«Я мог бы родиться здоровым»

13.12.2019 в 17:55, просмотров: 1406

Гуманное определение «Лица с ограниченными возможностями здоровья» звучит ненамного лучше, чем мрачное советское слово «инвалиды». Термин «люди с особенностями» тоже не назовешь удачным. Однако обида на предвзятость со стороны окружающих — это наиболее простая проблема в жизни наших собеседников.

«Я мог бы родиться здоровым»
Инвалиды просят не жалости, а понимания. Фото: habinfo.ru

«Мне трудно понять, как ко мне относятся люди, — говорит 25-летний Виталий (здесь и далее имена изменены. — Ред.). — А главное, почему они так ко мне относятся. Я знаю, что мог бы родиться здоровым, просто не повезло».

РАБОТАТЬ ЗА ПЯТЕРЫХ

У Виталия — 1 группа инвалидности из-за последствий ДЦП. В свою очередь, как теперь уже понятно, ДЦП — результат родовой травмы, а точнее, неудачного родовспоможения. Виталий живет в неполной семье (с матерью). О трудоустройстве речь не идет. Однако он по-прежнему мечтает быть полезным и начать зарабатывать свои деньги.

«Я вижу других ребят с ДЦП, кому-то приходится даже тяжелее, чем мне. Иногда нам удается организовать встречи. Мы общаемся и делимся мыслями. Я заметил, что примерно половина моих знакомых уже смирились со своим положением молодых пенсионеров. Я пока не могу».

Так как профессиональное обучение для него недоступно, Виталий (как и многие) пытается найти себе применение в интернете. Несколько раз у него почти получилось: с помощью знакомых он находил работу в SMM (маркетинг в социальных сетях). За мизерную плату писал комментарии на публичных страницах во «ВКонтакте». Подробности он рассказывает неохотно.

«Это не была политика, — говорит он. — Просто, как я понял, коммерция. Меня попросили нагонять негатив про одну строительную фирму. Якобы на их объектах применяются некачественные материалы, и потом в домах все течет, все гниет… Вот так мы и работали. Я говорю «мы» — потому что у меня было пять псевдонимов. Мне было неловко, когда мне начали отвечать настоящие жители этих домов. Я даже их разозлил».

На вопрос — кто его просил это делать? — Виталий не отвечает. К сожалению, такой способ заработка довольно распространен в среде инвалидов. И это еще наименее криминальная работа. Приходилось слышать и о вербовке людей «с ограниченными возможностями» на должности операторов по продажам разных запрещенных веществ в даркнете.

 

По данным петербургского Центра занятости, на начало декабря 2019 года работодателями было заявлено 4187 вакансий по квоте для людей с инвалидностью, при этом средняя официальная зарплата составляет 30 414 рублей. Больше всего рабочих мест предложено для специалистов различных направлений и категорий (495 вакансий), инженеров-программистов и программистов (389 вакансий), инженеров, в том числе проектировщиков, инженеров по качеству (353 вакансий). По 200 вакансий открыто по профессиям продавца и кассира, а для работников склада, подсобных рабочих и кондукторов — по 100 вакансий соответственно. Как правило, работодатели отдают предпочтение кандидатам с высшим и средним профессиональным образованием — такие требования у 60 % вакансий по квоте для инвалидов, 20,5 % вакансий — с необходимостью среднего общего образования.

 

МНОГИЕ ПРИВЫКАЮТ

«Нам не нужно жалости, нам нужно понимание, — говорит Кристина (30 лет, 2 группа инвалидности по зрению). — Автоавария может случиться с каждым. Дистрофия сетчатки тоже. И если такое случится, ваша жизнь разделится на «до» и «после». Раньше вы на что-то надеялись, строили карьеру. Теперь это рухнуло. Вы выпали из обоймы. Вас не воспринимают всерьез. Если у вас нет поддержки со стороны семьи, вы не сможете рассчитывать даже на выполнение минимальных жизненных потребностей. Попробуйте-ка с таким диагнозом, как у меня, взять кредит на мебель или на стиральную машину. И то верно: зачем вам новая мебель, если вы ее не видите? Мало того. Вы никогда не сможете оплатить обу­чение ваших детей в наших замечательных вузах. Для абитуриентов-инвалидов, возможно, и существуют послабления и льготы, но на их нетрудоспособных родителей никто скидку делать не будет. По факту инвалидность — это приговор сразу нескольким поколениям.

Я думаю, все было бы иначе, если инвалиды по зрению имели более высокое гарантированное пособие по инвалидности — ведь их нетрудоспособность, к сожалению, очевидна. Но нет, платят им фактически на общих основаниях. И с официальным трудоустройством у них все даже хуже, чем у остальных категорий инвалидов. Да и с неофициальным тоже. Работа по линии Общества слепых — вот, вероятно, и все, что остается для таких, как я. Спасибо и на том. И все же я не знаю, смогу ли я когда-нибудь к этому привыкнуть».

Многие привыкли. Обратная сторона инвалидности в России — это как раз привычная апатия, движение по линии «наименьшего сопротивления». Многие инвалиды (особенно инвалиды детства) откровенно не спешат ни учиться, ни работать. Некоторые работают, но так, что лучше бы они оставались дома. Это видит и работодатель — и старается, как может, отделаться от инвалидов, даже направленных к нему по специальным квотам (о чем мы также рассказываем).

Разработан металлообрабатывающий станок для людей с ограниченными возможностями. Фото: stan-company.ru

«В работе с инвалидами нужно придерживаться двух правил, — признает Михаил, представитель фонда социальных программ. — Правило номер один: быть гуманным, а не играть в гуманизм. Эффективность сотрудников с инвалидностью может быть крайне невысокой. То есть ты можешь возиться с ними, вкладываться в обучение, разрешать приходить позже и уходить раньше, давать незапланированные отгулы по требованию, делать скидку на заболевание, но лучше этот человек работать не станет. Более того, ни в коем случае нельзя рассчитывать, что в самый ответственный момент этот человек не пропадет. Чувство ответственности, к сожалению, у них хромает. Так было очень много раз, и как только ты начнешь требовать результат с инвалида как с полноценного работника — ты становишься его врагом.

Вот два недавних случая. Игорь был принят на должность верстальщика. Работал как мог, потом стал пропадать. К телефону не подходил. Спустя некоторое время, после того, как все же удалось дозвониться, уверял, что у него от меня звонков нет, а не приходил он потому, что я ему не звонил. Выпадал из реальности (последний раз на три месяца). Я случайно встретился с ним в автобусе: оказывается, он ехал на работу, чтобы забрать трудовую.

Другая история: художница Майя (инвалидность в силу ментальных расстройств) очень просилась на работу после стажировки. Сердце дрогнуло, взял на роспись по ткани. Из 30 холщовых сумок в брак ушло около половины. За две недели ни разу не смогла прийти вовремя на работу. Через две недели сломала ногу, прогуливаясь по улице в ожидании рабочего дня, потому что пришла раньше. Месяц лежит в больнице и ругает меня в мессенджере.

Так что не обольщайтесь, делите КПД на пять и будьте счастливы. Правило номер два — не поручайте инвалидам творческую работу. Лучше всего определенные операции в рамках производственного цикла. Простые и понятные».

Итак, ситуация с работой для инвалидов продолжает быть напряженной, но однобокий подход к решению этих проблем только вредит делу. Очевидно, в ряде случаев было бы честнее вообще не имитировать бурную деятельность по трудоустройству тех, кто работать не может, а просто повысить им пенсии. Но это вызовет новые вопросы, теперь уже от условно здоровых. Концепция социального государства в России практически отсутствует, и даже ряд успешных локальных инициатив (как у нас в Петербурге) помочь делу пока не может.

 

ПОМОЩЬ ИЗ ЦЕНТРА

По данным ПФР, в Санкт-Петербурге проживает 94 342 инвалида трудоспособного возраста, из них 37,1 % работает. Это самый высокий уровень трудоустройства в России, при среднем показателе в Российской Федерации — 25 %. По статистике ЦЗН, 70 % организаций Санкт-Петербурга уже исполняют законодательство о квотировании рабочих мест для трудоустройства инвалидов, организуя рабочие места в штате или с помощью альтернативных способов.

Повышать вовлеченность людей с инвалидностью в трудовую деятельность помогают программы стажировок и социальной занятости инвалидов трудоспособного возраста, финансируемые из бюджета Санкт-Петербурга. В 2019 году в программе стажировок для выпускников учебных заведений приняли участие 147 человек, они получили практические навыки под руководством наставников. Люди с тяжелыми формами инвалидности выполняют простую работу в защищенных мастерских при сопровождении инструкторов по труду в рамках программы социальной занятости. Так, 217 инвалидов 1 и 2 групп работали в столярных, швейных и сувенирных мастерских и в оранжереях.

Как правило, после окончания срочного договора Центр занятости населения помогает участникам проекта составить резюме, портфолио и оказывает помощь в поиске постоянной работы, соответствующей полученным навыкам.

Проект реализован на средства гранта Санкт-Петербурга