Врио директора Института цитологии поделил сотрудников на "красных" и "зеленых"

Что случается, если начать делить ученых по цветам

24.04.2019 в 13:22, просмотров: 11730

Задумывались ли вы когда-нибудь о том, что может случиться, если разогнать всех ученых и искоренить науку из нашей жизни? Судя по всему, подобный эксперимент в рамках одного научного заведения решил поставить Алексей Николаевич Томилин, российский биолог, член-корреспондент РАН, который временно исполняет обязанности директора Института цитологии Российской академии наук, подведомственного Министерству науки и высшего образования РФ.

Врио директора Института цитологии поделил сотрудников на
Эксперты отделения биологических наук РАН на отчетной конференции 15 апреля в ИНЦ РАН.

ЛИХА БЕДА НАЧАЛО

Еще совсем недавно институт успешно выполнял государственное задание, осуществлял многочисленные научные проекты и отрабатывал гранты, то есть ученые прекрасно справлялись со своими задачами. Лишнее доказательство тому — перевыполнение планов по повышению зарплат бюджетникам, в том числе научным сотрудникам, установленных на 2018 год майскими указами президента. Однако неожиданно всё изменилось, и существует опасность, что уже к концу этого лета в институте может остаться менее половины нынешнего состава научного коллектива — со всеми вытекающими последствиями для выполнения плановых работ.

Алексей Томилин на должность врио директора был назначен приказом Министерства науки и высшего образования РФ от 1 октября 2018 года. Однако никого из Минобрнауки, похоже, не беспокоило, что у нового руководителя отсутствуют как опыт работы руководителем, так и авторитет в коллективе. До этого, на выборах директора в мае 2017 года, Томилин набрал лишь 12% голосов от всего списочного состава сотрудников института, а весной 2018 года он не был рекомендован на должность директора ученым советом института. Несмотря на это, осенью 2018 года его — человека, крайне далекого от проблем управления крупным научным учреждением и, судя по всему, не стремившегося постичь эту премудрость, — все-таки назначают на должность врио директора ИНЦ РАН. Каким образом именно этот человек получил столь ответственную должность — остается загадкой для коллектива.

Сразу после возложения временного исполнения обязанностей директора института на Алексея Томилина, он решил переизбрать ученый совет, хотя этого и не требовалось от врио директора согласно Уставу института. Но Томилин настоял на своем. Судя по всему, его целью было введение в состав ученого совета ряда лиц из числа своих приверженцев, способствовавших его назначению на эту временную должность — весьма нередкая ситуация после обретения человеком власти.

Но это были лишь «цветочки», которые вскоре переросли в такие «ягодки», как неожиданное увольнение главного бухгалтера — человека с безупречным послужным списком, посвятившего работе в институте 20 лет. Именно это увольнение, совпавшее с внезапной кончиной от инсульта заместителя главного бухгалтера, вкупе с увольнением заместителя директора по хозяйственной части практически полностью парализовали организационно-хозяйственную деятельность института: закупку нового оборудования, реактивов, обеспечение поездок сотрудников в командировки с докладами на конгрессы, оплату издания научных публикаций в журналах и т.п.

Еще одно «достижение» Томилина — это беспрецедентный разгром аспирантуры в институте и выселение всей документации этого важнейшего блока научно-организационной работы из лицензированного и отремонтированного помещения, оборудованного специальной защитой для сохранения личных данных. Эти действия повергли в шок институтскую молодежь — как они теперь будут сдавать аспирантские экзамены и защищать свои диссертации? И скорее всего, в предстоящем году новых аспирантов в институте действительно может уже и не быть.

РАЗДЕЛЯЙ И ВЛАСТВУЙ

Теперь уже всем в институте и даже за его пределами стало ясно, что новый руководитель даже примерно не понимает, как с доверенной ему властью следует обращаться. Например, Алексей Томилин решил применить аналитический подход (он ведь ученый!) и разделил заведующих лабораториями на «красных» и «зеленых». Красные — это те, кто почему-то не поддерживают его, а зеленые (которых оказалось меньшинство) — наоборот, за его новую команду. Данное волюнтаристское разделение коллег на «своих» и «чужих» по итогам перевыборов ученого совета он обнародовал в своем докладе на общем собрании сотрудников ИНЦ РАН 24.12.2018 г., вызвав тем самым еще более неоднозначное к себе отношение.

Фрагменты таблиц А. Н. Томилина c разделением научного коллектива на «красных» и «зеленых»

Неудивительно, что результаты тайного голосования по выборам членов ученого совета ему не понравились, ведь устраивающие его кандидаты избраны не были. Поэтому он объявил состоявшиеся выборы «неправильными», не подписал положение об ученом совете и фактически отказался от какого-либо взаимодействия с ученым советом, а заодно и профкомом института.

Далее, не представляя, как же все-таки выполнить майские указы президента, он решил поступить «наипростейшим» способом: в своем выступлении на отчетной конференции ИНЦ РАН, прошедшей 15 апреля 2019 г., в присутствии экспертов РАН, объявил публично о своем намерении провести массовое сокращение — на 60 штатных единиц, уволив, таким образом, приблизительно 90 человек, и планируя начать, конечно же, с сотрудников «чужих» (то есть «красных») лабораторий. Похоже, ему и в голову не пришло, что все эти люди выполняют плановые задания, и без них эти работы будут сорваны — а значит, ему, Томилину, потом нечем будет отчитываться за работу института под его же «руководством». Проще говоря, он начал бездумно рубить сук, на котором восседает, плохо понимая, видимо, что делает это во вред самому себе, не говоря уже о возглавляемой им организации.

Естественно, на протяжении последних месяцев о рабочей, творческой атмосфере во всем институте не может идти и речи. Большая часть трудового коллектива приходит на работу уже не для того, чтобы работать — создавать новые научные теории, экспериментировать, анализировать полученные результаты, писать статьи и книги, а вместо этого пребывает в тревожном напряжении, опасаясь неожиданно получить очередной ужесточающий приказ врио директора или безапелляционный отказ в удовлетворении своего рабочего запроса. А если, не дай бог, кто-то решится оспорить решение начальства — добро пожаловать в очередь на увольнение!

Но и это еще не всё. Абсурд, но сотрудникам института фактически запрещено обсуждать с врио директора принятые им решения, а любые попытки лично поинтересоваться причинами того или иного решения или отказа удовлетворить законные просьбы сотрудников (например, о кратковременном отпуске за свой счет и т.п.) пресекаются угрозами применения дисциплинарных взысканий. Призвать к здравому смыслу или как-то договориться с врио не получается. Что же это за руководитель, создавший столько проблем для своих подчиненных и не желающий наладить контакт с коллективом на протяжении полугода? Между тем, сотрудники института говорят, что трудно было бы ожидать иного результата от действий столь «закрытого» от коллег человека, а в созданной им атмосфере стало просто невыносимо работать. И самое прискорбное обстоятельство в сложившейся ситуации состоит в том, что ответственным за нее является член-корреспондент Российской академии наук.

НАУКА ПОД ВОПРОСОМ

Учитывая все вышесказанное, неудивительно, что ученые бьют тревогу и просят Минобрнауки безотлагательно объявить выборы полноправного руководителя, пока нынешний врио директора еще не успел полностью развалить институт и окончательно загубить перспективы развития науки о биологии клетки в Санкт-Петербурге.

После целого ряда коллективных писем-обращений в Министерство науки и высшего образования отделение биологических наук РАН прислало в институт группу своих экспертов для участия в уже упомянутой отчетной научной конференции 15 апреля 2019 года, в ходе которой ученые, помимо презентации собственных достижений, пытались высказаться также по поводу необоснованных и часто неправомерных действий существующей администрации, фактически разрушающих научно-исследовательский процесс. Их обеспокоенность происходящим невозможно было не заметить, однако присланные эксперты, к сожалению, очень неохотно воспринимали данную информацию. Так, например, несмотря на то, что научный руководитель института академик Н. Н. Никольский предлагал обсудить на конференции ситуацию в институте в целом (как это и было рекомендовано академическим руководством), его предложение было отвергнуто экспертной группой.

Корреспондент нашей газеты попытался получить разъяснение происходящего в институте, что назы­вается из первых рук, и узнать у врио директора его личное видение проблемы, но Алексей Томилин отказался давать комментарии относительно как своих действий, так и высказываний коллег. И это вполне ожидаемо. Что может ответить человек, который вместо того, чтобы в соответствии со своими должностными обязанностями активно и продуманно способствовать развитию науки, улучшать инфраструктуру и создавать благоприятные условия для творческого научного процесса во вверенном ему учреждении, напротив, занят целенаправленной деятельностью по развалу успешного научного коллектива?

Вероятно, таким «реформаторам» все-таки не стоит давать власть, тем более, над целыми научными институтами: их действия на руководящем посту бывают непредсказуемы, разрушительны и поэтому опасны как для людей, так и для науки.