Отец Цоя собирает деньги на лечение рака

Богатый внук не спешит ему помочь

29.05.2015 в 18:12, просмотров: 4712

Роберт Цой, отец легендарного лидера группы «Кино», заболел раком. Страшный диагноз ему поставили месяц назад, и с тех пор он не может найти деньги на операцию. Если ее сделать, врачи дают благоприятные прогнозы — ведь болезнь у Цоя-старшего в начальной стадии. Увы, цена спасения для больного непосильна — около 2 миллионов рублей. Ни друзья Виктора Цоя, ни его сын Александр, ни фонд имени музыканта Роберту Максимовичу помочь не могут. Или не хотят? 

Отец Цоя собирает деньги на лечение рака

Пришлось продавать квартиру

Мама Виктора Цоя умерла еще в 2009 году. Овдовев, Цой-старший женился снова. Именно новая супруга — Марина Хан — сейчас борется за его жизнь и пытается собрать хоть какие-то деньги. Она размещает объявления на многочисленных сайтах и в соцсетях. Однако эффекта от этого мало. Подключился к акции и Фонд памяти Виктора Цоя. Но многие из тех, кто общался с музыкантом при жизни и сейчас довольно хорошо обеспечены, не пожелали помочь отцу Виктора. На данный момент на благотворительном счету Цоя-старшего около 100 тысяч рублей.

Этих денег, увы, ни на что не хватит. Тем более операцию Цою-старшему придется делать в Израиле. Поначалу он обратился в питерские клиники за бесплатной помощью. Но в одной больнице сообщили, что могут положить его в стационар чуть ли не через несколько месяцев. В другой срок был немногим меньше, а в случае Роберта Максимовича важен каждый день.

Тогда супруга отца Цоя предприняла отчаянный шаг. Она заняла деньги у знакомых под приличный процент, улетела с мужем в Израиль, а свою квартиру выставила на продажу, чтобы потом отдать долги. Проблема в том, что два миллиона все равно не покроют медицинские расходы. Это лишь цена операции. А нужно еще оплачивать палату, медикаменты, химиотерапию и долгий реабилитационный период, поэтому у женщины опускаются руки.

Из тех, кто знал Виктора, с участием к горю его семьи отнесся лишь режиссер «Иглы» Рашид Нигматуллин. Он разместил информацию о болезни Цоя-старшего на своей странице и нескольких крупных сайтах, после чего деньги пошли на счет.

Внук не общается с дедом

У Виктора Цоя есть сын Саша, который не поддерживает отношения с дедом. Он даже не дает Роберту Максимовичу свой телефон. Против семьи мужа ребенка когда-то настроила жена музыканта Марьяна Цой. Невестка сразу не вызвала симпатии у родителей Виктора, в поздних интервью Роберт Максимович даже говорил, что она слишком груба и развязна. Видимо, женщина очень обиделась.

Первые годы дед много времени проводил с внуком Сашей, забирал на выходные. Но постепенно общение по инициативе Марьяны сошло на нет. Как вдова и мать единственного сына рокера, она захватила в свои руки все дела, связанные с наследством. Получила колоссальные деньги, купила шикарную дачу в Сосново, выменяла хорошую квартиру.

После того, как Марьяны не стало (она 6 лет отчаянно боролась с раком), Саша попытался создать свою группу в Питере. Открыл клуб, но быстро прогорел. Потом забросил и музыку, переехал в столицу, создал фирму по расклейке афиш, женился, у него родилась дочь. Роберт Максимович стал прадедушкой, но девочку так и не видел. Впрочем, отношения с сыном Виктором у Цоя-старшего тоже не ладились. Лидер «Кино» не мог простить отцу того, что тот уходил к другой женщине, а потом снова вернулся в семью.

Что же касается благосостояния Саши Цоя, оно вполне бы позволило помочь деду. Во-первых, Марьяна при жизни отсудила у музыкантов «Кино» приличный куш за авторские права песен. Во-вторых, Саше достались деньги, которые Марьяна получила после продажи прав на несколько альбомов «Кино» компании «Мороз-рекордс». В-третьих, уже после смерти матери Цой-младший продал одному бизнесмену права на песню «Дальше действовать будем мы» за миллион долларов. Таким образом, обеспечил себя на много лет вперед.

Однако выйти на прямую связь с внуком, чтобы попросить его о помощи, деду так и не удалось. А многочисленные обращения к Саше в Интернете пока ничего не дали. Можно, конечно, сделать скидку на то, что внук не знает о проблемах деда. Но в последнее время болезнь Цоя-старшего получила огласку. Поэтому вряд ли Саша остается в неведении.

Пусть операцию оплатит Морозов!

А между тем есть легальный способ помочь Виктору Робертовичу и не собирать деньги по тысяче рублей со всего мира. Продюсер Андрей Тропилло, первый, кто записал «Кино» в студии, предложил подать в суд на компанию «Мороз-рекордс» и ее создателя Александра Морозова.

Дело в том, что Марьяна Цой в свое время уступила Морозову записи группы абсолютно незаконно. Ведь, помимо прямых наследников Виктора Цоя, у фонограммы есть владельцы смежных прав — свой процент (причем немалый) должны получить и музыканты «Кино» и Адрей Тропилло. Так как Цой играл и аранжировал свои хиты не один, а с группой. И записывал их не сам на кухне, а в студии у Тропилло с его профессиональной помощью. Но в итоге музыканты подписали мировую с Марьяной, пожалев больную вдову. А Тропилло тогда просто махнул на это дело рукой.

Сейчас Андрей предлагает ради благого дела вспомнить о том, как Морозов всех надул. И оплатить операцию Цоя-старшего теми деньгами, которые полагаются за смежные права продюсера на записи «Кино».

— Я и мой ученик Алексей Вишня, который тоже записывал Цоя, готовы отдать все наши авторские отцу Виктора, — объяснил «МК» в Питере» Тропилло. — Только нужно вытрясти их по суду из «Мороз-рекордс», для этого я найму адвоката, запрошу документы и расписки по делу.

На днях Андрея Тропилло и Алексея Вишню пригласили на один из центральных каналов в передачу, якобы посвященную Виктору Цою и проблемам его отца.

— На самом деле это было постановочное шоу, нам дали бумажку, где заранее были расписаны реплики, — объяснил Андрей. — Задача стояла — рассказывать какие-то сопливые истории. Когда мы затронули тему того, что отец Виктора мог бы получить реальные деньги, которые присвоил себе Морозов, нас быстренько прервали, а потом все это из эфира вырезали. Выходит, справедливость никому не нужна, и то, что отец Виктора на старости лет остался без копейки, мало кого волнует.

…На данный момент Роберт Максимович находится в Израиле. Но квартиру его жена так пока и не продала. Если сделка в ближайшее время не состоится, женщине нечем будет оплачивать послеоперационный период и химиотерапию.