«Греюсь утюгом»

Инвалид-блокадник замерзает в губернаторском «подарке»

29.02.2012 в 21:25, просмотров: 2292

«МК» в Питере» продолжает следить за судьбой семьи Костылевых — безногого и поЧти безрукого блокадника и его жены из города Никольское Тосненского района Ленобласти. Супруги жили в сарае для скотины пять лет, а после нашей публикации (см. «МК» в Питере» от 27 января 2010 года) губернатор области распорядился построить им новый дом. Но радость была недолгой. Того и гляди Костылевым придется снова вернуться в свой сарай, так как в нем теплее, чем в доме.

«Греюсь утюгом»

«Дворец» заплесневел

С семьей Костылевых — Юрием Васильевичем и его женой Валентиной Александровной — мы познакомились два года назад. В разгар январских холодов они позвонили в редакцию и рассказали о своей беде. Пять лет старики жили в сарае для скота. Перебраться туда их заставил пожар. В марте 2005 года в ураган схлестнулись провода ЛЭП, проходящей в нескольких метрах от участка пенсионеров, случилось короткое замыкание, посыпались искры. Они попали на крышу деревянного гаража, а потом и на дом Костылевых. Все сгорело. Жена едва успела вытащить мужа-инвалида на улицу.

Затем начались долгие суды. Однако электрики свою вину не признали. Никаких компенсаций пенсионерам не выплатили. Но Юрий Васильевич, несмотря на ампутированные пальцы на руках, сам сделал в сарае паровое отопление, поставил печку, протянул трубы. Печку топили дровами, и маленькое помещение быстро прогревалось. Хотя бы днем можно было сидеть в тепле.

После публикации в «МК» в Питере» чиновники вдруг вспомнили о несчастных пенсионерах. По распоряжению губернатора в 2010 году им начали строить дом. Бригада псковских рабочих торопилась сдать каркасный дом к 9 Мая. Но не успели, ветеран перебрался в новое жилье только летом.

Формально дом построен. И поначалу он очень нравился хозяевам, они даже дворцом его называли. Но быстро начали проявляться недоделки и халтура. То ванна протекает, и в подвале вырастает грибок, то сайдинг при сильном ветре отрывается от стен и летает по участку, то пол прогибается под тяжестью человека. Но самое страшное началось, когда ударили морозы.

«Не могу спать от боли»

В первую же зиму (в 2011 году) новый дом обледенел.

— На стенах и на потолке появились сосульки. Мы писали жалобы. Летом стены и потолок нам утеплили. Но пол так и остался холодным, — объясняет блокадник.

Нынешняя зима тоже стала для супругов испытанием. Юрий Васильевич вынужден целыми днями лежать на кровати под двумя толстыми одеялами. Так он спасается от пронизывающего холода.

— И утюг электрический под одеяла запихнул. Включил его на минимум, чтоб не сгореть. Он и греет меня потихоньку, — говорит инвалид.

Юрий Васильевич потерял ноги и пальцы на руках из-за болезни Рейно — трофического нарушения сосудов. Буквально за несколько дней нормальный мужчина превратился в обрубок. Сейчас ему 75 лет. Он оптимист, но болезнь все же сказывается, особенно трудно в холода.

— Ноги отмерзают невыносимо. Там же одни кости остались, крупных сосудов нет. По полу похожу и потом всю ночь не могу спать от боли, так все ломит и ноет, — жалуется инвалид.

В новом доме у Костылевых стоит паровой котел. Его нужно топить углем. Уголь лежит во дворе. В холода он замерзает, так что 76-летней Валентине Александровне приходится долбить его ломом. От этого у нее прихватывает сердце. Одинокие старики просили у местных властей сделать им небольшой сарайчик для угля. Но пока их просьбы остались без ответа. А топить котел приходится по несколько раз в день.

— Закинешь уголь, он прогорит часа два, а потом все равно все выстужается, — жалуется Валентина Александровна.

— У нас и электрический котел есть, — говорит Юрий Васильевич, переживающий за свою жену и последнюю опору в жизни, — но дом подключен к сети по временной схеме, постоянную мы никак не можем оформить. Поэтому котел включать боимся, от него совсем без света можем остаться.

Прошлым летом строители дали Костылевым гарантийное письмо, в котором обещали переделать и пол. Но пока никто не приходил к ним, чтобы разобраться в проблеме. Супруги беспокоятся, что скоро морозы закончатся, а мастера так и не узнают толком, откуда дует, где не хватает утеплителя.

Кое-как эту зиму старики пережили. Но все чаще вспоминают они свой сарай, где было гораздо теплее.