В Петербурге оперативники конвоируют преступников с «игрушечными» пистолетами

«МК» в Питере» продолжает следить за судьбой полицейских, допустивших побег педофила-рецидивиста Евгения Литовченко

Напомним, Литовченко в наручниках умудрился удрать от 25 мужчин и затеряться в лесу, потом добрался до родной Украины, где изнасиловал и убил 18-летнюю девушку. Питерский главк уволил четверых провинившихся сотрудников. Однако двое из них — оперативник Евгений Костюк и его начальник Александр Румянцев — посчитали, что с ними обошлись несправедливо, и подали иски о восстановлении на работе. Смольнинский райсуд с ними не согласился. А на днях и Городской суд Петербурга отказал Румянцеву в апелляционной жалобе. Между тем в процессе суда выяснились шокирующие подробности о питерской полиции. Оказывается, из-за бюрократизма и перестраховки начальников подчиненные практически лишены доступа к табельному оружию.

«МК» в Питере» продолжает следить за судьбой полицейских, допустивших побег педофила-рецидивиста Евгения Литовченко

Собранный Литовченко — расслабленная охрана

Теперь, после того, как полицейские и их начальники рассказали на суде, что было до и после побега, обстоятельства того резонансного инцидента заметно прояснились.

25-летний Евгений Костюк (с 3-летним стажем работы) и его старший товарищ Денис Царев (с 20-летним стажем) — оперативники главка, — в начале 2014 года раскрыли преступления опасного рецидивиста Литовченко. Они же его и задержали. Дело было передано в областной Следственный комитет. 43-летнего маньяка обвиняли как минимум в 11 сексуальных преступлениях, он также признался в убийстве мальчика Паши Костюнина, которого до этого долго искали всем городом.

Педофила вывозили на следственные действия из изолятора Кресты. Причем конвоировали его все те же оперативники главка Костюк и Царев. Хотя вообще-то это уже было не их дело — ведь в полиции существует специальная конвойная служба. Тем не менее, по словам начальников, привлекать оперативных сотрудников в качестве конвоиров можно, и это делают очень часто. «Если заказывать официально конвой, то это может занять одну-две недели… Мы можем привлекать своих сотрудников из так называемой резервной группы», — сообщил на суде один из уволенных — полковник Булычев.

До побега Литовченко конвоировали 10 раз. И всегда без табельного оружия. Так делать нельзя, но, по словам тех же начальников, это практикуется довольно часто.

Итак, 6 июня 2014 года около 7 утра особо опасного рецидивиста выдали из Крестов безоружному конвою. Лишь Костюк по собственной инициативе прихватил личный травматический пистолет. Литовченко привезли в лес неподалеку от города Отрадное. Маньяка сопровождали следователь по особо важным делам областного Следственного комитета Ронжин, двое криминалистов, двое конвоиров (Костюк с Царевым) и еще около двадцати сотрудников МЧС, привлеченных к поискам тела Паши Костюнина, место захоронения которого должен был показать Литовченко. Говорят, даже за действиями всей этой многочисленной команды приглядывал какой-то чин из центрального аппарата Следственного комитета, приехавший из Москвы.

Вопреки инструкции, Костюк не пристегнул его к себе (теперь он говорит, что не знал об обязательности пристегивания). По словам опера, следователь почему-то в лес с ними не пошел. Между тем Царев отвлекся на телефонный звонок, и в какой-то момент Костюк остался с маньяком один на один.

Литовченко решил справить нужду. Костюк в это время ковырял палкой ямку, которую обвиняемый указал как возможное место захоронения мальчика.

Ну а дальше Литовченко улучил момент и дал деру. Руки у него были сцеплены спереди наручниками. Резиновые сапоги на несколько размеров больше он легко скинули на ходу.

Костюк уверяет, что бежал за ним, кричал «Женя, стой» и даже стрелял, бежал, однако поскользнулся о бурелом и подвернул ногу…

Говорят, Литовченко хорошо знал местность, потому что жил в «тех краях», и поэтому смог спрятаться в лесу от 25 мужчин. Говорят, в тюрьме он качался и отжимался — укреплял себя физически, готовясь к побегу.

В общем, он не только оставил с носом многочисленную группу сопровождающих лиц, но и добрался до Украины, где изнасиловал и убил 18-летнюю Алену Тимощук. Недавно украинский суд приговорил его к пожизненному заключению.

Представили к награде и уволили

В ГУВД, по словам уволенных, буквально за ночь провели служебную проверку. Система мгновенно оперативно выплюнула четырех сотрудников. Больше всех досталось Костюку, потому что в отношении него еще и возбудили уголовное дело («Злоупотребление должностными полномочиями, повлекшее тяжкие последствия»). Впрочем, недавно его приостановили. Также было заведено дело по самому факту побега. Но и в нем официальных виновных пока нет.

Странно, что следователь Ронжин отделался лишь испугом — а ведь именно он руководил действиями всей команды в лесу.

Двое полицейских Евгений Костюк и его молодой начальник Александр Румянцев не смирились с ситуацией. И подали иски в суд о восстановлении на работе. Ведь их уволили по порочащим основаниям, а с «вольчим билетом» в достойное место не устроишься.

Суд над Костюком «МК» в Питере» подробно описывал в номере от 25 сентября. Судья Зоя Смирнова отказала ему в восстановлении на работе. Не вняли в этом суде и Румянцеву. Однако тот подал жалобу в Горсуд. Там его жалобу рассмотрели не без эмоций. Александр поведал коллегии судей, что от их решения «зависит его судьба». Ведь с увольнением «в связи с грубым нарушением служебной дисциплины» ему теперь никуда не устроиться. Жизнь и карьера молодого сотрудника, кормильца семьи сломлена… А ведь он, Румянцев, работал в полиции 12 лет. А начальником оперов-конвоиров был назначен всего за 1,5 месяца до побега Литовченко. И как раз во время всех этих событий был представлен к государственной награде. Румянцев, казалось, был в шоке от того, что система перечеркнула все его заслуги и бессонные ночи на работе.

Судьи засыпали явившегося на заседание представителя ГУВД вопросами. Казалось, что их тоже удивляет тот факт, что с Румянцевым обошлись так сурово. Но в итоге вынесли решение отказать ему в удовлетворении жалобы.

Диагноз: идиотизм и трусость

Между тем упомянутые судебные процессы обнаружили в системе ГУВД странные порядки. Один из них — привлечение к конвоированию оперативников. По словам Костюка, выходит, что не все опера знают премудрости этого дела, а инструктажи проводятся формально.

Другой аспект — сложная система получения табельного оружия, которое несколько лет назад полицейским запретили брать домой. На суде стало ясно, что во многих случаях с конвоируемыми работают без оружия!

Сейчас многие коллеги уволенных полицейских обсуждают ситуацию на интернет-форумах. От этого обсуждения становится жутко. Оказывается, стражам порядка сейчас действительно очень сложно получить оружие — и многие не только конвоируют, но и задерживают преступников без него!

Вот что пишет один из пользователей под ником Hog:

«Меня просто поражает этот цирк — в главке теоретически собраны лучшие опера для борьбы с самыми опасными преступниками. Но оружия «лучшим» не дают...

Вся эта ситуация — следствие творящегося у нас идиотизма, какого нет, наверное, ни в одной стране мира. У нас полицейские фактически лишены права постоянного ношения оружия. То есть мне, оперу с 20-летним стажем работы, подполковнику… чтобы получить пистолет, надо написать рапорт с обоснованием необходимости его выдачи, подписать у своего непосредственного начальника (это легко), доехать через полгорода до Суворовского проспекта, подписать у начальника дежурной части (иди его поищи) и только после этого получить пистолет. И попробуй его не сдай вечером! То, что ты в засаде, погоне, перестрелке, никого не волнует. Должен сдать. И точка. Вот именно в связи с этим лично я никогда не получал ствол за последние пять лет своей службы. Ни на задержание, ни на конвоирование. Также поступали и ВСЕ коллеги из моего отдела… Не помню ни одного случая, чтобы кто-то из наших оперов получал оружие для конвоирования. Все так же катаются с игрушками… Трусость и страсть к перестраховке у руководства приводят к подобным инцидентам. Не знаю ни одной страны в мире, где настолько не доверяют своим полицейским, что не дают им носить оружие».

Ему вторит другой пользователь под ником Aleks007:

«Постоянное ношение оружия у оперов главка отобрали. Ведь случись утеря ствола — сразу доклад в Москву, и начальство накажут... Опера главка по всему городу разбросаны. Пока до оружейки на Суворовском доедешь, пока рапорт у начальника дежурной части подпишешь, пока оружие получишь... Короче, 90 процентов оперов, помыкавшись, оружие не получают. Ведь если до 18 не сдашь — то уже начальству звонят и начинают мозг выносить. А потом из области надо вернуться, сдать ствол, а до этого сдать злодея в изолятор и потом — снова на Суворовский. А летом еще мосты разведут, и домой на другой берег не успеешь... А конвои идут чередой, от одной темы к другой, годами. И люди устают и расслабляются…».

 

Фото vmurmanske.ru и 78.mvd.ru

Опубликован в газете "Московский комсомолец" №47 от 19 ноября 2014

Заголовок в газете: Безоружная полиция

Что еще почитать

В регионах

Новости региона

Все новости

Новости

Самое читаемое

Реклама

Автовзгляд

Womanhit

Охотники.ру