В расследовании гибели Старовойтовой право столкнулось с политикой

Приближается судебный процесс по делу об убийстве депутата Госдумы Галины Старовойтовой, по которому обвиняемым проходит бывший депутат Госдумы Михаил Глущенко

28.01.2015 в 12:39, просмотров: 3201

Но чем ближе слушания, тем интенсивнее идут переговоры о досудебном соглашении с ним. Известно, что «заказчиком» Глущенко внезапно назвал авторитетного предпринимателя Владимира Барсукова. Это побуждает еще раз вспомнить обстоятельства гибели Галины Старовойтовой. Ведь остаются непроясненными многие вопросы, включая роль не только самого Глущенко, но и руководства ЛДПР, к которому он на тот момент был близок.

В расследовании гибели Старовойтовой право столкнулось с политикой

Препятствие на пути в Госдуму

Конец 1998 года был временем выборов в Законодательное собрание Петербурга и преддверием избрания нового состава Госдумы. Депутат Старовойтова на федеральном уровне возглавляла партию «Демократическая Россия», а на питерском фактически являлась лидером предвыборного блока «Северная столица». Последний был организован прицельно под декабрьские выборы в ЗакС. В него входили около 50 человек — бывшие депутаты Ленсовета, деятели культуры, молодые политики, общественные активисты либерального и демократического толка. На мероприятиях «Северной столицы» были замечены даже несостоявшийся кандидат в губернаторы Петербурга Оксана Дмитриева и известный экономист-государственник Михаил Делягин.

Главной целью «Северной столицы» было заявлено недопущение криминала в новый состав Законодательного собрания. И не только туда. Галина Старовойтова была жестким политиком, привыкла называть вещи своими именами и особенно не взирала на лица. Деятелей, которых считала представителями криминальных кругов, она называла поименно. И как-то так складывалось, что чаще всего они имели отношение к ЛДПР.

По результатам выборов 1995 года депутатами Думы от этой партии стали несколько деятелей, считавшихся «петербургскими предпринимателями»: Вячеслав Шевченко, Михаил Монастырский, Михаил Глущенко. Отношения между Шевченко и главой ЛДПР были весьма прохладны, если не сказать больше. Отзывался он о Жириновском критично, при обсуждении законопроектов нередко принимал сторону «Яблока». Монастырский вообще уделял мало внимания депутатской деятельности. Да и Глущенко не баловал парламент частым присутствием. Зато и не имел никаких противоречий с Жириновским, дисциплинированно поддерживал лидера во всех его начинаниях. (В 2004 году Шевченко был убит на Кипре — по этому делу идет расследование и тоже предстоит суд, в преступлении подозревается Глущенко. — Ред.)

А начинания эти, как правило, вызывали у Галины Старовойтовой резкое неприятие. Уже одним своим названием Либерально-демократическая партия России, выступавшая под лозунгами диктатуры и агрессии, каждодневно компрометировала эту самую либеральную демократию, столь важную для идеологии Старовойтовой. Она была одним из немногих политиков, всегда дававших Жириновскому резкий полемический отпор. И в преддверии новых выборов в Госдуму перспектива столкнуться со Старовойтовой, очень популярной в Петербурге и Москве, была для него весьма нежелательна.

«Будут стрелять»

Кстати, именно Галина Васильевна застопорила присвоение Жириновскому степени доктора наук. Летом 1998-го депутат Старовойтова направила обращение в Высшую аттестационную комиссию, в котором доказывала, что диссертация лидера ЛДПР — фальсификат, а процесс защиты — фикция. Письмо возымело действие, к мнению Старовойтовой прислушались. Утверждение успешной защиты затормозилось. Если бы Жириновскому в итоге отказали в присвоении степени, это стало бы сильным ударом по репутации не только самого соискателя, но и его партии.

Зато всего спустя месяц с небольшим после убийства Старовойтовой Жириновский и коллеги радостно отмечали его «возведение в степень». В ответ на неудобные вопросы журналистов члены ВАК глубокомысленно молчали.

И это ведь далеко не главный эпизод противостояния. Можно только гадать, как отреагировали бы петербургские избиратели на старовойтовские разоблачения криминального прошлого кандидатов ЛДПР. Причем главный удар пришелся бы по Михаилу Глущенко (если не считать самого лидера партии).

Стоит учесть и такой момент. Премьер-министром России за 2,5 месяца до питерского убийства был утвержден Евгений Примаков. Хотя, как положено по Конституции, предлагал кандидатуру президент Ельцин, делалось это явно вопреки его желанию. Первым озвучил кандидатуру оппозиционер Явлинский. А единственной думской фракцией, голосовавшей против Примакова, была фракция ЛДПР (Жириновский ведь всегда безукоризненно поддерживал верховную власть, Ельцин для него был тем же, чем сейчас является Путин). Старовойтова знала изнутри закулисную думскую кухню и что на самом деле стоит за подобными зигзагами «либерал-демократов».

Сама Старовойтова заранее знала, что избирательная кампания будет крайне жесткой. Из ее уст не раз звучало что-то вроде «будут стрелять». Тогда эти слова воспринимались как метафора. Кто бы знал, что они сбудутся так буквально.

Совпадение интересов

Конечно, любые предположения должны подтвердиться в суде. До того они не более чем гипотезы, даже если и представляются очевидными. Следственная служба УФСБ по Санкт-Петербургу провела основательную работу. Вплоть до допроса Глущенко на детекторе лжи, результаты которого уже довольно долго не подлежат оглашению. Можно предположить, однако, что проверялись в основном два момента его показаний — причастность к убийству Старовойтовой самого Глущенко и причастность «авторитетного предпринимателя» Владимира Барсукова, с 2007 года находящегося в «Матросской тишине».

Имя Барсукова появилось в деле как раз с подачи Глущенко. После того, как он под давлением улик вынужден был признать собственное участие в убийстве. Понятно, что обвиняемый заинтересован в перекладывании ответственности на «старшего заказчика». Это поможет заключить досудебное соглашение и сократить срок. Но тут есть и другой важный фактор: совпадение заинтересованностей Глущенко и следователей.

В прошлом году суд присяжных оправдал Владимира Барсукова по обвинению в покушении на совладельца ЗАО «Петербургский нефтяной терминал» Сергея Васильева. Верховный суд быстро отменил этот приговор. Но доводы защиты уже продемонстрировали свое превосходство над аргументами обвинения. А новые улики вряд ли появятся. Поэтому вполне вероятен и второй оправдательный вердикт присяжных.

Так что показания Михаила Глущенко на Владимира Барсукова прозвучали очень своевременно. Убийство известного демократического депутата — такое ошеломляющее обвинение может затмить любые процессуальные «нестыковки». Мало кто будет задумываться, что Барсуков и Старовойтова никак не пересекались, ни в чем не конфликтовали и практически никогда друг друга не упоминали.

Версии Глущенко

Неслучайно и мотивы этого убийства, которые Глущенко приписывает Барсукову, быстро рушатся. Намеки на коммерческие конфликты вокруг Гостиного двора уже оставлены. К тому же свидетель обвинения Вячеслав Дроков, показания которого должны были подтвердить заявление Глущенко, официально написал следователю ФСБ: его «признания» были даны под давлением бывшего руководителя выездной следственной бригады Олега Пипченкова.

(Наша газета неоднократно рассказывала о скандальных приключениях в Петербурге и методах работы этого персонажа, присланного к нам из Москвы бороться с рейдерством и наломавшего тут разных дров.)

Известно, что Старовойтова не занималась бизнесом. А Барсуков не занимался политикой — поэтому странно смотрится другая «версия Глущенко», будто депутат «мешала объединить город и область»… Но ведь эти два субъекта до сих пор существуют порознь. Уж, наверное, они бы как-нибудь объединились за 16 лет, прошедшие после гибели Старовойтовой, будь на то высшая воля государственной власти. Само время свидетель: убийство депутата никоим образом не повлияло на этот процесс.

С момента гибели Галины Старовойтовой пошел уже семнадцатый год. Но вопрос, будет ли установлена и оглашена истина в этом деле, до сих пор открыт. Остается надеяться, что в новом судебном процессе политические интересы все же не возьмут верх над правом и законом.

 

Фото: fontanka.ru