Не диссидент, а шахматист: каким на самом деле был Виктор Корчной, один из героев фильма «Чемпион мира»

Во времена СССР говорили: у нас, дескать, мало кто понимает в шахматах, но много чемпионов мира в этом виде спорта, зато в футболе разбираются все, а чемпионов мира нет. С тех пор мы и в шахматах «сдали».

Не диссидент, а шахматист: каким на самом деле был Виктор Корчной, один из героев фильма «Чемпион мира»
В фильме «Чемпион мира» Корчного сыграл Константин Хабенский. Кадр из фильма «Чемпион мира» (2021)

Но вот что интересно: фильм об этой игре «Чемпион мира», снятый режиссером Алексеем Лебедевым, получился неплохим. Он посвящен противостоянию Анатолия Карпова и Виктора Корчного, на тот момент двух лучших шахматистов мира. И привлекает не столько образом Карпова, про которого, в общем, все известно, сколько фигурой Корчного, уроженца Ленинграда, которого в ту эпоху считали «исчадием ада». 

Шахматы против футбола

Надо сказать несколько слов о фильмах про спорт, которые активно снимают в нашей стране в последнее время. Эта тема выигрышная, потому что позволяет задеть патриотические струны души, и безобидная в то же время. «Легенда № 17» понравилась зрителям, хотя с точки зрения изображения спорта — это сплошные штампы и банальности. «Движение вверх» про победу баскетболистов сборной СССР над американцами в финале Олимпийских игр 1972 года в Мюнхене получился более удачным за счет хорошей игры актеров и отличного показа баскетбола (сделали выводы из трафаретного воспроизведения хоккея в «Легенде № 17»). Фильмы «Стрельцов», «Вратарь моей мечты» (про Льва Яшина) — это, по мнению критиков, слабые работы. И тут мы снова сталкиваемся с феноменом футбола и шахмат. Казалось, про первый спорт можно сочинять книги и снимать фильмы, его любит народ, хотя наши футболисты не добиваются успехов. А вот шахматы — вообще непонятно, что такое: спорт, искусство или наука.

Кстати, тот же Виктор Львович Корчной, когда его реабилитировали морально и документально, вернув российское гражданство (лишенное за отъезд на Запад в 1976 году), с большой опаской относился к превращению шахмат в научный эксперимент, к вмешательству в них компьютеров. Он говорил, что это погубит шахматы как игру людей.

«Меня огорчает, что шахматы ускоряются, и смысл борьбы сводится к тому, у кого из соперников первым упадет флажок, — говорил Виктор Корчной автору этих строк, когда приезжал в марте 2001 года в Петербург справлять 70‑летие. — Я понимаю, что система блиц-партий выгодна спонсорам, препятствует вторжению в шахматный мир компьютеров, но боюсь, что вместе с водой из купели выплеснут ребенка. Лучше бы серьезные и быстрые шахматы существовали отдельно друг от друга. Если этого не произойдет, лет через 20 шахматы перестанут быть частью человеческой культуры».

Корчной всегда был против быстрых шахмат. Фото: canva.com

Образ врага

Пригласить Корчного праздновать юбилей в Петербурге — это была инициатива наших шахматных властей. К тому времени Виктор Львович давно жил в Швейцарии, гражданство которой получил в 1994 году. Голландия, куда он сбежал из СССР в 1976‑м, опасаясь преследований, предоставила ему только вид на жительство.

А родился Корчной в Ленинграде в семье кондитера и пианистки, занимался шахматами в знаменитом Дворце пионеров, как представитель города на Неве выигрывал чемпионаты СССР, Европы, крупнейшие турниры. Он видел себя соперником легендарного Бобби Фишера, который в 1972 году выиграл мировую шахматную корону, прервав гегемонию советских шахматистов, тянувшуюся 25 лет. Но в финальном матче претендентов его неожиданно обыграл молодой Анатолий Карпов — 3:2. Победителю матча было 23 года, Корчному тогда — 43. Это противостояние стало «спусковым крючком» к сюжету, отраженному в фильме.

Корчной почувствовал давление со стороны властей. Понимал, что они делают ставку на молодого и перспективного Карпова. Плюс его склочный характер, привычка говорить правду, ни с чем не соглашаться — в СССР такое не любили.

Шахматист решил, что на родине ему просто не дадут осуществить свою мечту — побороться за титул чемпиона мира. Сбежал на Запад. Стал строить из себя жертву, не без этого. Рассказывал, какой ужасный СССР. Виктор Львович был человек довольно прагматичный: пользовался привилегиями и возможностями, которые можно было получить.

К­ак-то его спросили, не жалеет ли он, что не уехал из страны еще раньше, в 1966‑м (а тогда его звали в ФРГ), он ответил: да, дескать, сделал ошибку — потерял 10 лет «нормальной жизни». Ну, вот и нарисовался образ врага, предателя, иуды. Таким предстал Виктор Корчной в картине, снятой режиссером Алексеем Сидоровым (на его счету «Бригада», «Бой с тенью», «Т‑34»).

Феномен Хабенского

Надо сказать, в фильме «Чемпион мира» Корчного прекрасно сыграл Константин Хабенский. Как раз фильм вышел к 50‑летию артиста, а в прокат — в новогоднюю пору, когда лучше всего «сделать кассу». Зрители шли в кинотеатры, в том числе на Хабенского, среди них было много женщин. В картине «отрицательный герой» носит дорогие костюмы, зеркальные очки, в которых отражаются шахматные фигуры, говорит всякие скабрезности, ведет себя нагло и вызывающе, показывая внутреннюю свободу, которую можно обрести только за пределами СССР. Он ярый антисоветчик. Таким, собственно, и выглядел Корчной в глазах не слишком осведомленной советской публики во времена легендарных матчей за мировую шахматную корону.

Их было два: в 1978‑м, после того как с Карповым отказался играть американец Фишер, условия которого не выполнила Международная федерация шахмат (ФИДЕ). И в 1981‑м.

Первому матчу, завершившемуся победой Карпова со счетом 6:5, посвящен фильм «Чемпион мира». Второй матч гроссмейстер из Страны Советов выиграл более уверенно — 6:2.

В СССР в те времена, действительно, болели за «своего» Карпова. А Корчной — это был как бы посланец враждебного Запада. Противостояние за шахматной доской носило ярко выраженный идеологический характер. И в матче в Багио, курортном городе Манилы, о котором рассказывается в фильме, и правда все висело для Карпова, а значит, и для советского спорта на волоске. Корчной сравнял счет — 5:5. Ничьих тогда не фиксировали, засчитывали только победы. Битва гроссмейстеров могла продолжаться бесконечно. В 1978‑м Корчной не выдержал в 32‑й партии. Он не стал доигрывать отложенную партию, признав свое поражение.

Парапсихолог, йоги-террористы и 18 офицеров КГБ

В фильме отражены моменты, как Карпову грозили санкциями в случае поражения. Да и неизвестно, как сам Карпов (его играет Иван Янковский, внук Олега Янковского) с его чуткой психикой пережил бы поражение, если бы оно случилось. Корчной, когда я спросил его, воздвигли бы ему памятник на Западе, обыграй он Карпова, сказал: «Совсем другое. Михаил Таль, который тогда помогал Карпову, а потом искал повод со мной помириться, перед смертью мне сказал: «Там, в Багио, мы все боялись, что, если бы вы выиграли матч, вас уничтожили бы физически. Для этого все было подготовлено».

Позже я узнал, что в 1999 году в Англии были опубликованы бумаги, в которых было сказано: для обеспечения победы Карпова на Филиппинах в помощь ему были посланы 18 офицеров КГБ».

Вот какие были ставки! Кое-что из этого показано в фильме. И как работала на Карпова советская система. И как ему помогал в зале специально привезенный на Филиппины парапсихолог.

Корчной в ответ на это позвал на матч американских йогов, которые, как оказалось, были под следствием за покушение на индийского дипломата, их объявили террористами. И пытался вывести Карпова за доской из равновесия запрещенными методами. Властям СССР действительно удалось слепить из Корчного настоящего злодея. Но, как выяснилось позже, в Ленинграде многие симпатизировали именно претенденту, помня его успехи за шахматной доской, независимый и смелый характер. А Карпова любили не все, считая его продуктом советской системы, «комсомольцем», которого продвигает власть.

В советском фильме «Гроссмейстер» (1972) Виктор Корчной (справа) сыграл роль тренера главного героя — шахматиста Сергея Хлебникова (Андрей Мягков). Кадр из фильма «Гроссмейстер» (1972)

Врезался в машину ГАИ, поэтому ходил пешком

Интересно, что сам Корчной не придавал большого значения идеологической стороне противостояния с Карповым. И не считал себя диссидентом, как его называли. Он просто хотел играть в шахматы, достичь в этом деле максимальных успехов.

«Я не укладывался в рамки поведения советского гражданина. Говорил то, что думаю. Но долгое время мне это прощали, так как я был одним из ведущих шахматистов страны, — рассказывал он. — Как только вперед вырвался Карпов, меня решили наказать за свободолюбие. Я сбежал из-за того, что моей шахматной карьере угрожала опасность. Но я не был диссидентом. Выбирая свободу, я заботился только о себе. А диссиденты заботились о счастье народа, за что попадали в тюрьмы и психушки».

Хотя его борьба с советским строем продолжалась еще долго, после того как он уехал на Запад. Родным Корчного не давали права на выезд. Сына отправили на два с половиной года в лагеря, так как он уклонялся от призыва в армию: боялись, если он туда пойдет, вообще не сможет присоединиться к отцу в Швейцарии.

Но Корчной ­как-то все это выдержал, дожил до 85 лет, играл уже в солидном даже для шахмат возрасте в турнире ветеранов — и, как всегда, успешно, не для галочки. Он сохранил силу духа, волю к победе. Следил за своим здоровьем.

«В 1973 году я на своей «Волге» въехал в машину ГАИ. Права у меня не отобрали, но шок был такой, что с тех пор я решил ходить пешком. Зимой часто встаю на лыжи», — объяснил Виктор Львович секрет своего долголетия и великолепной физической формы.

…Врезаться в машину ГАИ, чтобы набраться здоровья для матча за мировую шахматную корону против лучшего советского гроссмейстера, не имея гражданства и поддержки со стороны соотечественников, — в этом весь Виктор Корчной. Он cкончался в Швейцарии 6 июня 2016 года на 86‑м году жизни.

Что еще почитать

В регионах

Новости региона

Все новости

Новости

Самое читаемое

Популярно в соцсетях

Автовзгляд

Womanhit

Охотники.ру