Экономику Санкт-Петербурга тормозит коронавирус

«Окно в Европу» не закрыть антивирусной сеткой

06.03.2020 в 15:33, просмотров: 1314

Международные грузопотоки, пассажирский трафик, прямое соседство с двумя странами Евросоюза — все то, чем мы так гордимся в обычное время — сегодня кажется небезо­пасным. Зато любые ограничения внешнеэкономических связей моментально тянут вниз экономику Петербурга.

И в офисах, и в магазинах, и в театрах с музеями обсуждают коронавирус. Тревожно всем: кто-то теряет посетителей, кто-то — недополучает товар, кто-то отменяет деловые поездки. И все это — недополученные деньги, которые еще только предстоит подсчитать.

Экономику Санкт-Петербурга тормозит коронавирус
Китайская «зараза» может стать причиной дефицита. Фото: ritmeurasia.org

ГОРОД БЕЗ ОЧЕРЕДЕЙ

Первое, что бросилось в глаза петербуржцам — поредевшие ряды китайских туристов. Скучают по ним далеко не все, но ведь туристы — это прибыль. Пусть трудовые юани от приезжих и идут напрямую в Китай (а чаще даже его не покидают), но как минимум на билетах в музеи и на транспортных услугах город потерял весьма серьезно.

Подсчитаем то, что на поверхности: даже в низкий сезон, в одном лишь феврале Петербург недосчитался около 7 тысяч туристов (это оценка Комитета по туризму). Средняя стоимость тура в Россию на одного китайского туриста находится на уровне $500 (данные Ассоциации туроператоров). В среднем за поездку один китаец в Петербурге делает покупки на 24 тысячи рублей — и это не считая трат на еду и обязательный янтарь. (Только в одном универмаге ДЛТ доля покупателей из КНР составляет около 17%, причем там давно работают китайские платежные сервисы WeChat Pay и Alipay).

Остались без прибыли и гостиничные сети. По оценке компании Rusland SP, петербургские отели в связи со сложившейся ситуацией могут терять до 516 млн рублей ежемесячно. Добавим расходы на транспорт, «культуру» и сувениры — получим что-то вроде миллиарда рублей за один февраль, которых лишилась экономика города.

Хотя кое-что и приобрела. Как минимум, самоуважение. Горожанам снова стало доступно их общее культурное достояние — дворцы и музеи (при оптимистичном прогнозе, до мая).

Что касается туриндустрии, то она долго сидела на «китайской игле», и жаловаться теперь на убытки даже как-то неприлично. Тем более что с приходом высокого сезона толпы китайцев можно легко и в полном объеме заменить платежеспособными туристами со всего остального мира, которые только рады будут приехать в «город без очередей». Если Европа закроется тоже — останется необъятная Россия. Нужно просто заняться таким полузабытым делом, как маркетинг в сфере туризма.

КУЛЬТУРА СТРОГОГО РЕЖИМА

Серьезные проблемы возникли у тех китайцев, кто учится или работает в Петербурге. Тысячи студентов, успевших съездить на родину в новогодние каникулы, на места учебы не вернулись. В одном только педагогическом Университете им. Герцена таких «невозвращенцев» несколько сотен (а всего там учится около 2 тысяч молодых китайцев). Для тех, кто все же вернулся, в общежитии даже создали отдельный блок с явными элементами карантина. В СПбГУ и ряде других вузов для студентов из КНР продлили каникулы до начала апреля.

Отменялись и многие российско-китайские массовые мероприятия — например, форум «Торгово-экономическое сотрудничество: настоящее и будущее», а также концерт Китайского оркестра национального театра оперы и танцевальной драмы на сцене Мариинского театра. Александринский театр перенес репетиции совместной постановки «Евгения Онегина» с Пекинской оперой, намеченной на 2021 год. «Нет коронавирусу!» — такой лозунг провозгласил худрук Александринки Валерий Фокин, но, кажется, вирус его не послушал.

С другой стороны, и в Китае отменили премьеру кинокомедии «Затерянные в России», которая снималась в Петербурге.

Пострадали из-за коронавируса и культурные связи Петербурга с Европой. Крупнейшая ярмарка детских книг в Болонье (Италия) была перенесена на начало мая, а скорее всего, отменится и вовсе: представители детских издательств Петербурга жаловались «МК» в Питере», что билеты и бронирование отелей удалось компенсировать лишь частично. Книжный салон в Париже (20-23 марта) тоже был отменен из-за коронавируса.

КОНЕЦ ИМПОРТО­ЗАМЕЩЕНИЯ

Но не только культурные связи страдают из-за режимных ограничений. Страдают целые отрасли городской экономики, сильно завязанные на импорт из Китая (а таких у нас большинство). Так, автопроизводители уже почувствовали перебои с комплектующими (китайские заводы-поставщики пока простаивают, а ведь они производили самый широкий спектр деталей — от электроники до кузовных элементов). Судя по всему, пострадает весь петербургский автокластер и заодно автосервис.

То же происходит и с крупной бытовой техникой, и с электроникой. «Становится понятно, что на самом деле скрывалось за табличкой «сделано в России», — едко пишут потребители в соцсетях. — Китайский коронавирус на корню подкосил программу импортозамещения».

Многие крупные ретейлеры, впрочем, подстраховались и еще во время новогодних каникул пополнили складские запасы (в ожидании традиционного спада поставок, связанного с китайским Новым годом). Это касалось главным образом «всесезонной» электронной техники. Так, объединенная сеть «М.Видео» и «Эльдорадо», по словам их пресс-службы, не почувствовала какого-либо дефицита.

Однако некоторые разновидности потребительских товаров — например, садовая техника и инвентарь — не была закуплена зимой, и есть подозрение, что с закупкой ее в нынешней ситуации могут возникнуть проблемы. «Сезонная» техника совершенно точно не успеет приехать в Россию к началу сезона — ведь из-за карантина едва ли не все китайские заводы стояли по несколько недель, а некоторые стоят до сих пор. По закупкам комплектующих и запчастей ситуация та же, здесь тоже вполне вероятен «отсроченный» дефицит, который проявится ближе к лету.

АЛИ-ЭКОНОМИКА

Громадная часть городской торговли, как известно, напрямую завязана на интернет-платформы вроде «АлиЭкспресса». Сотни мелких перекупщиков уже остановили продажи, хотя эксперты склоняются к тому, что еще более сильное падение мы увидим через несколько месяцев (даже если эпидемия пойдет на спад). Так, в одном из интервью ТВ-каналу «78» президент российской Ассоциации компаний интернет-торговли (АКИТ) Алексей Фёдоров дал довольно тревожный прогноз.

«Коронавирус неизбежно повлияет на торговлю, — сообщил Алексей Фёдоров. — Но это станет заметно не сейчас, а примерно через четыре месяца. Дело в том, что срок изготовления новых партий товара в Китае обычно — от шести до семи месяцев. Четыре месяца китайцы производят товар и два месяца везут».

Причем будет наблюдаться нехватка не только техники, но и, скажем, одежды и обуви: в многочисленных интернет-бутиках уже сейчас проблемы с заказом новых «европейских коллекций». Впрочем, официальный представитель AliExpress в России Антон Пантелеев уже отмечал, что сейчас на платформе уже работает довольно много производителей из Турции, Испании, Франции. Поэтому в сегменте одежды некоторое «китаезамещение» все же возможно.

ДЕФИЦИТ ПО ДЕЛУ

Более серьезными (хотя и менее заметными) могут оказаться проблемы в сегменте B2B. Так, собеседники «МК» в Питере» отмечали, что открытие новых предприятий в городе может оказаться под вопросом по совершенно неожиданным причинам. Например, если вы решились открыть кафе, будьте готовы, что витрины или холодильники, а возможно, и мебель вам придется закупать на вторичном рынке — или втридорога.

«Практически ни один поставщик торгового и производственного оборудования не держал его на складе, а некоторые позиции были доступны исключительно под заказ, — говорит Евгений Драй, руководитель франшизы кафе Gelateria Plombir. — Остановка заводов привела к дефициту. Например, доступные по цене мощные фризеры для мороженого уже сейчас закончились, да и с поставками дорогих — итальянских — по понятным причинам могут возникнуть проблемы. Это же касается и витрин-холодильников. Хорошо, что у нас есть кое-что в наличии».

Потери «пищевки» и пищевого ретейла еще предстоит подсчитать, хотя китайский чеснок уже в дефиците, как и некоторые виды консервации (например, «типично русские» маринованные грибки). Впрочем, годы санкций и «импортозамещения» приучили как потребителя, так и производителя продуктов быть готовыми к худшему.

КТО ВЫИГРАЛ?

Казалось бы, от любой эпидемии выигрывают медицина и фарминдустрия — но не тут-то было. Петербургские фармацевты уже ощущают недостаток сырья (китайские заводы обеспечивали до 70% поставок фармсубстанций для производства лекарств). Говорят, что запасов сырья хватит на пару месяцев. Найти других поставщиков (например, в Индии) мешает длительная процедура регистрации и проверки новых производителей. Мощный петербургский фармкластер (как и химпром в целом) на поверку оказался весьма зависимым от внешних факторов. В более выгодной ситуации оказались производители препаратов биологического происхождения, но не все они способны противостоять вирусным инфекциям.

Ну, а если Китай сконцентрируется на своих проблемах и отправит сырье на внутренний фармрынок, то лечиться будет нечем. «Хорошо еще, — иронизируют в тех же соцсетях, — что коронавирус при пересечении российской границы мгновенно превращается в ОРВИ».

Санкции . Хроника событий


|