Что искала полиция у активистов после несогласованных акций

Петербуржцы, к которым пришли сотрудники правоохранительных органов, рассказали о том, как у них проводили обыски

В последних числах января в Петербурге прошли две несогласованные с властями акции протеста. После нее еще одни выходные силовики по непонятной (и до сих пор неизвестной) причине перекрыли центр Северной столицы. А 6 февраля у ряда активистов прошли обыски. Что и как искали силовики, мы спросили у некоторых пострадавших от этих действий горожан.

Петербуржцы, к которым пришли сотрудники правоохранительных органов, рассказали о том, как у них проводили обыски
Во время обыска Марине Паркиной стало плохо, ее увезли в роддом. Фото: vk.com / Петербургский гражданин

ОШИБОЧКА ВЫШЛА

По официальным данным ГУ МВД по Петербургу и Ленобласти, 30 обысков прошли в рамках расследования уголовного дела о перекрытии дорог 23 января (дата проведения первой несогласованной акции). У оппозиционеров и активистов искали документы и доказательства, которые можно было бы приобщить к расследованию.

Логичные основания для проведения обысков, честно скажем, были не всегда. Так, как уже писало наше издание, с обыском пришли к историку и журналисту Дмитрию Жвании, который на несогласованную акцию протеста не ходил и неоднократно заявлял, что не поддерживает идеи, за которые сейчас выходят люди.

— Я задаюсь вопросом: что это вообще было? Несмотря на то, что я глубоко убеждён в необходимости для нашей страны глубоких социальных и политических реформ, я забыл, когда в последний раз был на каком-либо митинге, — рассказал нам Дмитрий Жвания.

Поскольку Жвании дома не было (в квартире присутствовали только его жена и сын), обыск сам по себе свернулся. Тем более что глава семьи уехал за город вместе со своим ноутбуком, то есть искать толком было нечего.

Незваные визитеры приходили и к другим не участвовавшим в акциях протеста людям. Так, как сообщает телеграм-канал «Ротонда», силовики навестили активиста Артема Уйманена. Супруга Артема Уйманена сообщила «Ротонде», что ни она, ни ее супруг не выходили на улицу 23 января.

ОБЫСК ЗАКОНЧИЛСЯ БОЛЬНИЦЕЙ

К экоактивистке Марине Паркиной силовики пришли 6 февраля 2021 года примерно в семь часов утра. Женщина, по ее словам, сначала не сообразила, что за грохот и почему стучат в дверь. Надо отметить, что Марина Паркина — мать троих детей, младшему из которых три года. Кроме того, женщина беременна.

23 января она, по ее словам, в акции протеста не участвовала. Но находилась там около получаса «по работе» — как автор паблика во «ВКонтакте».

— Я стояла с ними в парадной, босая, я едва успела натянуть на себя первое попавшееся платье, потому что, когда я услышала, что дочка кому-то открывает дверь, я вообще ничего не успела надеть, сразу побежала. Там стояли четыре человека. Я просила пришедших представиться, но назвала свое имя только женщина-следователь, — рассказала «МК» в Питере» Марина Паркина. — Я долго вчитывалась в постановление, потому что в семь утра, когда они пришли, я еще спала. И в итоге постановление у меня забрали, я не поставила на нем свою подпись. Я просила адвоката, но мне ответили: об адвокате поговорим, когда начнем обыск. И вообще почти на все мои вопросы отвечали: «Тайна следствия».

Примерно через час после того, как они пришли, мне стало плохо, сильно заболел живот, и мне вызвали скорую. Меня увезли в больницу».

В стационаре Марине Паркиной пришлось пробыть несколько дней.

ОЧЕНЬ ОПАСНЫЕ НОСКИ

Посетили и члена совета «Открытой России» в Санкт-Петербурге Павла Чуп­рунова.

«Он ублюдок конченый, один из организаторов, все вот эти нюансы знает...» Это эшник про меня у домофона», — написал позже Павел Чупрунов на своей странице в социальной сети Facebook.

Разговоры силовиков, которые пришли к Павлу Чупрунову, попали на видеокамеру. Фото: Скриншот видео: Facebook / Павел Чуп­рунов

Но в 7 утра Павла Чупрунова дома не оказалось. Он уточнил, что, судя по разговору у домофона, его намеревались арестовать и отвезти в отделение полиции. Ордер на обыск родным Чупрунова, по его словам, не показали.

«Изъяли все телефоны, ноутбуки, книги, плакаты, визитки от «Сыграем в Россию без Путинa?», нагрудные значки и силиконовые браслеты «Россия без Путинa», символику «Открытой России», письма и документы по «Узник онлайн», носки с надписью «Русский значит либерал», документы по выборам и судам за 2019-2020 гг., атрибутику для турниров по игре «Россия без Путинa» и прочие документы. Даже охотничий нож забрали. Перед уходом полицейский, наверное, тот самый, кто назвал меня «конченым ублюдком», сфотографировал домофон и камеру над дверью», — написал Павел Чупрунов на своей странице в социальной сети Facebook.

ОБЫСК С НЕРАЗГЛАШЕНИЕМ

К тем, кто не открыл дверь, судя по рассказам людей, силовики врывались силой. Так, чтобы войти в дом к Светлане Уткиной, правоохранительные органы распилили дверь.

«Недавно у меня прошел обыск. Вынесли два огромных мешка со всем электронным, что было в доме. Забрали даже мр3-плеер, который мы давно потеряли в закоулках домашних мелочей. Вытащили все мои плакаты про парк, пешеходный переход и пенсионную реформу, свалили в одну пеструю позитивную кучу и грубо засунули в мешок. Еще и мешок у меня хотели взять. Это недавно такая же история была, когда заключенные толкали свой заглохший автозак, их туда затолкали и везли в кутузку. Короче, мешок я не дала. Во время обыска они наступили на мою собаку, она описалась, потому что не дали ее вывести погулять. Чуть не потеряли кота, который в ужасе не знал, куда от них деться. Потом еще два дня животные прятались и постоянно спали, не могли отойти от стресса, — написала Светлана Уткина на своей странице в социальной сети Facebok. — Итак, пришли в 6 утра, разворотили всю квартиру, пригласили МЧС, распилили дверь, забрали всё ценное, Почему, спросите вы? Меня обвиняют в том, что я мешала проехать грузовой машине марки мерседес на митинге 23 января. Такая мелкая деталь как то, что я с 22 января отбывала 10 суток в спецприемнике, их не заинтересовала. Что украли: всю технику, компьютер мужа — источник дохода нашей семьи, все плакаты и материалы по митингам, письмо Олега Навального, которое он мне написал в 2017 году. При этом, я свидетель по этому делу. Потом уже на допросе они требовали, чтобы я подписала бумажку о неразглашении того, как проходил обыск! Нормально?! Я ее, конечно, не подписала».

КУДА ПОДАТЬ ЖАЛОБУ

Приходили и к правозащитнику Динару Идрисову. Правда, попасть к нему в квартиру полицейским не удалось. На своей странице в социальной сети Facebook правозащитник назвал происходившее репрессиями.

К правозащитнику Динару Идрисову тоже приходили с обысками. Фото: Facebook / Динар Идрисов

«В субботу 6 февраля 2021 года в начале 8 утра моя семья, сын 9 лет, дочь 19 лет, жена и я проснулись от бесконечных звонков во входную дверь квартиры, которую мы снимаем в Невском районе Санкт-Петербурга. Звонили в дверь около получаса. За дверью было пятеро, двое мужчин в штатском (следователь и оперуполномоченный уголовного розыска или ЦПЭ), мужчина в полицейской форме (возможно, УУП), женщина в полицейской форме (возможно, инспектор ОДН) и двое «космонавтов» из Росгвардии. Перед походом к нам они зашли к диспетчеру ТСЖ, напугали ее тем, что у нас в квартире торгуют наркотиками, взяли телефон председателя ТСЖ и собственника квартиры. Как они зашли в подъезд, не знаю, наверное, имеют универсальные ключи. Дверь ломать не стали и вскоре ушли, выставив «наружку» у двух выходов из двора. Также опросили охранника относительно положения моего автомобиля, возможно, смотрели видеокамеры на предмет того, дома я или нет.

Не то, чтобы я готов к таким незваным визитам, но эвакуация заняла совсем не много времени. В тот момент, когда они стояли у дверей, я уже знал, что в городе идут обыски, вскоре многие прочли про 30 адресов гражданских активистов, среди которых был один адрес правозащитника, мой. Семья, конечно, была напугана приходом полиции и планами обыска, а также разговорами про поиск наркотиков. Ничего запрещенного в квартире нет, но... все понимают. Опять же перспектива изъятия рабочей техники, моей, жены, дочери, сына, совсем не вдохновляет. Мы все работаем с информацией, ее много, лишиться ее крайне угрожающе. Я работаю по многим делам, есть чужая информация, законная, но конфиденциальная», — написал на своей странице Динар Идрисов.

Правозащитник также дал советы людям, пострадавшим от незаконных обысков.

«Все, у кого провели обыск и изъяли электронные носители информации (компьютеры, ноутбуки, смартфоны, диски, флэшки) без участия специалиста, не рассмотрели или отказали в ходатайстве о копировании с них информации при производстве следственных действий, что прямо предусмотрено ст. 164.1 УПК РФ, подавать жалобу по 124 УПК РФ в прокуратуру или 125 УПК РФ в суд. Также можно подать соответствующее ходатайство на имя следователя через следственный орган, опять же обжаловать отказ от рассмотрения или удовлетворения», — посоветовал он.

Опубликован в газете "Московский комсомолец" №0 от 30 ноября -0001

Заголовок в газете: «Я стояла в парадной босая»