В сталинском бункере могут построить сауну или магазин

В случае войны жителям домов на Московском проспекте придется спасаться от бомбежки под барной стойкой или в бассейне

09.10.2013 в 15:57, просмотров: 3904

Комитет по вопросам законности, правопорядка и безопасности Администрации Петербурга в середине сентября сообщил, что Смольный в ближайшее время планирует провести инвентаризацию городских бомбоубежищ — проверить, что еще осталось на балансе города и в каком состоянии. «МК» в Питере» написал об этом, и вскоре на публикацию откликнулись петербуржцы — жильцы дома № 218 по Московскому проспекту. Это здание лишь прикрытие для грандиозного бункера, который сейчас с разрешения властей переделывают под очередной магазин, кафе или сауну.

В сталинском бункере могут построить сауну или магазин

Из парадной — прямо в метро

Еще несколько лет назад на стене 218-го дома на Московском проспекте красовались гигантские буквы «Бомбоубежище», и стрелка указывала на парадные, где рядом с лестницей размещались входы в бункер. Сейчас эти двери заменены, новые владельцы подземной части дома установили свои замки и посторонних не пускают.

— В середине августа там начался ремонт, что-то пилят и сверлят, постоянный шум и пылища по всему подъезду и в квартирах, — пожаловалась жительница дома Наталья Панфилова.

Шума и пыли так много, потому что рабочие пытаются сделать два выхода на поверхность сквозь бетонные стены в основании дома.

— Они ж не знали, что у нашего здания не просто фундамент, а противоударные оборонительные сооружения. Их толщина метра полтора-два, если не больше — сейчас уже не видно под землей, — рассказал Вадим Скляднев, проводя экскурсию вокруг своего необычного дома.

Это только с виду типичная сталинская пятиэтажка. На самом деле она прикрывает гигантский бункер. Во дворе видно несколько вентиляционных труб, проходящих над тайными подземными коридорами.

— Это бомбоубежище строил мой дед, как и другие рабочие Коксогазового завода. Сами строили — сами потом тут и жили. Но всю проектную документацию им прислали из Москвы, — поведал еще один жилец этого дома. — Дед рассказывал, что план дома с бункером был разработан еще в 1951 году при Сталине, и тот лично его подписал. В 1952 году началось строительство. Три года сооружали подземную часть, а сам дом возвели за один год. В 1954 году его сдали.

Те, кто живет в доме с давних пор и прежде не раз бывали в своем необычном подвале, рассказывают, что в нем были и туалеты, и душевые кабины, и комнаты, в которых хранились противогазы и прочие средства защиты населения. А также имелись двери с огромными засовами на поворотных механизмах, которые вели еще глубже.

— Бомбоубежище было трехуровневым, вниз уходили три полноценных этажа. Но до конца мы не ходили, там было все надежно закрыто — все-таки оборонительное сооружение, — говорит внук строителя бункера. — Дед уверял, что внизу есть ход в метро (его прорыли позже, при строительстве станции «Московская»), которое тут неглубокое, всего около 12 метров до верхнего края, так что мы по утрам слышим, как по громкой связи объявляют о начале движения поездов.

КУГИ войны не ожидает

Таких домов, как 218-й, в округе еще пять. Все были выстроены в начале 1950-х во время холодной войны. Скорее всего, в них предполагалось укрывать рабочих располагавшихся неподалеку заводов и сотрудников складов стратегического назначения, которые были рядом, за забором. Эти шесть бомбоубежищ — каждое примерно на 300 человек — были связаны между собой и, возможно, с другими аналогичными сооружениями района. Совсем рядом, кстати, стоит Дом Советов (Московский проспект, 212), в котором до войны планировалось разместить всю городскую власть, а после его «заселили» научными организациями.

— В соседнем с нами доме такое же бомбоубежище было. Но в здании находилось общежитие, и за подвал никто не бился. После того, как в нем сделали несколько дополнительных входов под магазины и офисы, дом пошел трещинами, начала отваливаться штукатурка. Я не хочу такой же судьбы и моему дому, — говорит Вадим Скляднев.

Жильцы пятиэтажки возмущены, что Комитет по управлению городским имуществом (КУГИ) продал их подвал, не спросив их мнения. Большинство квартир в доме были приватизированы уже к концу 2004 года. То есть и подвалом с чердаком тогда уже могли распоряжаться жильцы. Но в 2007-м бомбоубежище было выставлено на торги без ведома квартирантов. С тех пор оно сменило нескольких владельцев и сейчас принадлежит некоему предпринимателю Крылову С. Н., который живет в подмосковных Химках, и в 218-м доме на Московском проспекте его никто никогда не видел, и с жильцами он не общался.

Негодующие квартиранты уже обратись в суд с жалобой на действия рабочих. Соседи сплотились и дружно атакуют чиновников районных и городских, но дыры в подвальных стенах тем временем увеличиваются.

Пресс-секретарь КУГИ Оксана Шульга подтвердила, что с 2004 года подвал был на балансе их комитета. До этого он мог быть федеральным или вовсе ничейным. Но шесть лет назад подвал продали, так как он утратил свои оборонительные функции.

С 1991 года оборонительные функции утратили многие городские бомбоубежища. Их массово продавали и отдавали под коммерческие цели. А оставшиеся ветшали, их грабили и превращали в притоны для наркоманов или бомжей. И в итоге местные власти предпочитали их просто снести. Бомбоубежище на Московском, 218, держалось до последнего, жильцы следили, чтобы там не ошивались посторонние. И при должном уходе оно могло бы сохранять свои функции. Но в КУГИ, видимо, уверены, что враг уже никогда не ступит на петербургскую землю и ни один снаряд не упадет в нашем городе. Хотелось бы, конечно, разделить этот оптимизм, но ведь Смольный неспроста проверяет городские бункеры…

Фото Павла Станина