Режиссер «28 панфиловцев» считает главного героя фильма «Экипаж» идиотом

31 июля 2017 в 15:06, просмотров: 2490

В Подмосковье идут съемки нового военно-исторического фильма с рабочим названием «Увидеть Сталина». Режиссер картины петербуржец Ким Дружинин уже делал военные фильмы: в прошлом году вышел его фильм «28 панфиловцев». На обе ленты деньги выделяло Министерство культуры. В интервью «МК» в Питере» Ким Дружинин рассказал, какие фильмы сейчас нужны государству и что такое предательская деятельность в кино.

Режиссер «28 панфиловцев» считает главного героя фильма «Экипаж» идиотом
Фото wikimedia.org и nstagram.com/druzhininkim

Вклиниться между «Трансфор­мерами»

— Государство сейчас помогает кинематографистам? И если да, то насколько серьезно?

— Государство помогает как может. Оно заинтересовано в том, чтобы было хорошее кино. По крайней мере Министерство культуры всячески этому способствует. Что касается меня, то государство выделило деньги на съемки двух полнометражных фильмов с моим участием. Средства на первую картину «28 панфиловцев» мы с Андреем Шальопой (второй режиссер, сценарист и продюсер) сначала собирали с помощью краудфандинга (сбор денег от других людей, жертвовать можно любую сумму. — Ред.), через интернет. Спустя какое-то время подключилось и Министерство культуры. Владимир Мединский тогда сказал, что даст сверху столько же, сколько мы соберем через интернет. И он сдержал обещание: мы собрали около 35 миллионов рублей, примерно такую же сумму получили и от Министерства культуры. Вместе с другими инвестициями бюджет «28 панфиловцев» составил 150 миллионов рублей. Кстати, по итогам проката мы собрали более 360 миллионов.

Государство выделило 60 миллионов рублей и на фильм, над которым я сейчас работаю. Так что помощь, безусловно, есть. Другое дело, что ее недостаточно для возрождения русского кино.

— Вам хотелось бы больше денег?

— Дело не только в деньгах. Сейчас в стране нет какой-то единой киноструктуры. В советские времена было Госкино, которое занималось производством фильмов: оно выделяло деньги, смотрело готовые картины, устраивало худсоветы, отвечало за прокат. Теперь такой системы нет. Государство, к сожалению, никак не влияет даже на прокат. Например, в СССР был огромный рынок сбыта картин, поэтому, когда фильм выходил в кинотеатры, он всегда окупался. Сейчас весь российский рынок забит голливудским кино, и как российскому режиссеру, снявшему свой фильм, вклиниться между условными «Трансформерами»? Поэтому в большинстве своем российские картины не окупаются в прокате.

— Выделяя деньги на какой-либо проект, государство требует потом от режиссеров какой-то отчетности о потраченных средствах?

— Отчетность существует, но она довольно простая. Деньги даются под конкретный сценарий, и главное, чтобы снятое кино ему соответствовало. Если это требование выполнено, то фильмокопия сдается в архив. Вот и все. При этом картина запросто может быть снята плохо, бездарно или только на часть денег, выделенных Минкультуры. Остальные средства могут быть разворованы. Доказать это довольно сложно: украдены деньги или просто был плохо организован творческий процесс? У режиссера не получилось, или он даже не старался сделать хорошее кино? Творчество и искусство — это очень тонкие материи.

Цензура на страже семейных ценностей

— По-вашему, какие фильмы Минкультуры должно поддерживать, а какие — нет?

— Государство должно давать деньги на те фильмы, которые поддерживают семейные, общественные ценности, несут позитив. А вот на предательскую деятельность выделять деньги нет смысла.

— А что такое предательская деятельность в кино?

— Это деятельность, которая подрывает общественные ценности. С этой точки зрения некоторые фильмы очень вредные. Вот, например, картина «Экипаж» (российский фильм-катастрофа вышел в 2016 году, в главной роли Данила Козловский, бюджет — 650 миллионов рублей, в прокате собрал около 1,5 миллиардов. — Ред.) рассказывает о человеке, который палец о палец не ударил. За него все делал отец, он же устраивал его на разные работы, откуда главного героя увольняли за профнепригодность. Первое, что он сделал, попав за штурвал пассажирского лайнера, это потянул штурвал на себя, создав в салоне перегрузку, из-за которой, скорее всего, несколько человек сразу умерли от сердечного приступа.

Этот человек опасен для общества, его надо изолировать, посадить в тюрьму. А нам его показывают как героя-спасителя, которому надо соответствовать. Вот такой фильм полезный или вредный? Зритель видит знакомое, приятное лицо главного героя (Данилы Козловского. — Ред.) и верит, что этот герой хороший и положительный. Хотя на самом деле он идиот.

— Такое ощущение, что вы выступаете за введение цензуры в кино.

— Цензура, конечно, нужна. Только вопрос — какая. Что это будут за люди, у которых появится право решать, достоин фильм вый­ти в прокат или нет? Профессионалы, хорошо разбирающиеся в кино, или те, кто желает получить откат за пропуск картины? Если первый вариант, то я за цензуру.

— Если государство дает деньги на фильм, имеет ли оно право как-то влиять на творческий процесс, осуществлять таким образом цензуру?

— На сам творческий процесс никто не имеет права влиять, кроме режиссера.

— А у вас были случаи, когда государство в лице своих представителей, например Минкультуры, пыталось высказывать вам какие-то пожелания?

— Конечно, бывают пожелания, и мы их обсуждаем, приходим к одному мнению. Но, когда начинается уже непосредственно работа над фильмом, в картину никто не лезет. По крайней мере я никому это не позволяю. Что касается пожеланий, то они бывают разные. Возьмем для примера картину «Увидеть Сталина», над которой я сейчас работаю. Это название предложили в Министерстве культуры.

— Кто предложил?

— Скажем так, уполномоченный человек. Мне куда больше нравится другой вариант — «Первый непобедимый». Это как-то правильнее. Все-таки главный герой фильма — советский конструктор Михаил Кошкин (его играет Андрей Мерзликин. — Ред.) — едет в Москву вовсе не для того, чтобы увидеть Сталина. Его задача — продемонстрировать разработанные им танки в Кремле и благодаря им сделать наш народ непобедимым. Но так как этот проект инициировало Минкультуры — я только приглашенный режиссер, — оно и предложило свой вариант названия.

Кроме того, ведомство предлагало усилить каких-то персонажей, поменять у некоторых из них национальность. То есть сделать так, чтобы герои, которые едут в Москву, были не только русские. И это правильно. Хотя бы потому, что среди танкистов в те времена было немало казахов. Многие из них не очень высокие, а потому им удобно управлять тесной машиной.

«Нельзя разрушать военные легенды»

— Сам Сталин в вашем фильме показан будет?

— Да, правда, пока не могу сказать, кто его играет. Это секрет. Роль небольшая, все-таки у нас история не про Сталина. Но он будет показан как отец народа.

— В апреле «Левада-центр» провел опрос, кого россияне считают самым выдающимся человеком всех времен и народов. На первом месте оказался Сталин. Как вы это объясняете?

— Все дело в фактах. Сталин принял страну с тяпкой, а выпустил с металлургическим производством. Благодаря той системе, которую он создал, мы в 1961 году полетели в космос.

— А как же репрессии Сталина, система ГУЛАГов, через которую прошли миллионы человек (согласно опубликованным документам НКВД, количество заключенных с 1930 по 1953 год составляло 36 048 743 человека), огромные потери СССР в Великой Отечественной войне, которые, по данным, озвученным в марте в Госдуме, достигают почти 42 миллионов человек?

— У меня никаких претензий к Сталину нет.

— Оба ваших фильма «28 панфиловцев» и «Увидеть Сталина» связаны с войной. Почему у нас в стране эта тема по-прежнему крайне актуальна?

— Эта тема всегда будет актуальна, потому что, во-первых, у нас в стране нет ни одной семьи, которой бы эта война не коснулась. Во-вторых, именно мы тогда спасли весь мир. И забывать такое нельзя. Равно как нельзя разрушать легенды, военные в том числе. Ведь это наша история, культура, это то, что формирует наше сознание, дает нам повод гордиться своей страной. Говорить, что Александр Матросов просто поскользнулся, а Зоя Космодемьянская была шизофреничкой — это просто глупо. Это предательство. Надо постоянно напоминать нашей молодежи, кто мы и как с нами надо себя вести всему остальному миру.

— И как ему надо с нами себя вести?

— Ну как... Дружить надо с нами.

О бюджете российских фильмов и выручке, которую они получают в прокате, читайте в группе «МК» в Питере» в социальных сетях vk.com/mkvpitere, facebook.com/mk.v.pitere.

О чем фильм?

Картина «Увидеть Сталина» рассказывает о реальном историческом событии. В 1940 году изобретатель танка Т-34 (тогда машина называлась А-34) конструктор Михаил Кошкин отправился в Москву, чтобы продемонстрировать Кремлю свое изобретение. Вместе с двумя танками он преодолел более 700 километров по бездорожью от Харьковского завода до столицы. В основе кино именно этот факт. В пути конструктору приходится преодолеть немало трудностей. Картина должна выйти в прокат в апреле 2018 года.






Партнеры