Актер квеста, играющий маньяка, ударил топором девушку

«Вы оказались в логове маньяка, который увлекается пошивом одежды из человеческой кожи, а из лиц жертв делает себе маски. Каждая минута может стать для вас последней...»

31.03.2017 в 17:39, просмотров: 7595

Прочитав на сайте описание квеста­-ужастика под названием «Портной», 27-­летняя петербурженка Ульяна Иванова без особого страха решила попытать свои силы, не догадываясь, что станет жертвой «маньяка» на самом деле.

Актер квеста, играющий маньяка,  ударил топором девушку
Фото: city-pages.info

«В его руках были топор и клещи»

Квест­-ужастик «Портной» достаточно известен среди петербургских любителей такого рода развлечений. На сайте, где каждый желающий может забронировать удобное время посещения, оно именуется «квестом-­перформансом», «одним из лучших квестов Петербурга по качеству загадок, реализации декораций и актерской игре. К тому же это один из первых квестов Северо­-Запада с настоящим актером». Несмотря на то, что цена за 60-­минутную игру немаленькая — от 3500 рублей утром в будни до 5 тысяч в выходные дни, — желающих попробовать свои силы, сразиться с маньяком и испытать прилив адреналина хватает. Отзывы сплошь положительные: «жутко страшно», «мы визжали!», «загадки интересные». Жительница Петербурга Ульяна Иванова и трое ее друзей тоже решили «поиграть в ужастики». О том, чем их игра может закончиться, они даже не подозревали.

— Изначально мы собирались компанией на другой квест, — рассказала Ульяна Иванова «МК» в Питере». — Но там оказалось все занято, поэтому в последний момент мы выбрали именно «Портного».

Молодые люди не первый раз участвовали в квестах. Ульяна, например, играла в третий раз, хотя предыдущие квесты не были в жанре «хоррор».

— Я вообще­то ужастики в жизни не особо люблю, — призналась девушка. — Но решили попробовать. Помещение квеста находится на набережной Фонтанки, недалеко от станции метро «Невский проспект». Нас встретила вежливая девушка­администратор, она вкратце объяснила правила, выдала бумажку, которую прочитала и подписала за всех своих друзей только я. Там было сказано, что мы сами несем за себя ответственность. Я тогда еще посмеивалась, мол, неужели нас сейчас порежут на куски, и мы под этим подписываемся?

Как только игра началась, всем участникам надели на голову мешки и ввели в темное помещение. Команду разделили — молодых людей отправили на верхний этаж, разгадывать логические загадки, а две девушки как раз оказались в «лапах» того самого пресловутого маньяка­портного.

— Включилась музыка, мешки с головы нам сняли, — вспоминает Ульяна. — Девушка­администратор посадила меня на «пыточное кресло», привязав за пояс, руки вдела в специальные браслеты­ремешки, чтобы я не могла ими дергать. Мою подругу посадили в железную клетку. Актер, игравший маньяка, был наготове — он сразу начал нас пугать. Я сперва была на позитиве, улыбалась ему, поздоровалась. В руках у «маньяка» были орудия пыток — топор и клещи. Он пугал нас поочередно — то к подруге подбежит и начнет топором стучать по клетке, то ко мне повернется и клещами как будто примеряет, какой палец мне лучше отрезать. Иногда он бил топором по решетчатому потолку, чтобы напугать наших мужчин, которые наверху пытались разгадать логические загадки и проникнуть к нам. В какой­то момент маньяк с топором резко повернулся ко мне, от неожиданности у меня дернулась нога, и он опустил свой топор прямо мне на ступню — в том месте, где завязывают шнурки.

Маньяк на стоны не реагировал

Тут уж Ульяне стало не до смеха — боль от удара топором была очень сильной.

— Я стала говорить актеру, что он сделал мне очень больно, просила приложить что­нибудь холодное, потому что нога очень болит, — вспоминает она. — При этом я не могла понять, как от бутафорского оружия может быть так больно?! «Маньяк» на мои стоны не реагировал, продолжал свою работу, поэтому минут пять­десять мне пришлось терпеть боль, хотя я не раз просила его пожалеть меня. Лишь когда наши мужчины разгадали все необходимые загадки, им удалось «отогнать» маньяка. Я вытащила руки из ремешков, потрогала ботинок и удивилась, почему он мокрый. Сперва решила, что это вода, но потом поняла, что это кровь. Ботинок был прорван, носок тоже, на ноге рана. У ребят была рация, они по ней могли связываться с администратором. После некоторых уточнений игру все же остановили, и нас вывели из комнаты.

Оказавшись на «свободе», Ульяна Иванова тут же позвонила в скорую — наступать на больную ногу и идти самостоятельно девушка не могла.

— Администратор была в шоке от произошедшего, — говорит она. — Моему молодому человеку удалось дозвониться до директора компании: он просил ее приехать на место происшествия, но она отказалась и сказала, мол, вы же подписывали бумагу, что сами несете за все ответственность! Хотя явно имелось в виду совсем другое: что если мы нанесем себе травму по собственной неосторожности — ударимся, споткнемся, а не то, что нас будут рубить топором! Когда я сказала, мол, как не стыдно, актер даже не вышел извиниться. Его позвали. Он долго охал и ахал, а потом спросил: почему, мол, вы стоп­слово не сказали? Тогда бы, мол, я сразу прекратил игру. А нам администратор ни о каких «стоп­словах» до начала игры и не сообщила. Видимо, торопилась и забыла. Потом, правда, пыталась оправдаться, мол, она стоп­слово назвала, но мы его «не услышали».

«Удалите отзывы — возместим убытки»

Девушку на скорой отвезли в Мариинскую больницу, где ей наложили швы и сделали противостолбнячный укол.

— Никто ведь не знает, какая зараза была на этом ржавом и грязном топоре, — говорит Ульяна. — Его, естественно, никто не дезинфицировал. Причем это был вовсе не бутафорский, а самый настоящий топор, просто тупой.

Пострадавшую девушку на такси отвезли домой, наступать на больную ногу она не могла.

— Рана хоть и небольшая — всего два с половиной сантиметра в длину, но глубокая, — говорит она. — Узкие джинсы снять сама я так и не смогла, пришлось их разрезать от колена. Нога отекла, наступать на нее до сих пор не могу, прыгаю на костылях, сижу на больничном.

Руководство квеста «Портной» — некая компания «Аффект» — сначала приносить какие­то извинения и возмещать убытки отказалась.

— Я посчитала, во сколько мне обошлись испорченная обувь и джинсы, необходимость нанять няню для ребенка, пока я не могу ходить, поездки на такси, временная нетрудоспособность, но директора квеста мне заявили, что возмещать это они не готовы, — говорит Ульяна. — Впрочем, их мнение поменялось, когда я вывесила свою историю в соцсетях и написала заявление в полицию. Они предложили мне удалить все отзывы и тогда пообещали компенсировать убытки. Но я уже пошла на принцип. Хочу, чтобы в этой сфере бизнеса появился хоть какой­то контроль и правила безопасности.

«МК» в Питере» попытался связаться с руководством компании «Аффект», придумавшей квест «Портной», чтобы получить от них комментарий, в каких театрах или театральных вузах они находят своих «маньяков», проходят ли их актеры какой­-то инструктаж и психологическую экспертизу, прежде чем им дают в руки топор и клещи? Сотрудница по телефону отказалась давать контакты директоров, на электронное письмо на момент сдачи номера никто так и не ответил. Судя по всему, случай, произошедший с Ульяной, и даже ее обращение в полицию пока никак не сказались на «проштрафившемся» актере и на работе квеста «Портной» в целом — забронировать игру «с живым актером» по-­прежнему можно на любой из ближайших дней.

Убийство ребенка няней. Хроника событий