Карикатурная война

«МК» в Питере» бесстрашно публикует первый шарж на Георгия Полтавченко

05.12.2012 в 17:18, просмотров: 3358

Борис Ельцин их любил. Валентина Матвиенко — ненавидела. Еще в 90-х годах карикатуры рисовали на всех политиков. Никто не обижался. Или, по-крайней мере, не показывал вида. Сейчас все иначе. Политики, и особенно религиозные деятели, стали очень ранимыми. Вот и приходится карикатуристам Петербурга осваивать эзопов язык и говорить намеками. Известный художник Виктор Богорад рассказал «МК» в Питере», как карикатуры приводили к вооруженным столкновениям и громким скандалам. 

Карикатурная война

Карикатура дороже картины Шагала

— Карикатурист — редкая профессия в России? 

— Очень редкая. В нашем пятимиллионном городе работают максимум 15–20 профессиональных карикатуристов. В Москве еще 30 человек наберется… Ситуацию усугубляет то, что в России этой профессии нигде не учат. До 1985 года существовал Ленинградский клуб карикатуристов. Там преподавали азы. А вот в Европе и Америке во многих университетах есть факультеты, на которых учат рисовать карикатуры и комиксы. И наши художники время от времени читают там лекции. В Штатах карикатуристы вообще неплохо живут. Некоторые из них уже стали миллионерами. На Западе существуют огромные галереи, где продаются карикатуры. Однажды в Цюрихе в витрине одного из магазинов я увидел две работы одинакового размера: одна Марка Шагала, другая — ведущего карикатуриста Германии Ганса-Георга Рауха. Я не поверил глазам: Раух стоил на тысячу долларов дороже Шагала!

— Когда был расцвет карикатуры в России?

— Я думаю, в начале 90-х годов. Тогда позволялось все. Можно было рисовать Ельцина как угодно. Он на это не реагировал. В начале 2000-х годов некоторые министры даже просили у меня на память карикатуры на себя. А ведь это были довольно злые работы. Так, я подарил карикатуры Михаилу Лесину, он тогда был министром печати, и бывшему советнику президента Андрею Илларионову. А вот Анатолий Собчак не любил карикатур на себя. Мне кажется, у него были проблемы с чувством юмора.

— Сегодня можно рисовать любые карикатуры, или есть какие-то запреты?

— Сейчас карикатуристы, как и в советское время, осваивают эзопов язык. Когда меня спрашивают, есть ли в России политическая сатира, я отвечаю «нет». Самая безобидная картинка сейчас может вызвать проблемы. Конечно, вы можете нарисовать карикатуру на Путина или Медведева, и ее даже возьмут в газету. А вот рисунок на губернатора, то есть на непосредственную власть, ни за что не напечатают. Вы видели хоть одну карикатуру на Георгия Полтавченко? И я нет. В свое время я делал карикатуры на Валентину Матвиенко, но их печатали не в Петербурге, а в Москве. И она, кстати, как и любая женщина, не любила их. Второй негласный запрет — картинки на религиозных деятелей. С юмором у православной церкви дела обстоят сложно. Да и верующих у нас в стране может оскорбить все, что угодно. В Европе абсолютно спокойно рисуют карикатуры на Папу Римского.

— Если власть не принимает карикатуру, о чем это может говорить?

— Простите за громкие слова, но это кризис. Если власть боится карикатуры, значит, она относится к себе слишком серьезно. А самые глупые вещи на свете делаются с очень серьезным выражением лица.

Опасная работа

— Что в карикатуре неприемлемо для вас лично?

— Нельзя обижать человека по национальному или религиозному признаку, за его физические недостатки. Последствия могут быть самыми плачевными. Например, в 1994 году художница Таня Соскина (она профессионально не занималась карикатурами) приехала в Израиль с картинкой, на которой была изображена свинья, читающая Коран. Рисунок вызвал протесты и стрельбу. Произошли столкновения между палестинцами и израильтянами, были убитые и раненые. Или давайте вспомним историю с публикацией в датской газете Jyllands-Posten карикатур на пророка Мухаммеда. Их напечатали осенью 2005 года. А весной датские имамы показали эти картинки на внеочередном саммите глав 57 государств Организации исламской конференции. Разразился скандал, и люди, которые не видели в глаза эти карикатуры, пошли громить христианские храмы. Были жертвы. Автора этих карикатур Курта Вестергора до сих пор охраняет полиция.

— А рисовать карикатуры на тему трагических исторических событий — это уместно сейчас?

— На эту тему я никогда не рисую. Есть вещи, над которыми неуместно шутить. Приведу пример. Дело происходило в Иране в 2006 году. Там сейчас, кстати, расцвет карикатуры. Только в одном Тегеране существует 16 клубов карикатуристов. И вот в ответ на датские карикатуры на пророка Мухаммеда государство объявило международный конкурс карикатур на тему... Холокоста. Из России участвовало только восемь человек. Я ни одного из них лично не знаю. Скорее всего, это начинающие художники, которые польстились огромным призовым фондом. Я видел карикатуры, которые прислали на этот конкурс. Там были совершенно кощунственные вещи. В ответ на иранскую выставку Израиль решил провести свою на ту же самую тему. Это был такой ответ израильтян: «Вы в Иране смеетесь над нашей трагедией, над убитыми евреями? Хорошо, мы и сами можем пошутить на эту тему, причем не хуже, чем вы».

— Были случаи, когда карикатуристов за их работу сажали в тюрьму?

— Время от времени это происходит в Африке или Латинской Америке. А не так давно в Сирии карикатуристу изувечили руки только за то, что он сделал рисунок против Башара Асада. А вот в суд на карикатуристов подают редко. Лично у меня не было ни одного такого случая. В большинстве случаев адресат понимает, что идти в суд бессмысленно. Ведь там он должен будет доказать, что на злой, острой карикатуре изображен именно он. А это очень глупо.

Обама не может быть черным

— Вы создаете картинки и для наших изданий, и для англоязычных. Западные читатели и российские по-разному понимают карикатуры?

— 19 лет я работаю с Saint-Petersburg Times и Moscow Times. Могу сказать, что на Западе карикатуры более целомудренные, пуританские. Недопустимы даже самые невинные намеки на тему секса. К тому же карикатуры в США и Европе более политкорректны. Президента США Барака Обаму ни в коем случае нельзя рисовать черным. Это будет считаться серьезным оскорблением. А китайцев не стоит изображать с очень узкими глазами и большими зубами. Я уж не говорю про жесты. Например, «фига» у нас — это довольно безобидный знак. А на Западе — это крайне неприличный жест, и рисовать его в карикатуре категорически нельзя. Или знак «виктория», обозначающий победу. Если нарисовать этот жест с тыльной стороны ладони, то в некоторых странах он будет воспринят как предупреждение об угрозе и насилии. С таким жестом в США к тебе могут подойти бандиты и потребовать деньги. Есть и еще одно различие. На Западе карикатуры сейчас сопровождаются словами, поясняющими надписями, чтобы самый недалекий человек все понял. У нас же высшим пилотажем считается картинка без слов. Карикатура должна говорить сама за себя.

— Были случаи, когда вы рисовали карикатуры для англоязычных изданий, но иностранцы их просто не понимали?

— В 1999 году для Moscow Times мне нужно было сделать картинку про так называемый тройственный союз России, Белоруссии и Югославии. Я решил обыграть образ из романа «Трое в лодке, не считая собаки» английского писателя-юмориста Джерома К. Джерома. Думаю: ну англичане уж точно должны знать его! Оказалось, нет. И не потому, что они необразованны. Просто в Великобритании Джером считается третьесортным юмористом. Это только у нас он возведен на пьедестал. Потом я решил использовать образ про трех мудрецов из английской народной песни в переводе Маршака. Помните, «Три мудреца в одном тазу пустились по морю в грозу»? Оказалось, англичане впервые слышат об этой фразе. Дело в том, что Маршак в свое время очень уж вольно перевел эту песню. Только потом я вспомнил древний восточный символ: три обезьянки, одна из которых закрывает лапами глаза, вторая — уши, а третья — рот. И я в своей карикатуре обыграл этот символ.

— Наверняка многие карикатуры, над которыми смеются американцы, будут непонятны и нам...

— Конечно. На мой взгляд, в основе американского образования лежит Библия. Можно обыграть в карикатуре практически любую сцену из Писания. Американцы все поймут и будут радостно смеяться. А вот российский читатель вряд ли разберет, о чем идет речь. У нас Библию читали далеко не все. К тому же в России на эту тему особо не пошутишь: обязательно найдутся оскорбленные верующие. Зато наша культура базируется на античности. Каждый школьник знает, что такое «ящик Пандоры» или «нить Ариадны». А вот для большинства американцев — это пустой звук. Житель США запросто может спросить, что это, показывая на кентавра или сатира. Все это надо учитывать, рисуя карикатуры.