходы снизились до минимума. Но не это главное. Когда я заикнулся было о возможном возвращении на работу, мне неформально объяснили, что меня в любом случае не возьмут — зато наберут новых, «свежих». Условно говоря, молодых, которые не в курсе тамошних фокусов. Я наслышан об ответственности для работодателя за увольнение людей в моем возрасте, но теперь мне ничего не сделать — я же написал заявление по собственному желанию».

Действительно, подобный обман со стороны работодателя доказать невозможно, и таких историй, по словам нашего собеседника, только среди его знакомых-преподавателей наберется с десяток.

МЯГКАЯ ЗАЧИСТКА

Однако на излете пандемии лишились мест не только чересчур взрослые работники интеллектуального труда. Была сильно «прорежена» от возрастных сотрудников и торговля, и сфера услуг, и даже финансовый сектор, причем методы убеждения кое-где оказались еще проще. Известны случаи, когда людей увольняли за «профнепригодность» из-за несоблюдения пандемических ограничений!

«Я физически не могу носить полиэтиленовые перчатки, — жалуется сотрудница одного из банков, проработавшая в этой сфере чуть ли не 30 лет. — У меня уже после часа работы в них обостряется дерматит. Воспаляется и лицо, даже под бумажной маской. Плюс появились признаки астмы, одышка — да, возможно, это возрастное, раньше такого не было. А ведь я работаю во фронт-офисе, то есть — с клиентами! И в зале висят видеокамеры. Стоило мне несколько раз приспустить маску во время работы, как последовали санкции от руководства — мне влепили внутрикорпоративный выговор. Когда я попросила разрешить мне дополнительные перерывы, мне дали понять, что без моих услуг вообще могут обойтись — в отделе персонала лежит ворох резюме от молодых и здоровых. Возможно, они надеялись, что это меня «мотивирует», но меня это просто убило. В довершение всего мне было сказано буквально следующее: по новому законодательству для сотрудников предпенсионного возраста по закону положены отгулы для прохождения диспансеризации. Так вот — не хочу ли я пройти такую диспансеризацию? Заодно и ситуация с одышкой прояснится.

Возможно, это был блеф, ведь никто не может направить меня на проверку без моего желания. Но я хорошо поняла «месседж» от руководства. Я уже поняла, что от меня хотят избавиться. На мой прямой вопрос начальник службы персонала мягко улыбнулась и спросила: знаю ли я, кстати, что предпенсионерам пособие по безработице выплачивается в течение не полугода, а целых 12 месяцев со дня признания их безработными?»

Действительно, такое условие есть в новом законодательстве о предпенсионерах, и каждый сотрудник «критического возраста» сам может решить для себя — мера ли это поддержки или хорошо скрытый пинок «на выход».

ЛЬГОТЫ ВМЕСТО РАБОТЫ

Кстати, расскажем об упомянутых законодательных новациях для работников-«предпенсов» подробнее. Среди них:

► Два оплачиваемых рабочих дня в год на диспансеризацию (остальным — 1 день в 3 года). Хотя это не означает, что ежегодная диспансеризация для них обязательна.

► Выплата пособия по безработице в течение 12 месяцев (см. выше). Кстати, максимальный размер пособия по безработице для предпенсионеров будет выше, чем для остальных. На полный размер пособия все 12 месяцев рассчитывать все же не приходится. В первые 3 месяца предпенсионер получит 75 % среднемесячного заработка, исчисленного за последние 3 месяца по последнему месту работы (службы), в следующие 4 месяца — 60 %, в дальнейшем — 45 %. Не привыкайте к хорошему, как бы намекает государство, — пособие — это еще не пенсия!

► А вот тем, кто достиг «старого» пенсионного возраста (55 лет для женщин и 60 для мужчин), положены интересные налоговые льготы — так, они могут не платить ряд имущественных налогов, например, земельный налог с 6 соток земли. Более прозрачного намека, что пора «завязывать» со службой, и не представить.

Конечно, это было наше оценочное (в меру ироничное) суждение. Но, так или иначе, можно сделать вывод: заявленная государством поддержка работников предпенсионного возраста вряд ли поможет им чувствовать себя уверенно на рынке труда в самые критические годы — между «старым» и «новым» возрастом выхода на пенсию.

Рухнувшая во время пандемии экономика даже в таких сравнительно успешных регионах, как Петербург и Ленобласть, не даст достаточного количества рабочих мест для «возрастных» граждан. Этого не случится даже в том случае, если из этих регионов вдруг начнется отток трудовых мигрантов — а это, как мы понимаем, практически нереально. Возможно, в ближайшие годы сформируются некие особые возможности для трудоустройства «предпенсов», вплоть до соответствующих фондов, которые (допустим, на гранты региональных органов власти) будут специально заниматься их трудоустройством. Пока об этом говорить рано — и мы будем рады стать первыми.

МК-ИНСТРУКТАЖ:

«Охранной грамотой» во многих ситуациях может стать справка о получении статуса предпенсионера. Об этом статусе можно упомянуть уже при устройстве на работу (это покажет, что вы как минимум знаете свои права) или в случае конфликтной ситуации на работе.

Такую справку можно получить в разделе «Пенсии» в личном кабинете на сайте Пенсионного фонда России. Правда, для этого нужна подтвержденная учетная запись на портале госуслуг. Если ее нет, придется обратиться лично в территориальное отделение ПФР по месту жительства или в МФЦ «Мои документы».

Кстати, во многих случаях справку предъявлять и не понадобится. Например, чтобы воспользоваться налоговыми льготами, достаточно один раз подать заявление в налоговый орган, а он уже сам сделает запрос в ПФР для подтверждения вашего предпенсионного статуса. Такое же взаимодействие у ПФР налажено с центрами занятости (например, когда речь идет о программе переобучения и повышения квалификации предпенсионеров).

Наконец, в случае возникновения спорных ситуаций можно (теоретически) получить консультацию непосредственно у специалистов Федеральной службы по труду и занятости. На портале «онлайнинспекция.рф» есть раздел «Сервисы для граждан предпенсионного возраста», где можно даже задать вопрос дежурному инспектору по всем вопросам, которые находятся в компетенции Роструда. Можно и пожаловаться на работодателя: специально для этого создан сервис «Сообщить о проблеме». Там же в сервисе «Трудовой навигатор» можно найти описания и решения для самых распространенных проблемных ситуаций в сфере занятости, в которые могут попасть предпенсионеры.

Сюжет:

Санкции

Опубликован в газете "Московский комсомолец" №33 от 12 августа 2020

Заголовок в газете: ПЕРЕХОДНЫЙ ВОЗРАСТ