Чем наши бенгальские огни лучше китайских

Российские бенгальские огни горят благодаря китайцам, а подделывают их даже украинцы

11 января 2016 в 00:29, просмотров: 1408

Производителей пиротехники в России можно пересчитать по пальцам одной руки. Мало кто знает, что один из крупнейших и старейших таких заводов находится совсем недалеко от Петербурга — в Гатчине. Он уже более полувека снабжает россиян бенгальскими свечами и хлопушками. «МК» заглянул в кузницу праздника и узнал, как готовят огненную радость для детей и взрослых.

Чем наши бенгальские огни лучше китайских
Фото Замира Усманова

«Возвращение Терминатора»

Процесс приготовления бенгальских свечей немудреный. Практически все делает «автоматика»: из проволоки нарезаются нужной длины металлические стержни. Потом их на конвейере обмакивают в заранее приготовленное «зажигательное тесто». Окунают трижды, чтобы свечи горели зрелищней и дольше. Это, кстати, отличает русские огни от китайских. Последние, как правило, гораздо тоньше, поэтому искрят не так красиво. В год с конвейера выходит около пяти миллионов упаковок (по 6–10 штук) свечей.

Основные компоненты бенгальского «теста» также незатейливы и пиротехникам хорошо известны — алюминиевая пудра, сажа, барий азотнокислый. Любопытно, что первый ингредиент применяется при изготовлении взрывчатки, а барий, как сильнейший окислитель, используют в ракетном топливе.

Но, как бы бенгальские свечи из Гатчины ни называли российскими, основное сырье для них везут из Поднебесной. Разве что металлические стержни делают в Череповце. Да еще сажа своя.

— Химии в России для пиротехники практически не производят, — объясняет директор ЗАО «Гатчинский завод «Авангард» Георгий Михно. — Основные материалы для горящих частей свечи — перлитовую соль, барий азотнокислый, алюминиевую пудру — последние лет десять покупаем в Китае.

В этом году гатчинские свечи стали зажигаться гораздо быстрей — за три-четыре секунды вместо привычных 8–10. Все это благодаря специальной смеси, в которою стали обмакивать кончики бенгальских огней. Ее состав на заводе раскрывать не стали: собственное ноу-хау держат в тайне. Оцинковали и проволоку, из которой делают стержни, чтобы не ржавели. Правда, пока таких свечей поступило в продажу немного — повезет не всем петербуржцам. Зато со следующего года на предприятии обещали выпускать только быстро зажигающиеся новинки.

Гатчинский завод — единственный в России выпускает еще и фигурные бенгальские свечи высотой по полметра и разной формы. Делают их только вручную — около 100 тысяч в год. Раскупаются хорошо. Дизайнеры в выборе названий для них постарались. Наряду с классическими «Зимний цветок», «Рождественская звезда», «Жар-птица», есть и оригинальные — «Возвращение Терминатора» и... «Евро». Да, бенгальская свеча с фигуркой европейской валюты. Любоваться сгорающим евро можно бесконечно долго, думая о своем, прекрасном.

Хлопушки — не игрушки

Практически вручную на заводе собирают и старые добрые хлопушки. Они бывают с разными «начинками» — только с конфетти, или еще и с серпантином, или даже с сюрпризом-игрушкой (зверушки, маски, резинки для волос).

Все опять же делают в цехах предприятия. Дольше всего готовится конфетти. Тысячи белых кружочков или сердечек в ведрах с мелкими дырочками ежедневно окунают в чаны с красной, зеленой, синей и желтой красками. После чего их сразу опускают в сульфат, чтобы огня не боялись. А затем сушат в печи дня три. И только после этого засыпают в гильзы — конусы хлопушек.

Делают на заводе и серпантин: широкий лист белой бумаги проходит через специальную машину, которая режет ее на узкие полосы и тут же красит в заданный цвет. Вручную их сворачивают кольцами и засовывают в хлопушку.

Привычный хлопок получается благодаря специальной смеси (фосфор, бертолетова соль), которую в строгой пропорции намазчицы (работницы предприятия) наносят на дно изделия. За день они «заряжают» до 1,5–2 тысяч штук. Этикетки на хлопушки тоже наклеивают вручную.

— У нас каждый день праздник! — смеется начальник цеха по производству хлопушек Вера Пильцер. — На Новый год уже не до них.

По словам Георгия Михно, раньше хлопушки относились к игрушкам. Но после трагедии в пермском клубе «Хромая лошадь», где якобы из-за взрывов пиротехники началась смертельная давка, требования ужесточили. Под раздачу попали и вполне безобидные «стрелялки»: если раньше их спокойно продавали в магазинах около кассы, то теперь вытеснили в отдельные секции.

— Из-за этого мы тоже здорово просели в продажах, — признается руководитель предприятия (заказы на праздничные безделушки на предприятие поступают начиная с февраля).

Конфетти в салате — святое дело!

Гатчинский завод работает с 1944 года — к производству приступили сразу, как город освободили от фашистов. Сначала это была артель инвалидов, которые делали тазы, лейки, чайники, бритвенные приборы. А уже с конца 50-х годов взялись за пиротехнику. Сейчас в цехах трудится порядка 170 человек. Хотя еще лет 20 назад работала почти тысяча человек.

Производство сокращается. В советские годы завод выпускал по 15 миллионов огней и хлопушек в год. Сейчас ровно в три раза меньше.

Спад начался еще в начале второго тысячелетия, когда российский рынок облюбовали китайцы со своими игрушками. Правда, как рассказал Георгий Михно, теперь возить хлопушки из Поднебесной невыгодно из-за подскочившего доллара. В этом директор видит для себя большой плюс.

— Мне, как производителю, выгодно, когда доллар идет вверх, а рубль понижается. Может, в следующем году и бенгальские свечи не потащат из Китая — дорого будет закупать. А я смогу увеличить объемы производства.

Интересно, что гатчинские свечи и хлопушки даже подделывают. Контрафакт появился на рынке лет десять назад. Подпольные бизнесмены не стесняются и копируют все: коробки, начинку. И только специалисты завода могут отличить подделку: к примеру, по технологии нарезки бумаги.

— Мы подозреваем, что контрафакт завозят с Западной Украины. Эти подделки поопасней. Ежегодно нам жалуются человек двадцать: то хлопушка не сработала, то руку ею обожгли. Начинаем выяснять, в чем причина, оказывается, это чужое изделие. Конечно, и наши, бывает, не срабатывают, но чтобы в таком количестве — это исключено, — рассказал директор завода.

Жечь огни и взрывать хлопушки он рекомендует на воздухе.

— Хотя у меня в семье в новогоднюю полночь хлопают и в квартире. Конфетти в салате — это святое. У нас пищевые красители, так что если кусочек бумаги и съедите с салатом — ничего страшного.

А уже в следующем году, возможно, петербуржцы будут любоваться и отечественными фейерверками. Пока все они на российском рынке китайские. Но на заводе сейчас тестируют фейерверки без взрывчатых веществ. Потому как для работы с последними нужны особая лицензия и условия труда. По этой причине не делают в Гатчине и петарды. Обходятся безопасными, но знакомыми каждому с детства огнями да хлопушками.

Дыхание злое и благостное

Предки современных бенгальских огней родом из древнеиндийской Бенгалии. Отсюда и пошло само название свечей.

Огонь необычной яркости, быстро вспыхивающий и скоро сгорающий, в V–VI веках был непременным атрибутом религиозных церемоний в храмах на жертвенниках. При этом, по воспоминаниям очевидцев, от огня могло «пахнуть злом» или исходить «благостное дыхание». Скорее всего, запах зависел от вида церемонии и состава горящего вещества. В первом случае, как предполагают историки, горел порошок серы, выделяющий дурнопахнущий сернистый газ. Во втором — могли использовать канифоль.

В Европу бенгальские огни пришли, как только открылись торговые пути с Индией. И они сразу стали предметом развлечения. Ими рисовали огненные картины, украшали театральные сцены. Для эффекта искристости в составы горящего вещества стали добавлять железную окалину, дробленый чугун, а позднее порошок магния.

Похожий горючий состав применялся также в фальшфейерах (от нем. «фальшивый огонь») — сигнальных устройствах, которые зажигали для освещения или предупреждения об опасности или бедствии.



Партнеры