Цирк для хулиганов на время пандемии ушел в онлайн

Онлайн-занятия стали спасением для детей, которые занимались в Упсала-Цирке

08.07.2020 в 12:58, просмотров: 802

Благотворительные организации Петербурга стали работать в удаленном формате с конца марта 2020 года. В их числе и Упсала-Цирк, тренеры которого перевели свои занятия с детьми в онлайн. К чести подопечных цирка, от занятий они не отлынивали.

Цирк для хулиганов на время пандемии ушел в онлайн
Хулиганы становятся настоящими друзьями. Фото: vk.com/upsalacircus

Сначала, как рассказывает специа­лист по связям с общественностью Упсала-Цирка Дарья Горчакова, тренеры записывали видеоуроки и отправляли их детям, а те выполняли и присылали педагогам свои работы. Затем через специальную программу стали проводить уроки онлайн. В июне же Упсала-Цирк запустил онлайн-лагерь для своих подопечных. Трижды в день дети встречаются у экранов с педагогами, трижды в день у них занятия. И многие дети, несмотря на удаленку, добиваются успехов.

ЦИРК ДЕТЯМ ИНТЕРЕСНЕЙ

Упсала-Цирк — одна из самых необычных благотворительных организаций Петербурга. Это цирк для хулиганов, детей из неблагополучных семей. Его создали в 2000 году. История появления цирка необычна. В 2000 году в Петербург на практику по социальной педагогике приехала немецкая студентка Астрид Шорн. Она писала дипломную работу по социальным театрам, и так проник­лась идеей, что решила запустить театр для беспризорных детей, которых тогда было довольно много. Юная немка хотела через искусство менять детям жизненный сценарий, увлекая их и уводя от бродяжничества и плохих компаний. Она познакомилась с режиссером Ларисой Афанасьевой, и вместе с ней начала делать проект. Но женщины быстро поняли, что цирк детей интересует больше, чем театр, и сосредоточились на цирке.

— Они сами искали детей: приходили к станциям метро, в подростковые тусовки, где жонглировали, показывали фокусы и катались на моноциклах — так они смогли привлечь в цирк своих первых артистов. Прямо на улицах они пытались делать свои первые цирковые трюки и каждый день собирались, чтобы тренироваться — на площадях, в парках, — рассказывает Дарья Горчакова.

В первой группе, которую собрали Лариса Афанасьева и Астрид Шорн, было 12 подростков. Проект назвали Упсала-Цирком — от международного возгласа удивления «упс». Тренировали детей 5-6 раз в неделю, чтобы времени на бродяжничество, воровство и токсикоманию (многие заброшенные родителями дети тогда нюхали клей) у подростков не оставалось. Занимались где придется. Иногда арендовали залы в школах или детских клубах. Но надолго им сдавать помещения никто не хотел: руководители и владельцы учреждений были не рады, что у них собираются малолетние карманники и беспризорники.

Однако занятия начали давать результаты. Некоторые из учеников «Упсала-Цирка» возвращались домой и начинали жить обычной детской жизнью, ходить в школу, общаться с благополучными сверстниками. Другие, которым идти было некуда, оставались на улице, но уже не промышляли воровством.

Два года Упсала-Цирк был по-настоящему бродячим, но в 2012 году у него появился постоянный цирковой шатер на Свердловской набережной. Там дети стали заниматься, там же они выступают перед зрителями, собирая залы и срывая овации своим искусством.

Каждый ребенок талантлив, тренеры в этом уверены. Фото: vk.com/upsalacircus

КОГДА СБЫВАЮТСЯ МЕЧТЫ

Сейчас у Упсала-Цирка примерно сотня подопечных. Это в большинстве своем уже не беспризорники, потому что детей, живущих на улице, к счастью, в Петербурге стало меньше. Теперь Упсала-Цирк принимает детей из неблагополучных семей, семей, которые находятся за чертой бедности, детей из многодетных семей, приемных семей и семей мигрантов. В 2019 году в Упсала-Цирке стали заниматься и дети с особенностями психического развития.

— Мы отбираем детей не по имеющимся у них навыкам, — рассказывает Дарья Горчакова. — Когда дети к нам приходят, они обычно ничего циркового не умеют. Но многие достигают порази­тельных результатов. У нас есть профессиональная труппа, которая состоит почти полностью из бывших наших выпускников.

Так, к примеру, Станислава Вашкевич. Она занималась в Упсала-Цирке. Но однажды в выходной Станислава пошла в батутный центр и там из-за неудачного прыжка повредила спину.

Сначала обручи Станиславе были неинтересны, но потом она стала лучшей в этой дисциплине. Фото: vk.com/upsalacircus

— Восстановление шло долго, и врачи запретили Стасе делать любые серь­ёзные трюки. А ей хотелось выходить на сцену, чувствовать драйв от выступлений! — Рассказывает Дарья Горчакова. — Тогда по совету директора Упсала-Цирка Ларисы Афанасьевой Стася начала заниматься с хулахупами. Это оказалось единственным, что ей разрешили врачи. Постепенно начало получаться, и Стася по-настоящему полюбила обручи! На сегодняшний день она лучше всех в Упсала-Цирке владеет хулахупами и не планирует с ними расставаться.

Эльнара Евдокимова — тоже участница профессиональной труппы Упсала-Цирка. В проект она пришла в 2009 году, и очень активно занималась. Но через год сломала ногу, и на время была вынуждена прекратить занятия. Но участники Упсала-Цирка настолько увлечены своим делом, что не сдаются.

— Находясь на больничном со сломанной ногой, она стала растягивать шпагат, хотя до этого считала себя совсем не гибкой и о растяжке не думала. За несколько дней она села на правый шпагат (сломана была как раз правая нога). В Цирк Эля вернулась уже со шпагатом, и поняла, что вообще-то может всё! После этого она стала тренировать стойку на руках, и сейчас она делает это лучше всех в Цирке, — хвалит Дарья Горчакова.

ЦИРК ДЛЯ ДЕТЕЙ С ОСОБЕННОСТЯМИ

В Упсала-Цирке занимаются и дети с ментальными особенностями. Им, к слову, такие занятия с профессиональными педагогами очень показаны и приносят просто неоценимую пользу.

Ирина — мать 12-летнего Федора. У Феди расстройство аутистического спектра. Ему трудно давалась концентрация внимания, учеба шла непросто, общение со сверстниками тоже «хромало». В 2019 году Федю перевели в новую школу. И на одно из занятий к школьникам пришли артисты из Упсала-Цирка. Они предложили детям ходить к ним на занятия. Федя заинтересовался.

— Я не думала, что это надолго, — вспоминает Ирина. — Потому что мой сын обычно нигде надолго не задерживался, быстро терял интерес. А здесь увлекся. Он пристрастился к жонглированию. Причем так пристрастился, что все время, когда не ест, не спит или не делает уроки — жонглирует.

Вначале Федя, конечно, ничего не умел. Но мяч для жонглирования ему дался легко. А регулярные тренировки сделали свое дело. Меньше чем за год он научился жонглировать уже четырьмя мячами.

Жонглирование — большое искусство. Фото: vk.com/upsalacircus

— Самоизоляция далась нам непросто, конечно, — вспоминает Ирина. — Но ее сильно разбавили онлайн-уроки Упсала-Цирка. Федя мчался заниматься, непрерывно тренировался, и потому сидеть дома ему было значительно проще, чем его сверстникам. Он уперся и идет к цели. А цель у него — научиться жонглировать одновременно десятью мячами.

Кроме навыков обращения с мячом, Федор научился в Упсала-Цирке и другим очень важным вещам. Ирина отмечает, что после занятий в цирке Федор лучше концентрируется, стал более ответственным, научился слушать, и даже учеба стала даваться мальчику значительно легче.

Есть и другие примеры того, как меняют детей занятия. «Восьмилетний Ваня — особенный мальчик. Он намного ниже своих сверстников, плохо говорит и перенес несколько серьезных операций. Еще Ваня гибкий и бесстрашный, и у него самая обая­тельная улыбка на свете. До трех лет Ваня жил в доме ребенка, а сейчас у него целых две семьи: мама, брат, сестра и Упсала-Цирк. Когда спрашиваешь Ваню, что больше всего ему нравится в тренировках, он четко произносит: «Всё!» И тут же встает на голову, не переставая при этом улыбаться. В цирке Ваня стал настоящим спортсменом, поверил, что способен на любой трюк, достоин дружбы и оглушительных аплодисментов», — пишут в СМИ.

КАЖДЫЙ РЕБЕНОК ТАЛАНТЛИВ

Сотрудники Упсала-Цирка отмечают, что у их деятельности есть несколько важных функций. Они меняют отношение людей к этому виду искусства. Упсала-Цирк — это не цирк с животными и жестокими трюками. Это шоу, демонстрация искусства людей, талантов и кропотливого труда. В Упсала-Цирке жанры смешанные, на сцене можно увидеть и паркур, и брейк, и жонглирование, и акробатов. Зритель же — не просто сторонний наблюдатель, а непосредственный участник происходящего на сцене.

Упсала-Цирк — это не только интересные занятия, но и отличная физическая тренировка. Фото: vk.com/upsalacircus

Но главное — Упсала-Цирк меняет жизнь своих воспитанников, давая им шанс почувствовать, что мечты могут исполниться, нужно только стараться. Они помогают детям социализироваться, найти новых друзей, новые увлечения и мотивацию двигаться и развиваться.

— Современное цирковое искусство — прекрасный инструмент для развития потенциала детей и подростков из групп социального риска. Цирк — это игра, а дети развиваются в игре. Цирк — это команда, а командная работа — самый эффективный инструмент для работы с подростками и детьми. Цирк — это успех, потому что творческие умения и навыки означают принятие и позитивный отклик общества. Цирк — это безопасный риск, который необходим детям и подросткам в их знакомстве с жизнью. Каждый ребенок талантлив, и творчество каждого ребенка ценно. Дети, жизнь которых социально неблагополучна, часто не имеют возможности показать свой талант, потому что окружающие чаще замечают только их проблемы и недостатки. Упсала-Цирк относится к ребенку как к цельной личности и создает условия, которые помогают ребенку увидеть свой талант и показать его, — подчеркивает Дарья Горчакова.


|