Журналист «МК в Питере» заболел COVID-19 спустя три месяца после вакцинации

Надежда на вакцину частично оправдалась

Вакцинируясь от коронавируса, мы с мужем, конечно, не рассчитывали, что вообще не заболеем. Но была надежда на то, что, столкнувшись с COVID‑19, перенесем его легко. И она оправдалась — болеем и лечимся мы дома, а не в стационаре.

Надежда на вакцину частично оправдалась
Коронавирусом болеют семьями.

ПОЧЕМУ НЕ ПАХНЕТ НАШАТЫРНЫЙ СПИРТ

Мы — ярые сторонники вакцинации. Я выросла в семье врачей, поэтому точно знаю: своевременно сделанная прививка — серьезное подспорье планируемому долголетию. От коронавируса мы тоже привились — не в числе первых, конечно, потому что выжидали, оценивая потенциальные риски развития поствакцинальных осложнений. Но вакцинироваться «Спутником V» успели еще до начала третьей волны. В середине марта 2021 года мы завершили цикл, получив вторую дозу препарата.

То, что вакцинация не гарантирует полной защиты от заражения инфекцией, мы, естественно, понимали. Поэтому продолжали соблюдать масочный режим в публичных местах. Но коронавирус смог найти лазейки и атаковал наши привитые организмы.

Началось все банально: с насморка. Причем то, что он носит инфекционный характер, мы распознали не сразу. С начала весны у моего мужа начался поллиноз, и заложенность носа, обнаружившуюся у него 10 июня 2021 года, мы списали на обострение аллергии.

В ночь на 12 июня у мужа поднялась невысокая температура. Озноб при этом был совершенно неоправданным: при температуре 37,5 моего мужа буквально трясло. Весь следующий день его мучила слабость, а на следующий день, 13 июня, он случайно обнаружил, что не чувствует запаха нашатырного спирта.

Тут мы напряглись. Тем более что с утра нам сообщили: у одного из коллег, работавшего в одном кабинете с моим супругом, диагностировали COVID‑19. Никуда не денешься, контактный.

В тот же день о гриппоподобных симптомах объявила моя, к слову, тоже вакцинированная, пожилая свекровь. 14 июня у свекрови поднялась температура до 38,5. Как только прекращалось действие жаропонижающего, температура вновь повышалась. Пропали обоняние и вкус. Вкусовые рецепторы отказали и у моего супруга. Хотя не совсем: приторное и кислое он мог чувствовать.

НЕ СЕЗОН ДЛЯ ОРЗ

Я «прелести» новой инфекции ощутила только 15 июня. Проснувшись утром, поняла, что стоять могу с большим трудом. К­ое-как закончив неотложные рабочие дела, я вернулась в постель. Ощущения были не самые приятные, зато, без сомнения, яркие. Примерно такие, наверное, испытывают люди, которых переехал грузовик. Болела натурально каждая мышца. В голове стоял звон, при попытке встать в глазах темнело.

Так я пролежала сутки. Потом прошла боль в ногах — уже плюс. Хотя голова все равно отказывалась работать. Обоняние начало чудить: я периодически не чувствовала ничего, затем вдруг запахи возвращались на пару часов и снова исчезали. На следующий день оно исчезло полностью.

16 июня мы вызвали врачей — мне из районной поликлиники, мужу — из частной, по оформленному ему на работе полису ДМС. К этому времени у нас возникла еще одна проблема: у мужа стало повышаться давление. История, в принципе, не новая, но в этот раз привычные препараты его не снижали. Верхнее артериальное давление стабильно держалось в районе 150.

Частный врач пришел первым. Осмотрев мужа, специалист назначила препараты для снижения давления, предположила коронавирус в легком, не требующем госпитализации, течении. Порекомендовала сделать ПЦР-тест и отметила, что пока ставит в больничном листе ОРЗ — до получения результатов мазка.

— До 19 июня, — отметила врач. — Если мазок будет отрицательным, придете в любую частную клинику на выписку. Если положительный — вызывайте участкового врача. Без результата мазка вас частная клиника не примет.

При этом, как оказалось после ухода врача, мазок на коронавирус нужно сдавать в частном порядке, потому что ДМС этот анализ не покрывает. Вызвать специалистов на дом платно можно только на следующий день.

В тот же день, 16 июня, пришла участковый врач из поликлиники № 100 Невского района, к которой мы приписаны по месту жительства.

Честно говоря, изначально я не планировала сравнивать две системы оказания медицинской помощи, но раз уж так получилось… Как выяснилось, в вопросе подхода к COVID‑19 частники со свистом проигрывают госучреждению. Участковый врач осмотрела меня, уточнила, контактировала ли я с больными коронавирусом. Я ткнула пальцем в мужа: он контактировал. Врач осмотрела и его, и у нас обоих взяла мазок на COVID‑19. Правда, требования к тому, чтобы не есть и не пить три часа до взятия анализа, соблюдены не были.

Участковая рассказала, что вызовов сейчас очень много — и почти все с коронавирусом. В редких случаях диагностируемые другие инфекции, как правило, являются обострением хронических заболеваний — например, тонзиллита или герпеса.

— Сейчас для ОРЗ — не сезон, они встречаются очень редко, — подчеркнула участковая.

По ее словам, кстати, вакцинированных среди заболевших COVID‑19 совсем немного. Данные врача частной клиники отличаются. Она сказала, что примерно в половине случаев она посещает привитых от коронавируса людей. Один из ее вакцинированных пациентов попал в больницу с 30‑процентным поражением легких.

Впрочем, коварство COVID‑19 известно. И врачам, конечно, тоже. Участковая врач предупредила, что у многих заболевание начинается с насморка, а внезапное ухудшение наступает примерно через неделю.

КАК ПОБЕДИТЬ ГИПЕРТОНИЮ

Следующий день, 17 июня, у нас был посвящен борьбе со слабостью и с давлением. Выяснились две вещи. Во-первых, находиться в вертикальном положении худо-бедно можно, если не двигаться, а сидеть или стоять смирно. Стоило начать шевелиться — как в глазах все плыло. Привычные порошки, которые хорошо снимают симптомы при вирусных инфекциях, не помогали. А во‑вторых, повышенному давлению на назначенные препараты было наплевать. Тонометр все так же показывал 150–160, иногда снижая показатели до 145.

Пришлось пользоваться личными связями и писать знакомому врачу, имеющему уже богатый опыт работы в «ковидной» клинике. Он сказал, что назначенный препарат при COVID‑19 не очень показан и действенен, порекомендовал сменить препарат. Это, хоть и не сразу, но подействовало.

Свекрови к 17 июня тоже стало немного полегче — по крайне мере температура снизилась до субфебрильной (37,2). Зато стало очень болеть тело. За нее, признаться, мы переживали сильнее всего — пожилая женщина и так находится в группе риска, а у нее еще и букет заболеваний, причем тех самых, которые опасны при COVID‑19: гипертония, сахарный диабет, лишний вес. Но посещавшая ее врач взяла мазок и госпитализироваться не предложила — значит, все неплохо.

К четвертому дню болезни я обнаружила, что сидеть могу, но сосредотачиваться еще трудно. Слабость накатывала волнами: пару часов приличного самочувствия, а потом — хоть падай. Муж и свекровь тоже жаловались на слабость. Кроме того, сильно болела кожа и ужасно раздражал солнечный свет.

Зато ребенка инфекция обошла стороной. 6‑летняя дочь не заразилась или, по крайней мере, переносит заболевание бессимптомно. Только жалуется, что вынуждена летом сидеть дома.

Результаты на коронавирус у нас оказались положительные. Из поликлиники, как и обещали, позвонили и сообщили об этом. На следующий день пришла врач. Осмотрев нас, она сказала, что мы должны находиться на самоизоляции до получения отрицательного результата повторного мазка, и назначила дату этого анализа. Выдали нам и лекарства — назальные противовирусные капли. Антибиотиков на нас не выделили, поскольку изменений в дыхании не обнаружили. Продолжаем лечиться и наблюдать.

P.S. Глядя на захворавшую коллегу, корреспондент газеты Наталья Морозова отправилась вакцинироваться и выяснять, что же гонит людей в прививочные кабинеты. Оказалось, что страх. И нет, это вовсе не боязнь заболеть COVID-19.

Опубликован в газете "Московский комсомолец" №26 от 23 июня 2021

Заголовок в газете: Коронавирус после прививки

Что еще почитать

В регионах

Новости региона

Все новости

Новости

Самое читаемое

Реклама

Популярно в соцсетях

Автовзгляд

Womanhit

Охотники.ру