Вадим Тюльпанов - разминулся с внуком на 6 дней

Смерть сенатора Вадима Тюльпанова в бане стала неожиданностью для всех

13 апреля 2017 в 14:39, просмотров: 5636

В Петербурге скоропостижно скончался сенатор Вадим Тюльпанов. Странная смерть в странном месте, да еще и с мистическими предзнаменованиями. «МК» в Питере» вспомнил другие загадочные и нелепые смерти последних лет.

Вадим Тюльпанов - разминулся с внуком на 6 дней
Фото Замира Усманова

Оазис для своих

За день до смерти Вадим Тюльпанов приезжал к станции метро «Технологический институт», положил цветы в память о погибших в теракте. Он уже давно не был сенатором от Северной столицы в Федеральном Собрании. Еще в 2014-­м стал представителем Ненецкого автономного округа. Но продолжал жить в Петербурге, где родился, вырос, стал политиком и два созыва подряд возглавлял Законодательное Собрание (с 2003 по 2011 год). На гражданской панихиде, которая прошла, кстати, в здании ЗакСа, собралось немало экс­-депутатов, в том числе оппозиционных, а также высокопоставленных городских чиновников — бывших и нынешних. Похоронили сенатора на Новодевичьем кладбище.

На лицах прощавшихся читалось недоумение: как так — на здоровье не жаловался, не старый, а пошел в баню и умер. Можно, конечно, лукаво называть заведение «Оазис» в Огородном переулке «спортивно-­оздоровительным комплексом». Но все же понимают, что это, скорее, комплекс для отдыха, а не спорта — сауны, парилки, бассейн. Как рассказывают местные жители, «Оазис» в их неприметном доме (общежитии семейного типа) существовал еще с начала 1990-­х. Сперва был общедоступным. Но довольно быстро баня стала закрытой. И часто из окон люди видели, как к ней подъезжали солидные черные машины. Не «общажным» было судить, чем так это место в тихом переулке с видом на гаражи привлекало сильных города сего. Кажется, «отдыхать» в «Оазисе» было давней традицией для политиков и чиновников, начинавших свою карьеру как раз в 1990-­е. Тогда было популярно проводить переговоры в подобных заведениях. Считалось, что, в отличие от рабочих кабинетов, личных квартир, дач и даже гостиничных номеров, бани не прослушиваются.

Что мог обсуждать Вадим Тюльпанов 4 апреля в «Оазисе», теперь никто не узнает. Умер сенатор около пяти часов вечера. По первой версии: поскользнулся, упал и сломал основание черепа. Впрочем, вскоре появилось немного другое объяснение — острая сердечная недостаточность. А падение в бане якобы было результатом приступа. Как бы то ни было, подъехавшая скорая лишь констатировала смерть Вадима Тюльпанова.

«Как хрупок мир и жизнь хрупка»

Последним «твитом» Тюльпанова стала фотография из самарского аэропорта. Сенатора повеселила запись на стене какого-­то заведения: «Меня ударили доской. Лежу я с болью и тоской». Теперь забавные строчки выглядят как-­то недобро.

Будто пророческим оказался и текст, опубликованный дочкой Тюльпанова Миланой Кержаковой (супругой футболиста «Зенита»). Незадолго до смерти отца она написала в «Инстаграме»:

«Как хрупок мир и жизнь хрупка,

Поймешь ты это лишь тогда,

Когда пробьет потери час,

Когда слеза коснется глаз.

Начни сейчас ценить, что есть.

И Бога попроси сберечь

Родной очаг, семью, детей,

Немногочисленных друзей,

Родителей, что обижал,

Когда забот не принимал.

Проси здоровья, долгих лет,

Чтоб воссиял в их душах Свет.

И чтобы каждый осознал,

Пока печальным час не стал.

Как хрупок мир и жизнь хрупка

Пойми сейчас, а не тогда».

И если первые комментарии к этой записи — восторженно­милые, то всего спустя несколько минут начались соболезнования.

Уже после похорон Вадима Тюльпанова Милана написала еще один пост:

«Я не могу сказать, что на протяжении всей жизни мы были сильно близки с отцом, но чем старше я становилась, тем лучше складывались наши отношения, потому что он видел во мне личность и умного человека, о чем говорил сам, — поделилась своими чувствами Милана. — Он любил Сашу (Кержакова. — Ред.), несмотря на то многое, что происходило в нашей семейной жизни, и, выслушивая мои недовольства, всегда говорил: «Не, ну в целом он мужик­то нормальный»))) И, конечно, он очень любил маму, несмотря ни на что. Не так давно он привез ей национальный местный ковер из командировки в Туркменистане. Но мама хотела какой­то другой ковер, о чем ему сказала. Он звонил мне, переживал, что привез не то, что мама недовольна и не разговаривает с ним, а кроме нее он может высказаться только мне. И еще он очень ждал внука, спрашивал, буду ли я им давать с мамой с ним нянчиться, принимал участие в обустройстве комнаты, дискутировал по поводу имени. В общем, было здорово, и по­семейному, и уютно в нашей общей жизни».

Дедушкой Вадим Тюльпанов стать не успел, не дожил всего 6 дней. Внук родился 10 апреля.

Судьба-­злодейка

Не первый раз в Петербурге и с петербуржцами происходят странные смерти известных людей

Четвертый инфаркт в гостинице

Прошло уже 17 лет, а смерть первого мэра Петербурга Анатолия Собчака только продолжает обрастать домыслами. Он умер в ночь на 20 февраля 2000 года в гостинице «Русь» города Светлогорска Калининградской области. По официальной версии, от острой сердечной недостаточности. Врач Собчака позже даже сообщил, что это был четвертый инфаркт за короткий срок, а виной всему якобы была травля в Петербурге, уголовное дело о взяточничестве и прочие неприятности. Но, по мнению местных журналистов, скончался Собчак вовсе не из-­за этого, а от большой дозы алкоголя и препарата для потенции, которые и спровоцировали сердечный приступ в гостинице.

Увидеть мэра и умереть

Странной и пугающей оказалась смерть митрополита Санкт-­Петербургского и Ладожского Иоанна (Снычева). 2 ноября 1995 года в числе приглашенных он отмечал пятилетие банка «Санкт-­Петербург» в холле недостроенной (кстати, по сей день) гостиницы «Северная корона». Все ждали мэра Анатолия Собчака с супругой. Митрополит тоже хотел с ним увидеться, так как безуспешно добивался аудиенции уже два года. Собчак и Нарусова опаздывали. Принесли сок. Митрополит его благословил. Все стали пить. Священнослужителю, правда, почему-­то принесли отдельный стакан, из которого он сделал один глоток. Около 20:30 наконец приехал мэр с женой. Они подошли к Иоанну. Собак протянул руку и спросил его: «Как самочувствие?» Митрополит молчал. Тогда Нарусова попросила ее благословить. Иоанн посмотрел куда­то сквозь мэра и его жену и начал оседать. Чета Собчаков отшатнулась. Иоанна подхватили, усадили. Вызвали скорую. Но в прибывшей машине не оказалось нужных лекарств. Спустя несколько минут владыка умер.

Коварный шашлык

Очень нелепо оборвалась жизнь известного футболиста и комментатора Виктора Набутова. 19 июня 1973 года он с друзьями пошел в баню. Компания отдыхала по­-мужски — с выпивкой и закуской. Неожиданно Набутов стал задыхаться, упал. Друзья вызвали скорую. Приехавший врач решил, что у комментатора инфаркт, и повез его в больницу. Набутов скончался по дороге в клинику. Как показало вскрытие, он умер не от инфаркта, а просто подавился куском шашлыка. И спасти его можно было, просто постучав по спине, но захмелевшие друзья растерялись.

Разбитые надежды Малафеевой

Мистической, полной странных совпадений стала гибель жены бывшего вратаря «Зенита» Вячеслава Малафеева Марины. Она разбилась рано утром 17 марта 2011 года, когда возвращалась с вечеринки, где отмечали день рождения солиста группы «М­16» Игоря Хазраткулова. Ее любимый «Бентли» на огромной скорости вылетел с дороги и врезался в рекламный щит. Последним, что она увидела, был слоган на билборде: «Большие надежды». Как раз «большие надежды» на успехи в шоу­-бизнесе ее и погубили. Вокруг разбитой машины и покореженного рекламного щита валялись разлетевшиеся листовки группы «М­16», которую Марина продюсировала. Мать двоих детей так загуляла на гламурной вечеринке, что не побоялась сесть за руль пьяной и не пристегнуть ремень безопасности.

Незадолго до смерти Марина обмолвилась, что хочет затмить мужа, однажды появившись в топе интернет-­новостей. Желание исполнилось. 17 марта новость о гибели жены Малафеева долго держалась в топе. Еще одним жутким совпадением стало то, что в последний день жизни Марина объявила сотрудникам своего продюсерского центра, что для кого-­то нынешнее собрание станет последним. Потом успокоила, что это шутка. Оказалось, что нет — не шутка, но последним оно стало для нее самой.






Партнеры