Сергей Ястржембский: «Если надо — на колени встану!»

Ради кинематографа экс-помощник Путина и Ельцина готов на все

26.12.2013 в 13:43, просмотров: 3459

Бывший пресс-секретарь Бориса Ельцина и помощник Владимира Путина, а ныне режиссер Сергей Ястржембский представил в питерском киноцентре «Родина» цикл своих документальных фильмов. После ухода из большой политики в 2008 году 55-летний Ястржембский заново открыл для себя мир: и если раньше его заботил имидж Ельцина и Путина, то сегодня он очень обеспокоен судьбами малочисленных народов — от Африки до Сибири. «МК» в Питере» расспросил Сергея Ястржембского, что нового он узнал о жизни за стенами Кремля.

Сергей Ястржембский: «Если надо — на колени встану!»

Староверы и ананасы

— В вашей фильмографии уже больше десятка работ из разных стран. Что стало для вас настоящим открытием?

— Старообрядческая деревня в джунглях Боливии. Я обнаружил, что общины русских староверов существуют в самых экзотических странах мира. Когда мы со съемочной группой поехали в леса Боливии, то попали в самый настоящий русский мир. Там женщины ходят в тканых сарафанах и вышивают своим мужьям сорочки. Они пропалывают огороды, на них растут ананасы, а не редька или картошка. Делают бражку из экзотических фруктов, а баньку растапливают кожурой кокосового ореха. У них очень сильны устои веры — есть свой молельный дом, правда, без представителя церкви. Они не пускают туда чужаков, так что и мы не попали.

В каждом доме имеется «красный» уголок: расшитые полотенчики, иконостас, герань, фотографии императора Николая II вместе с цесаревичем Алексеем. У многих я видел фото, сделанные в Маньчжурии, куда эти русские попали после бегства из Советской России, где им грозило полное уничтожение. Вынужденные беглецы перенесли в джунгли свою Родину — весь русский мир, который сохраняют вот уже более 80 лет!

Интересно, что они исключительно хорошо адаптированы к местным условиям. Например, многие мужчины — миллионеры, великолепные предприниматели, у которых крестьянская хватка сочетается с невероятным чувством нового. Так, у староверов в Боливии я впервые увидел, как на полях работает современная техника с системой управления на основе GPS — то есть машины едут без водителя, получая команды из единого центра. При этом староверы не используют Интернет, не смотрят телевизор, опасаются банковских операций, отдавая предпочтение наличным деньгам. Вот такие удивительные люди! Когда я впервые с ними познакомился, то с болью в сердце осознал, какого качества русские люди живут не в России!

Человек на коленях

— Не каждому режиссеру удается снять редкие кадры в «закрытых» африканских племенах. Легко находите общий язык с местными?

— В экспедициях мне помогает опыт дипломата-международника. Для меня важен результат, поэтому, если надо, я даже встану на колени! Так было, например, в Замбии, где меня попросили преклонить колени. Если бы я встал в позу и заявил: «А я в Кремле работал!», то не получил бы разрешение на съемку. А нам надо было запечатлеть уникальный процесс — церемонию переезда короля африканского племени из летней резиденции в зимнюю. Это очень красочный праздник, который происходит в то время, когда река Замбези выходит из берегов. Вся наша съемочная группа стояла на коленях — так требовал протокол. А поскольку мы привезли с собой подарки, то, чтобы вручить их королю, приходилось еще и перемещаться на коленках. Со стороны наверняка это выглядело уморительно.

В другой раз король редчайшего племени Рауте не разрешал нам снимать сакральный для них процесс охоты на обезьян. Но мы узнали, что в самом этом племени, насчитывающем не больше ста человек, есть группировка, которая оспаривает власть короля. Мы заплатили вождю «оппозиции» и все-таки сняли охоту на обезьян — редкие кадры, которые до нас никто в мире не запечатлел!

Беда России — волки

— В своем фильме о 75-летнем сибирском отшельнике-охотнике Афанасии вы подняли весьма странную проблему — увеличения численности волков...

— Это очень острая проблема, для решения которой государство не делает ничего! Ежегодно волки, нападающие на скот, наносят государству ущерб от 80 до 90 миллионов долларов! Из-за бездействия властей находятся люди-энтузиасты, такие, как герой нашего фильма, которые берут на себя функцию уничтожения волков.

— Каких фильмов, по-вашему, не хватает в России?

— Документальное кино воздействует на народ и просвещает. В России не хватает лент об особенностях российского капитализма. Например, есть много фильмов о разных неудачниках — проститутках, наркоманах, ментах... А историй успеха — нет! Нужны картины, например, о том, как сделали себя шеф-повар или успешный молодой литератор...

— Если бы вам пришлось снимать кино о Ельцине, это была бы драма или комедия?

— За такой фильм я бы никогда не взялся! Не хочу. Мне это просто неинтересно.

 

Фото: sto-dorog.ru