Как Герман Стерлигов продавал петербуржцам буханки по 750 рублей за штуку

Известный еще с 90­х годов авантюрист­предприниматель, миллионер, а ныне православный земледелец Герман Стерлигов пообещал возродить российское крестьянство и «наконец­-то накормить Петербург»

12 апреля 2017 в 15:57, просмотров: 21030

С этой целью на минувшей неделе он открыл в нашем городе магазинчик с «настоящими, не отравленными ГМО и химией» продуктами. Но цены на хлебушек от Стерлигова оказались не по-христиански заоблачными — от 750 рублей за буханку. А «раздача хлеба нуждающимся» превратилась в фарс.

Как Герман Стерлигов продавал петербуржцам буханки по 750 рублей за штуку
Фото: fontanka.ru

«Сотрите помаду с губ»

Герман Стерлигов еще с начала 90-­х годов известен своими экстравагантными способами обогатиться — он был соучредителем первой в России товарной биржи «Алиса», в его послужном списке — попытки стать мэром Красноярского края, Москвы, он возглавил «Реестр непьющих мужиков» и «Антикризисный расчетно-­товарный центр». Новая идея фикс Стерлигова — возрождение русского крестьянства, сдобренное радикальным православием и квасным патриотизмом.

В 2004 году предприниматель с семьей уехал из Москвы в Подмосковье, где завел свое хозяйство с экологически чистой и идеологически правильной продукцией — хлебом «на колодезной водице», молоком от непривитой коровы, доенной вручную и зачатой от быка, а также подсолнечным маслом, медом, солью, мясом молодых бычков, квасом. В Москве всю эту продукцию можно купить в нескольких магазинчиках, а теперь Герман Стерлигов решил осчастливить здоровой пищей и Петербург.

Голодный корреспондент "МК" в Питере" в предвкушении "сытнейшего" угощения. Фото: Елена Михина

О том, что планируется масштабное пиршество, помощники Стерлигова оповестили всех петербуржцев заранее. Так, в «МК» в Питере» пришло письмо, в котором нас пригласили на «первый в Питере светский крестьянский вечерний раут». Было обещано общение с самим Стерлиговым, а также «обильное угощение интереснейшими и натуральнейшими деликатесами от новых русских крестьян» — от «шикарных домашних вин» до уникальных продуктов, «практически забытых большинством несчастных, затравленных современных людей». Одним угощением щедрый Стерлигов не ограничился: «Каждый из вас получит с собой объемный пакет продуктов, как когда­-то получали заказы члены ЦК КПСС. Мы специально назначили мероприятие на пятницу, чтоб у вас были в распоряжении суббота и воскресенье на приготовление и поедание нашей пищи». Конечно, после такого приглашения «несчастные и затравленные» журналисты «МК» в Питере» не могли устоять перед искушением и к назначенному времени пришли по указанному адресу. Как оказалось, мы не единственные, кто решил выступить дегустаторами — у маленького магазинчика уже за полчаса до открытия клубилась толпа алчущих петербуржцев. Набралось человек 100. Публика очень характерная — мужчины с окладистыми бородами, женщины — в длинных юбках и платках. Много пенсионеров, кто-­то пришел с маленькими детьми. Попадались и гламурные девушки на шпильках и в шубках.

— Сотрите помаду с губ, — посоветовала одной из подобных барышень благочинного вида женщина в платке. — Герман Львович этого не любит. Говорят, что девушкам без косметики, в платках и длинных юбках бесплатно дадут четверть фирменной буханки, безо всяких вопросов — за ради Христа.

Впрочем, большинство пришедших рассчитывало получить обещанное угощение без лишних условий. На улицу вытащили столы — пока еще пустые.

— Скоро Герман Львович приедет, — оповестила сотрудница магазина Ульяна. — Вынесем хлеб, масло и соль, будем всех угощать.

Хлеб раздавали страждующим прямо на улице. Фото: Елена Михина

Молоко — за 400 рублей, соль — за 1500

Герман Стерлигов появился весьма эффектно — на раритетной полуторке, такой же, какие ездили по Дороге жизни в блокаду. Правда, вместо бензина ее якобы «кормят» экологически чистыми еловыми шишками. От полуторки, впрочем, пахло не шишками, а соляркой, но это никого не смутило.

«Мы открыли Дорогу жизни!» — громко воскликнул Стерлигов и вскочил на кузов вместе со своим сыном Сергием. «Как Ленин на броневике», — хмыкнули в толпе. Новоявленный вождь российского крестьянства разразился пламенной речью. О том, что надо возрождать крестьянские хозяйства, чтобы все поняли выгоду жизни «на земле» и все мегаполисы опустели. О том, какое светлое будущее ожидает жителей Петербурга после открытия его магазинов. О том, что соратники Стерлигова во главе с его сыном Арсением создали «комитет продовольственной безопасности», нужный для проверки хозяйств на соответствие жестким требованиям «натуральности».

Не самый дешевый хлеб для города, пережившего блокаду. Фото: fontanka.ru

— Они проверяют продукты не через шарлатанов в лабораториях! — бушевал Герман Стерлигов со своего «броневичка». — У нас работают бывшие опера, которые сейчас стали крестьянами. Они выезжают на место, проводят допросы хозяев, работников, поставщиков, проводят обследование территории хозяйства — не валяется ли где­-то мешок химических удобрений, не спрятан ли аппарат для доения коров, ведь тогда молоко с кровью!

Герман Стерлигов готов был еще долго распинаться о вреде современной пищи, о «колдунах-ученых», которые являются противниками всего живого, о Дональде Трампе и нашем президенте, но его прервало появление полиции, настоятельно рекомендовавшей заканчивать несанкционированный митинг и уйти с проезжей части. Да и публика уже голодно посматривала на запертые двери магазина, рассчитывая на «сытнейшее угощение». Поэтому, когда двери все­таки открыли, толпа ломанулась внутрь, быстро заполонив небольшое помещение. В поисках бесплатной раздачи еды люди с удивлением рассматривали ценники. Не все были морально готовы к плате за «правильную крестьянскую продукцию» —

буханка стерлиговского хлебушка стоит от 750 до 1650 рублей, литр надоенного вручную молока — 400 рублей, килограмм «вываренной на дровах, настоящей морской соли» — 1500 рублей. Подсолнечное масло — 400 рублей за бутылку.

"Золотая соль". Фото: Елена Михина

Дошло дело и до угощения. Оказалось, что «натуральнейшими деликатесами» оказались всего лишь куски хлеба, на которые можно было полить масла и посыпать солью. Говорят, первым гостям перепал еще и мед, но он быстро кончился. Домашнее вино нигде замечено не было, но на улице разливали в бумажные стаканчики квас. Что удивительно, отнюдь не бедно одетые петербуржцы, разгоряченные крестьянско­патриотическими речами, активно работали локтями, чтобы добыть себе заветную «корочку хлеба».

— Ну как, вкуснота? — спрашивал у всех посетителей продавец­консультант, охранявший остальные буханки и заодно раздававший всем желающим православные раскраски про крещение царя Константина.

Кстати, сотрудников в новые питерские магазины Герман Стерлигов тоже разыскивал через Интернет.

«Нам нужны очаровательные продавщицы. Под стать эксклюзивной пище нужны эксклюзивные красавицы. Зарплаты небольшие — тысяч по 60–80 в зависимости от талантов продаж. Но не это главное. Главная мотивация для вас — это молодые, трудолюбивые, добрые, богатые женихи, которые появятся на вашем жизненном горизонте. На собеседования приходить ненакрашенными и в женской традиционной одежде — хоть закосите под приличных, вам же лучше будет» — гласило объявление на интернет­страничке Германа Стерлигова.

Действительно ли в его магазинах так много платят продавцам, нам выяснить не удалось — все только что набранные консультанты об обещанных им суммах не распространялись. То ли конкурентов боялись, то ли не хотели сглазить. На вопросы о необходимых при продаже продуктов животноводства сертификатах консультанты тоже мямлили что­то невразумительное, кивая на висящую на стене табличку, где было написано, что за качество продукции отвечают лично Герман Стерлигов и четверо его сыновей.

«С сережкой в ухе вход запрещен»

Герман Стерлигов — ярый противник однополой любви, о чем он не раз во всеуслышание заявлял. И говорил, что уж в его-­то магазинах людей нетрадиционной ориентации на порог не пустят. В день открытия посетителей встречала деревянная табличка, где лаконично сообщалось, что «пи****сам вход воспрещен». Бородатые мужчины со своими сыновьями радостно фотографировались на фоне этой надписи, но оказалось, что предупреждение отнюдь не для красного словца.

Неприличную табличку пытались похитить на следующий день после открытия магазина. Фото: Елена Михина

— Покажите, что у вас в ухе, — потребовал один из дружинников Стерлигова, глядя на журналиста «МК» в Питере» Артура Киреева. Увидев у нашего коллеги сережку в ухе, охранник затряс бородой и потребовал немедленно покинуть помещение магазина. Журналистское удостоверение положение не спасло. (Кстати, на страничке Стерлигова сообщалось, что какой­то злоумышленник уже на следующий день стащил ту самую деревянную табличку — по мнению возмущенных хозяев магазина, он был как раз из «этих самых». — Ред.)

Впрочем, довольно быстро из магазина вышли и простые посетители, не разделяющие восторга от хлеба на колодезной водице за 750 рублей и подозревающие, что за лозунгами о возрождении русского крестьянства стоит обычная жажда наживы.

— По таким ценам продавать хлеб в городе, пережившем блокаду, — кощунство, — поделилась впечатлением одна из пожилых женщин. — Еще и назвать это все Дорогой жизни! Я сама очень люблю свежеис­печенный по классическому русскому рецепту хлеб, но для этого не надо идти к Стерлигову — в той же Александро­-Невской лавре продается монастырский хлеб всего за 50–70 рублей.






Партнеры