Потерявшая сына беременная петербурженка может умереть из-за отсутствия лекарства

Покупать необходимый для жизни препарат Галине Зыковой приходится с рук и поштучно

У петербурженки Галины Зыковой ежедневный квест. Ей нужно найти препарат «Клексан». Это антикоагулянт, применяемый для профилактики венозных тромбозов и тромбоэмболий. Но в аптеках «Клексана» нет, и уже давно. Когда будет — неизвестно.

Покупать необходимый для жизни препарат Галине Зыковой приходится с рук и поштучно
Галина Зыкова боится потерять еще нерожденного ребенка и оставить без мамы 10-летнего сына. Фото из архива Галины

Проблемы со здоровьем у 36-летней Галины Зыковой начались в июле 2020. Женщина была на 16-й неделе беременности, они с семьей — мужем и 10-летним сыном — находились на даче. Но однажды у Галины резко разболелась голова, с сопутствующим шумом в ухе. В частных клиниках патологии не обнаружили, Галину направили к остеопату. Боли не уходили.

В конце августа у Галины Зыковой внезапно пропала речь. Приступ длился несколько часов. Муж в срочном порядке доставил ее в больницу. К моменту приезда речь восстановилась. В стационаре решили: раз прошло, значит, ничего особенно страшного. Тем более, что беременная, ее и лечить-то толком ничем нельзя. Предложили на всякий случай остаться в больнице до утра, но Галина решила, что в условиях пандемии этого делать не стоит. А после больницы отправилась на прием к гинекологу в женскую консультацию и рассказала ей о летних происшествиях.

Врач забила тревогу и направила Галину к своей коллеге в перинатальный центр имени Алмазова. Та выслушала пациентку и направила на осмотры и анализы. В том числе, женщине сделали МРТ сосудов головного мозга, и оказалось, что, вероятнее всего, речь Галина теряла из-за инсульта или микроинсульта.

Пройти всех назначенных специалистов оказалось непростой задачей. Большую часть врачей Галине Зыковой пришлось посещать платно, потому что очередь на бесплатный прием должна была подойти нескоро. А ждать было некогда. Дело осложнялось беременностью: беременным разрешены далеко не все препараты и обследования.

В итоге диагноз Галине Зыковой поставили только в середине ноября. Женщине сообщили, что у нее внутричерепной венозный тромбоз, и ей необходимо получать препарат «Клексан» — антикоагулянт.

Такой диагноз поставили беременной Галине. Фото из архива Галины Зыковой

После этого начались мытарства. «Клексана» в аптеках не оказалось. Ни в одной аптеке Петербурга найти искомый антикоагулянт Галине Зыковой и ее мужу не удалось. Пришлось искать по сайтам объявлений.

— 10 дней назад я нашла себе 10 уколов «Клексана», — рассказывает Галина Зыкова. — Я купила его в больнице — не скажу, в какой. И вчера мне удалось найти еще пачку «Клексана». Его я купила с рук. Пачка закрыта, срок годности нормальный. Откуда его взяла женщина, у которой я купила лекарство, я не знаю.

На ближайшие 10 дней у Галины Зыковой лекарства есть. А потом — уже нет. И она продолжает искать. В поисках женщина и ее муж находятся буквально каждый час.

— «Клексана» нет в Петербурге, нет в Новосибирске, в Дагестане, в Ростове, в Краснодаре, — перечисляет Галина Зыкова. — В Москве он несколько раз появлялся, но выкупить его мои знакомые не успевали — заканчивался сразу же.

Жизненно важное лекарство Галина ищет каждый день. Фото из архива Галины Зыковой

Дефицит породил мошенников. По словам Галины, несколько раз неизвестные люди предлагали отправить ей препарат из другого города, если она переведет предоплату за лекарство на банковскую карту. Назывались аптекой, но выставить счет отказывались.

Между тем, примерно год назад, в октябре 2019 года, Галина Зыкова потеряла старшего сына Максима. У него случился геморрагический инсульт — разрыв аневризмы на фоне врождённой патологии сосудов. Мальчику было 15 лет. Причем незадолго до случившегося его мучили головные боли, родители водили Максима по врачам, он даже провел некоторое время в больнице.

Его лечили от менингита. Потом выписался домой — здоров. А спустя пару дней умер. Утром 2 октября Максим проводил младшего брата в школу и сообщил матери по телефону, что хочет немного полежать.

«Днем мы ему звонили, чтобы забрал младшего брата с продленки. Телефон был выключен. Мы не переживали, думали, что сын спать лег, а телефон разрядился, — рассказывал «МК» в Питере отчим Максима, супруг Галины Зыковой. — А потом мне позвонил младший сын и сказал, что не может попасть домой. Я ему посоветовал звонить в домофон, но ему никто не открыл. Он ждал нас у подъезда. Выйдя из метро, жена пошла делать для младшего дубликат ключей, а я поспешил домой. В квартире он разулся, разделся и побежал в комнату в Максиму. И закричал. Я думал, может, это шутка такая… Зашел в комнату и увидел его… Он лежит, а вокруг рта пена засохшая».

Максима упорно лечили от менингита, он умер от инсульта на второй день после выписки из больницы. Фото из архива Галины Зыковой

Что пережили родители — не передать.

— Эксперт сказал, что впервые видит, чтобы у подростка из головы изымали две пригоршни крови, — со слезами рассказывала «МК» в Питере» Галина Зыкова. — И сказал, что дома у него не было шансов выжить.

Но именно смерть Максима подтолкнула Зыковых подумать о втором ребенке. Галина забеременела. И у нее случился инсульт.

Сейчас Галина очень боится не найти препарат и оставить второго, 10-летнего сына сиротой. И продолжает искать «Клексан» каждый день.

Если Галина не найдет лекарство, ее 10-летний сын, уже потерявший брата, может остаться и без мамы. Фото из архива Галины Зыковой

— В одну аптеку не дозвонилась и поехала, — рассказывает о поисках Галина Зыкова. — Аптекарь сказал, что есть пачка в резерве для анестезиолога из больницы.

По словам Галины Зыковой, это уже вторая аптека, где препарат оставляют в резерве для врачей. Очевидно, они тоже в постоянных поисках.

К слову, дефицит «Клексана» возник не сегодня. Уже месяц назад люди сообщали о том, что препарата не достать. Не найти и аналогов.

Месяц назад директор по корпоративным связям компании «Санофи» в евразийском регионе (эта компания выпускает «Клексан») Юрий Мочалин сообщал РБК, что дефицит препарата в аптеках связан с сильно возросшим во время пандемии коронавируса спросом.

Другой причиной, по которой «Клексан» исчез из аптек, называют проблемы с маркировкой препарата. По крайней мере, примерно три недели назад чиновники уверяли, что запасы препарата есть на складах. А фармацевты в личных беседах объясняли пациентам, что из-за отсутствия маркировки не могут пробить и продать лекарство. Судя по всему, ситуация не улучшилась.

Менее недели назад губернатор Петербурга Александр Беглов пообещал, что лекарств хватит всем горожанам. Пока это очевидно не так.

Куда же девался «Клексан» и появится ли он в аптеках, или петербуржцам придется закупать его за границей, мы будем выяснять и обязательно напишем о результатах расследования в ближайших номерах.

Опубликован в газете "Московский комсомолец" №49 от 2 декабря 2020

Заголовок в газете: В ПОИСКАХ СПАСЕНИЯ