Кровожадный «Сапсан»

РЖД выгоднее давить людей, чем строить отдельную колею для скоростных поездов

18.07.2012 в 17:23, просмотров: 9024

Скоростной поезд «Сапсан», курсирующий между Москвой и Питером, опять убил человека. Трагедия произошла рано утром 16 июля недалеко от Московского вокзала, в районе станции Сортировочная. Мужчина, по рассказам очевидцев, видел приближающийся «Сапсан» и отошел от путей, но его втянуло под колеса вихревым потоком.

Кровожадный «Сапсан»

Однако, по версии РЖД, погибший переходил железную дорогу в неположенном месте. В этом ведомстве, похоже, вообще принято считать, что люди сами чуть ли не бросаются под «Сапсан» — переходят дорогу не там, где положено, сидят на платформе, свесив ноги. Но даже в том случае, когда вину железной дороги удается доказать в суде, наказание выглядит смешным: человеческая жизнь оценивается в смехотворную сумму — 100 — 150 тысяч рублей! Экономика проста: РЖД выгоднее выплачивать компенсации семьям погибших от «Сапсана», чем строить отдельную колею для скоростного поезда, а также дорогостоящие надземные переходы и системы оповещения.

Губит все живое в радиусе 5 метров!

Погибший мужчина на станции Сортировочная — это уже восьмая жертва «Сапсана» с начала этого года. Но, по словам адвокатов, защищающих интересы родственников погибших в суде, смертей гораздо больше, просто они не попадают в официальные сводки.

— По нашей информации, а мы используем оперативные источники, только в прошлом году «Сапсан» сбил около 60 человек, — говорит адвокат Игорь Трунов, защищающий в суде интересы двух питерских семей (Говязиных и Богдановых), потерявших родных под колесами скоростного поезда.

24-летний петербуржец Максим Говязин погиб в сентябре 2010 года. Он тоже был сбит воздушным потоком прямо на рельсе. Он просто стоял на платформе «Бурга» в Маловишерском районе Новгородской области в ожидании электрички и о приближающемся «Сапсане» ничего не знал — системы оповещения не работали. Почему молодого человека втянуло под поезд? Опасная зона от «Сапсана», несущегося со скоростью около 200 км/ч, составляет пять метров, а стандартная платформа шириной всего 4,60 м. Даже будь Говязин предупрежден о приближении «Сапсана», и отскочи он на край платформы, и уцепись руками за фонарный столб, никто не гарантировал бы, что воздушный поток не унесет его на рельсы... В РЖД не могут не знать об этих рисках, но там посчитали, что их вины в произошедшей трагедии нет, мол, Говязин виноват в своей смерти сам, так как якобы сидел на краю платформы...

Родственники Максима Говязина (у него остались жена и маленькая дочка) подали иск на РЖД и выиграли его. Но сумма компенсации оказалась просто унизительной — жизнь молодого мужчины оценили в 116 тысяч рублей! Трехлетней дочке Максима РЖД обязаны выплачивать по 3 тысячи рублей ежемесячно, вплоть до ее совершеннолетия.

— Это, конечно, безобразие, — говорит Игорь Трунов. — Все дела, связанные с железной дорогой, рассматриваются в Мещанском суде Москвы, который относится к РЖД по территориальности. Дел о гибели на железной дороге — огромное количество! По каждому случаю выносятся копеечные компенсации.

А если бы под колеса попал Якунин?..

Такую же копеечную компенсацию получили родители 15-летнего Алеши Богданова, который погиб под Петербургом, на станции Поповка. Мальчик переходил железнодорожные пути в положенном месте — по пешеходному переходу. Никто не предупредил его о том, что движется «Сапсан», — звуковые и световые сигналы не работали, охранники почему-то находились в другой части платформы. Воздушной волной Алексея отнесло к столбу, потом на платформу. Смерть была мгновенной. Родители мальчика долго судились с РЖД, итог — 178 тысяч рублей моральной и материальной компенсации за потерю любимого сына.

— Нельзя людей сбивать, как собак, и отделываться подачками, — говорит мама погибшего Алеши. — Нам не деньги нужны, а справедливость.

Специалисты все время говорят, что «Сапсан» ездит не по своим рельсам — для него нужна отдельная колея. Только в этом случае можно говорить о какой-то безопасности движения.

— По старой советской железной дороге пустили сверхскоростной поезд, а инфраструктуры нет, вихревые потоки затягивают домашних животных, людей, если человек рядом едет на велосипеде — ему хана, — возмущается адвокат Игорь Трунов. — Нужно строить подземные и надземные переходы, ограждения на платформах. Но получается, что выгоднее заплатить семьям погибших людей по три копейки, чем полноценно заниматься системой безопасности. Единственный рычаг воздействия на РЖД — экономический. Если бы сумма компенсаций была, как в Европе (жизнь человека там стоит 1 миллион евро), тогда железной дороге выгоднее было бы вкладывать деньги в безопасность, чем давить людей.

Кстати, самый максимальный размер морального и материального ущерба в истории России был выплачен семье генерала Геннадия Трошева, погибшего в авиакатастрофе пассажирского самолета под Пермью в 2008 году. Сумма составила 16 миллионов рублей. Она оказалась в восемь раз больше той, которую получили родственники остальных погибших пассажиров. Но даже 2 миллиона рублей, полагающиеся им по закону, многие родственники так и не получили из-за бумажной волокиты. Почему семье генерала выплатили другую — гораздо большую — компенсацию, в компании «Аэрофлот» объяснить так и не смогли.

Аналогии напрашиваются сами собой. Если вдруг, не дай бог, под колеса «Сапсана» угодит кто-то из близких родственников руководителя РЖД Якунина, сумма компенсации наверняка будет в сотни раз больше той подачки, что выплатили родителям Алеши Богданова, да и дорогу всеми необходимыми мерами безопасности быстренько оснастят...