Петербург стал лидером по числу жителей, желающих стать банкротами

За 2020 год в Петербурге обанкротилось 7267 человек, но, как говорят эксперты, ни одному не удалось сделать это по упрощенной схеме

За 2020 год в Петербурге обанкротилось 7267 человек, то есть — физических лиц (источник — Единый федеральный реестр сведений о банкротстве, ЕФРСБ). Были признаны банкротами и была введена реализация имущества в отношении 5457 человек. При этом для 1810 человек была введена процедура реструктуризации долгов. Суды при этом утверждали реструктуризацию долгов всего 14 раз. Для 13 человек процедура закончилась неудачно: от финансовых обязательств им освободиться не удалось.

За 2020 год в Петербурге обанкротилось 7267 человек, но, как говорят эксперты, ни одному не удалось сделать это по упрощенной схеме
«Упрощенное банкротство» в Петербурге востребовано, но не работает. Фото: canva.com

Из 530 заявлений о личном банкротстве, поданных по новому регламенту напрямую в МФЦ, только 20 были приняты в работу. Сэкономить на юристах мало кому удалось: к концу 2020 года ни одна «упрощенная» процедура так и не была завершена.

Теперь (ради чистого интереса) сравним эти цифры с прошлогодними. В обзоре «МК» в Питере», вышедшем ровно год назад, мы писали, ссылаясь на данные того же ЕФРСБ, что за 2019 год процедуру личного банкротства прошло чуть более 4 тысяч жителей Петербурга — физлиц и ИП (точнее — 4175). Из них была введена реализация имущества в отношении 2825 человек, реструктуризация долгов — еще для 1350 человек.

Для сравнения: в 2018 году в Северной столице ввели процедуру реализации имущества в отношении 2179 человек. По числу личных банкротств Петербург уютно расположился в списке вслед за Москвой, Московской областью, Башкортостаном и Самарской областью. Окружившая нас Ленобласть — тоже где-то рядом.

Так бы дело и шло, и пар из «кредитного пузыря» удавалось бы потихоньку спускать, но в 2020 году случилась пандемия, которая смешала все карты. И вот (повторимся) 2020 год дал Петербургу 7267 новых банкротов. На 74% больше, чем по итогам 2019 года.

ПРОСТО, НО НЕПОНЯТНО

Такой значительный рост некоторые поспешили объяснить упрощением самой процедуры личного банкротства. Например, с 1 сентября 2020 года такие заявления стали принимать в МФЦ. Теоретически воспользоваться такой процедурой могут 2,9 млн россиян (это оценка Объе­диненного кредитного бюро). Напомним: это заемщики с обязательствами на сумму от 50 до 500 тыс. руб., просроченными более чем на 90 дней.

Между прочим, самый большой интерес к новой процедуре внесудебного банкротства был зафиксирован именно в Санкт-Петербурге: за четыре месяца в МФЦ обратились около 530 должников, почти на треть больше, чем в Москве (по данным проекта «Федресурс»). Ленинградская область тоже оказалась в пятерке регионов с наибольшим спросом на такую услугу. 

Тем не менее, из 530 заявлений в Петербурге только 20 были приняты в работу. Завершенных процедур — пока ноль из двадцати. В целом по стране все тоже непросто: по данным того же «Федресурса», в первый месяц действия нового механизма добиться запуска процедуры банкротства смогли чуть больше 20% желающих, а в декабре доля удовлетворенных заявок достигла 41,4%. За четыре месяца МФЦ одобрили 1,8 тысячи обращений, а 4,6 тысячи «завернули» обратно.

Почему так вышло? Прежде всего, «упрощенная» услуга оказалась для большинства должников непонятной. Во-вторых, чтобы воспользоваться «упрощенным» форматом, необходимо не только отсутствие имущества у должника, но и законченное исполнительное производство — чаще всего уже начатое, но «зависшее».

«Высокая доля возвратов обусловлена не сложностью или несовершенством процедуры внесудебного банкротства, а тем, что в МФЦ обращается много граждан, которые не соответствуют критериям процедуры», — сказал коллегам из РБК заместитель министра экономического развития РФ Илья Торосов.

При этом доля «возвратов» заявлений плавно снижается, пояснил он.

«Граждане все больше разбираются в требованиях к должникам, в том числе благодаря разъяснительной работе МФЦ», — дополняет руководитель проекта «Федресурс» Алексей Юхнин.

Кстати, он оценивает будущее новой процедуры вполне оптимистично: по его словам, в 2021 году доля реально запущенных процедур к количеству поданных заявлений может составить уже не 20 к 530, как это происходит на сегодня в Петербурге, а примерно 60–70 %.

ПУЗЫРЬ НЕ СДУЕТСЯ

Общий оптимизм несколько портят детали. Эксперты в один голос заявляют: в 2020 году появился новый тип банкротов, у которых до кризиса была отличная кредитная история, стабильный доход, а кредитная нагрузка была небольшой. Понятно, что среди них многие работали в индустрии или общепите, значительный процент составили неудачливые ИП.

При этом год назад мы упомянули еще одну важную вещь: тех, кто очень хотел бы списать долги, но не может, в Петербурге в десятки раз больше, чем считает Единый федеральный реестр. А именно — сотни тысяч. Тогда мы опирались на рейтинг закредитованности жителей России от РИА «Новости».

Так вот: если верить ему, то в Петербурге объем задолженности перед банками в среднем на одного заемщика (а не на одного петербуржца, как поспешили написать многие коллеги) составлял в 2019 году 302,7 тысячи рублей. В то же время, по данным Центробанка, общая сумма «просроченных» долгов в нашем городе за предыдущие три года не опускается ниже 40 млрд рублей. Путем довольно поверхностных вычислений мы насчитали 132 тысячи потенциальных банкротов. И это — по итогам 2019 года, еще без пандемии. А что же сейчас?

Вот этот-то кредитный пузырь и лопнет. Это неизбежно произойдет, так как никаких предпосылок к улучшению ситуации нет.

Не надо забывать, что списанные долги — это деньги, принудительно вынутые из финансовой системы (какой бы перекошенной и несправедливой она ни была). Долго ли эта система сможет оставаться в равновесии? Думается, до осенних парламентских выборов — точно. Будем считать это хорошим прогнозом на наступивший год.

МНЕНИЕ ЭКСПЕРТА

Генеральный директор «Юридического бюро № 1» (Санкт-Петербург) Юлия КОМБАРОВА:

— Уровень жизни у людей неуклонно падает, цены растут, ряд отраслей прекратили работу или серьезно снизили объемы. Неудивительно, что число банкротов физлиц в Петербурге стремительно растет — за девять месяцев 2020 года их число выросло на 94 % по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. А в первом квартале этого года, до начала эпидемии, рост составил 53 %. Полагаем, что в этом году будет двукратный рост, а в следующем еще плюс 40 %, с учетом текущей аналитики.

Раньше большую часть наших клиентов составляли люди с низкой платежной дисциплиной и с легкомысленным отношением к личным финансам. Сейчас банкротство стало актуально и для граждан, у которых до кризиса был стабильный доход, а кредитная нагрузка была небольшой. Это люди, работающие в системе туризма, гостиничном комплексе, общепите, а также некрупные ИП. В связи с неожиданной потерей заработка они больше не могут обслуживать кредиты.

В сентябре власти ввели внесудебное банкротство физлиц, которое пока оказалось нерабочим инструментом. В Петербурге удовлетворяется всего несколько процентов поданных заявлений. Особенность законопроекта в том, что для того, чтобы им воспользоваться, необходимо не только отсутствие имущества у должника, но и законченное исполнительное производство. Но мы видим, что исполнительное производство в отношении должников «зависает» и годами не прекращается. Поэтому должники не могут воспользоваться данной процедурой. В 2021 году ситуация должна улучшиться, так как должники будут просить приставов закрывать исполнительное производство.

Но число банкротов будет только нарастать. Возможна ситуация роста банкротств ипотечных заемщиков, так как люди сейчас массово набирают эти кредиты из-за низкой процентной ставки. Не все смогут их обслуживать в долгосрочной перспективе.

Вице-президент Ассоциации юристов и юридических компаний по регистрации, ликвидации, банкротству и судебному представительству Владимир КУЗНЕЦОВ:

— Текущий рост банкротств как физических, так и юридических лиц, конечно, ничего хорошего экономике не даст. Сейчас активно обсуждаются изменения в закон о банкротстве. Если мнение профессионального сообщества будет услышано, процедура банкротства наконец-то изменит свою направленность с «ликвидационной» на «восстановительную». В таком случае большая часть банкротств станет заканчиваться не разрушением бизнеса и адекватного финансового положения физических лиц, а восстановлением платежеспособности. Для добросовестных заемщиков это будет существенным подспорьем.

Что касается «пузырей» — кредитных, микрофинансовых, иных, где под залог жилья выдают быстрые деньги под высокие проценты — то, если это законодательно не запретить, этот тренд будет сохраняться. Законодательство уже начало меняться. Однако по-прежнему банки выдают кредиты под залог недвижимости и при первых же просрочках уступают задолженность своим «дружественным организациям».

Поэтому рынок кредитования нуждается в грамотном регулировании, чтобы избежать умышленного введения в заблуждение и отъема активов у тех, кто нуждается в кредитах. Безусловно, нужно способствовать и повышению финансовой грамотности заемщиков.

Руководитель корпоративной практики CROWE CRS Ольга СНИЦЕРОВА:

— В связи с окончанием действия 7 января 2021 года моратория на возбуждение дел о банкротстве по заявлению кредиторов в отношении компаний-должников, включенных в «мораторные списки», можно ожидать увеличения процедур банкротства в текущем году. Сама по себе «волна банкротств» будет обусловлена, в том числе, некоторым отложенным эффектом, связанным с мораторием.

Можно прогнозировать увеличение числа банкротств компаний, попавших под мораторий, в том числе в таких сферах, как гостиничный бизнес, общественное питание, транспортная деятельность, организация досуга и развлечений, розничная торговля.

Произойдет естественное реформирование отраслей, наиболее пострадавших от введения ограничений, связанных с предотвращением распространения коронавирусной инфекции.

Уже сейчас можно наблюдать закрытие заведений сферы туризма, общественного питания, гостиничного бизнеса, а также сферы организации досуга и развлечений, которые работали на условиях аренды.

При этом не всегда на место ушедших арендаторов приходят новые, что можно связать с опасениями малого и среднего бизнеса по вопросу введения новых ограничений.

Кстати: по статистике «Федресурса», в 2019 году по результатам конкурсного производства кредиторы не получили ничего в 68 % процедур, а доля удовлетворенных требований составила 4,7%. С учетом специфики деятельности компаний из наиболее пострадавших отраслей можно предположить, что процент удовлетворения требований кредиторов будет еще меньше, чем в 2019 году, либо требования кредиторов не будут удовлетворены вовсе.

Опубликован в газете "Московский комсомолец" №4 от 20 января 2021

Заголовок в газете: Банкротство: всё непросто