Наркобизнес в Петербурге молодеет

"МК в Питере" предупреждает: "карьерный рост" в наркоторговле быстрый, но недолгий

03.10.2019 в 17:22, просмотров: 1178

Найти в Санкт-Петербурге «работу без опыта» легче легкого. Достаточно позвонить по трафаретному объявлению. Рабочий график гибкий, но финал карьеры бывает жестким: по печально известной «народной» статье 228 УК РФ.

Наркобизнес в Петербурге молодеет
Дворы-колодцы удобны для «закладок»: там темно и малолюдно. Фото: 24.kz

В силу многих причин Санкт-Петербург стал одним из узлов международного наркотрафика и огромным рынком сбыта запрещенных веществ. Город-порт, центр притяжения мигрантов, транспортный хаб для всего Северо-Запада, он инвестиционно привлекателен для подпольной индустрии разного рода. А еще у нас есть быстрый интернет. Именно в интернете в последние несколько лет происходит практически весь розничный и мелкооптовый сбыт наркотиков, а также набор кадров для наркоторговли.

Приблизительно до 2012 года основной сбыт «веществ» в городе происходил по старинке, из рук в руки и через «нехорошие квартиры». При этом правоохранительные органы (тогдашний ФСКН) относительно легко контролировали наркомафию через внедренных агентов. Позже курьеры и клиенты практиковали созвон по «левым» sim-картам, которые предлагал ряд нечистоплотных операторов, а также IP-телефонию. Сегодня, когда торговцы массово перешли в анонимные мессенджеры и даркнет, старые способы борьбы с наркоторговлей практически перестали работать.

ЗАКЛАДКИ В ТОРЕ

TOR (The Onion Routing) — это интернет-браузер, позволяющий пользователям оставаться анонимными и посещать такие же анонимные интернет-порталы и интернет-магазины (которые образуют «темный интернет», или darknet).

Еще недавно в дарк­нете функционировала крупнейшая торговая площадка Russian Anonymous Marketplace, где в массовом порядке предлагали запрещенные вещества, а также другие теневые услуги. Работу RAMP удалось пресечь в ходе спецоперации МВД РФ в 2017 году; хотя злые языки утверждают, что после этого лишь расцвела пышным цветом другая торговая площадка — мы не будем ее называть. Здесь тоже торгуют доступными наркотиками (каннабиоидами, опиатами всех видов, как натуральными, так и синтетическими, от так называемых «солей» до LSD). На платформе работает более 2 тысяч «магазинов», причем взнос за открытие одной точки для «предпринимателя» начинается от 300 долларов.

Впрочем, розничная торговля легко идет и через обычные мессенджеры. Вы и сами можете увидеть «закладчиков» и их клиентов в любом дворе, на спортплощадке, на парковке или в собственном подъезде. Это единственная часть схемы продаж, которая ведется оффлайн. Именно здесь всегда требуются свежие кадры, взамен отбракованных. Причем, заметим, молодые кадры. Даже по применяемым технологиям понятно, что наркобизнес в последнее время сильно омолодился.

 

Родители! Если ваш взрослый (и не очень) сын явно чем-то активно занят, но упрямо не называет работодателя — 50 процентов гарантии, что он работает на доставке «веществ».

Фото: myslo.ru

КАРЬЕРА ДЛЯ КУРЬЕРА

За последние годы в полностью нелегальной отрасли сложился классический «рынок труда» со своими службами занятости, каталогом вакансий и даже профподготовкой. Скажем, на упомянутой площадке можно встретить открытые вакансии для операторов и курьеров. Если поискать, их можно найти даже на официальных порталах объявлений. Хотя проще всего работает рекрутинг через «трафареты». Эти лаконичные объявления («Клад», «Работа» и так далее) повсеместно красуются на стенах и на асфальте.

Очень упрощенно работа «закладчика» выглядит так: после оплаты залога он забирает в условленном месте «клад», в котором лежат довольно весомые партии наркотиков (грамм по 50 — 100). Оператор (анонимный чат-бот) дает указания, как именно расфасовать и где именно спрятать закладки. Существует даже выездной контроль, особенно для вновь нанятых «сотрудников». Также практикуются жесткие регламенты для исполнителей, включая список мест, где делать закладки опасно.

Почасовая работа. Именно то, о чем вы подумали. Фото: nashgorod.ru

Интернет-магазины обещают «карьерный рост в команде». При «ответственном отношении к работе» сотрудник может претендовать на более престижные должности — «мини-опт», «склад», «перевозчик». Все это выглядит особенно цинично, если знать статистику трудовой карьеры в этой отрасли. По факту рядовые наркокурьеры — это пушечное мясо, статистический материал для полицейских «посадок», а текучка кадров заложена в цену «продукта».

Именно на поимке конечных исполнителей делают свой план правоохранители на местах. Здесь задействована главным образом часть 1 ст. 228 УК, «Хранение без цели сбыта», но в зачет идут и эти скромные успехи. Злоупотребления изредка вызывают общественный резонанс, как в случае с Иваном Голуновым, но чаще всего рядовые исполнители «садятся» надежно и без шансов. Так работает конвейер, благодаря которому вполне нормальные (пусть и глупые) молодые люди переходят из зоны риска непосредственно в «зону». А вот администраторы и владельцы даркнет-магазинов работают в мессенджерах анонимно и всегда остаются в тени.

 

Неофициальный «антинаркотический» проект DrugStat недавно представил очередное исследование петербургского рынка наркотиков. Если верить этим данным, с июня по август 2019 года с помощью одного только крупнейшего сервиса в даркнете (Название мы сознательно не приводим. — Ред.) горожане чаще всего приобретали гашиш (110 307 покупок). На втором месте по популярности в городе синтетический психостимулятор Альфа-ПВП, а на третьем — мефедрон. «Суммарные продажи «солей» в Питере больше, чем продажи марихуаны. Для такого крупного города это очень тревожный сигнал», — отметили авторы исследования.

По их же данным, только в феврале 2019 года в Санкт-Петербурге было совершено около 120 тысяч сделок по продаже наркотиков. Ориентировочно было продано около 100 килограммов запрещенных «веществ» за один короткий месяц.

 

ОНИ СРЕДИ НАС

Можно подумать, что закладчики — это конченые «торчки» и прочие деклассированные элементы. Да, такие есть, и внимательный взгляд отфильтровывает их сразу. Они неосторожны и попадаются в течение месяца-двух. Однако особенность — и особая опасность — этого уже по многим признакам сформировавшегося «рынка труда» как раз состоит в том, что на нем теперь востребованы нормальные адекватные люди.

Первое, самое простое объяснение: их реже ловят. Однако есть и второе объяснение. Укоренившись в даркнете, наркоторговля изо всех сил пытается копировать классический маркетинг: так можно минимизировать риски и начать зарабатывать не просто большие, а очень большие деньги. Речь, конечно, не идет о «ползучей легализации» этого бизнеса. Но внешне он становится все более обычным, приемлемым для молодежи.

Интерфейс «наркомагазинов» интуитивно понятен, еще немного — и они окончательно приобретут цивилизованный вид. То же и с «условиями работы». «Сотрудников» просят заполнить анкеты. Особо востребованы мобильные люди со своим транспортом. «Работодатели» уже сейчас обеспечивают операторов и курьеров-оптовиков смартфонами на безлимитном тарифе.

Очень тревожат опросы среди школьников. Так, уже в 14-15 лет многие прекрасно отдают себе отчет, кто такие закладчики и чем именно они занимаются. В том же возрасте многие охотно идут (и их охотно берут) в «трафаретчики». Наказание за такую деятельность даже при поимке «за руку» чисто символическое. Особенно занятно, что жилкомхоз, который неустанно борется с уличными художниками, не спешит замазывать объявления такого рода. Напомним, что легальным способом борьбы с «трафаретами» остаются заявки от граждан на круглосуточную линию по ЖКХ («Служба 004»).

Целенаправленное и повсеместное уничтожение подобной рекламы поможет хоть немного ограничить приток в наркобизнес новых «кадров» и новых клиентов, среди которых могут оказаться сегодняшние школьники, чьи-то друзья или дети. Простые решения обычно неплохо работают. В целом же ситуацию могут исправить только реальные упреждающие действия на «территории врага», в темном сегменте интернета. Санкт-Петербург всегда считался продвинутым городом в области интернет-технологий, что дает нам повод для осторожного оптимизма.

 

От редакции

Распространение, изготовление наркотических веществ и любые операции с ними преследуются по закону (ст. 228 — 234.1 УК РФ). Этот материал следует воспринимать как преду­преждение широкому кругу читателей: любое сотрудничество с наркобизнесом — это уголовное преступление.