Почему Сталин не любил День Победы

Кандидат исторических наук Даниил Коцюбинский рассказал «МК» в Питере», как менялось празднование Дня Победы, а главное — почему

03.05.2019 в 19:31, просмотров: 11345

9 мая 1945 года был салют и никакого парада. Первый парад Победы состоялся только 24 июня 1945 года. Причем больше половины солдат, маршировавших перед Кремлем, не были фронтовиками. С 1948 года 9 мая становится рабочим днем. Но в 60-х годах все меняется. Уже при Брежневе снова возвращается и парад на Красной площади, и выходной 9 мая.

Почему Сталин не любил День Победы
9 мая 1945 года. Народное гулянье на Красной площади в честь Победы

О ДВУХ ДНЯХ ПОБЕДЫ

Исторически правильнее было бы отмечать этот день 7 мая, поскольку именно 7 мая 1945 года в 02:40 по среднеевропейскому времени в Реймсе был подписан Акт о капитуляции Германии. И в тот же день по германскому радио глава немецкого МИДа заявил о безоговорочной капитуляции германских войск.

Но Сталин впал в бешенство из-за того, что подписание состоялось не на «его» территории. Он стал требовать нового договора и удержания старого «в секрете», что было, в общем, бессмысленно, учитывая произошедшую «утечку». Союзники, однако, согласились. Но информация всё же прорвалась, и 8 мая во многих странах Европы прошли широкомасштабные торжества по случаю победы.

В конце концов был достигнут компромисс. Сталину дали возможность зафиксировать свой собственный «День Победы» — 9 мая, но так, чтобы повторное подписание Акта о капитуляции в Карлсхорсте (близ Берлина) произошло 9 мая по московскому времени — в 00:43, и в то же время 8 мая по среднеевропейскому времени.

Так что обе даты — и 8-го, и 9-го мая, в общем, исторически фиктивны, но дата

9 мая — всё же фиктивна дважды, ибо фальсифицирует не только дату, но и само событие, называя «Актом капитуляции» по сути постановку, а настоящий акт 7 мая — «Предварительным протоколом».

Впрочем, уже сложились традиции мемориальных дат. И, думаю, их стоит учитывать.

О СТАЛИНЕ И ПОЛИТИКЕ ТОТАЛИТАРНОГО ГОСУДАРСТВА

В 1945 году 9 мая был салют, а Парад Победы — 24 июня. Нерабочим днём 9 мая оставался до 1947 года. Потом его «поменяли» на нерабочий Новый год.

Почему Сталин недолюбливал День Победы? Думаю, по той причине, что с окончанием войны люди связывали надежды на счастливую и благополучную жизнь, которую они заслужили потом и кровью. Ведь это к ним Сталин обращался чуть ли не с мольбой в 1941-м году: «Братья и сестры!» А это значит, что он должен был потом чем-то «братьев и сестёр» отблагодарить. Однако, как мы знаем, страну ждала не просто послевоенная разруха, но и голод 1946-47 годов, и новые волны репрессий. При этом часто оказывалось, что наиболее «строптиво» себя вели именно бывшие фронтовики. Они несколько лет подряд держали в руках оружие, ходили в атаку, привыкли к риску, и вернулись с войны с другим, чуть более свободным гражданским самосознанием, чем то, что было сформировано у советских людей до войны, в ходе чисток, коллективизации и Большого террора.

Кроме того, память о войне была не столько победоносной, сколько страшной. И невозможно было «праздновать» этот день, когда по всей стране скитались сотни тысяч брошенных государством инвалидов-ампутантов, когда в деревнях женщины оплакивали поголовно погибших мужчин, когда в памяти были в первую очередь ужас и боль. И эта боль требовала утоления и признания. Но тоталитарное государство не могло и не собиралось дать ни того, ни другого. Поэтому память о войне была сведена к минимуму: передовицы в газетах, салюты 9 мая, иногда торжественные речи — и всё.

А вот когда минуло 20 лет, когда боль отчасти улеглась, когда выросло новое поколение, которое знало о войне только по рассказам, возникла новая ситуация, благоприятная для создания героического мифа о победе. И он пришелся особенно кстати в тот момент, когда возникла необходимость срочно чем-то заменить опрометчиво созданный Хрущёвым миф о «коммунизме к 1980 году». Пришедший в 1964 году к власти Брежнев и его подельники понимали, что никакого коммунизма в обозримом будущем не предвидится. Поэтому они сделали ставку на мобилизующий миф не о будущем, а о прошлом. И попали в десятку, поскольку затронули вековые жертвенные военно-патриотические струны, присущие русской политической культуре испокон веков. Культ погибших героев, которые проложили своими жизнями путь к победе, стал развиваться по нарастающей, начиная с юбилейного 1965 года. 9 мая снова стал выходным днем. Правда, в ту пору большие военные парады проводились не всякий раз, а только в юбилейные годы.

После крушения СССР первый парад состоялся в 1995 году. И с тех пор стал проводиться ежегодно, а с 2008 года — с военной техникой.

24 июня 1945 года. Парад Победы

О ТОСКЕ ПО РЕВАНШУ

Смысл парадного ренессанса и вообще культа Победы в современной России понятен. Начиная с 1995 года, и особенно в 2000-х годах, из Дня памяти о победе в войне против Германии 9 мая по факту превратилось в «День памяти о погибшем СССР». А ещё точнее, в «День грядущего реванша за предательски разваленный СССР». Поэтому и нарастает с каждым годом накал торжеств. Для перманентно «поднимающегося с колен» Кремля и для тех, кто рисует на своих иномарках слоган «На Берлин!» и кричит во весь голос: «Можем повторить!», 9 мая в реальности — не День Победы. Для них это День Поражения в холодной войне. И, что неизбежно, День тоски по реваншу.

Правда, на мой взгляд, реваншистская тенденция уже прошла свой пик популярности, потому что боевые внешнеполитические настроения «хорошо заходят», когда нет серьезных внутриполитических проблем и когда власть воспринимается как «своя, родная», способная обеспечить новую победу. Мне кажется, после пенсионной реформы Кремль перестал восприниматься как «свой» очень многими из тех, кто как раз составлял основную массу патриотически настроенного общества. Так что, по моим ощущениям, это празднование 9 мая пройдёт чуть бледнее, чем предыдущее.

Люди, которые несколько лет подряд держали в руках оружие, ходили в атаку, вернулись с войны с чуть более свободным гражданским самосознанием

О ГЕОРГИЕВСКОЙ ЛЕНТОЧКЕ

Сама по себе ленточка в эпоху СССР была — я хорошо это помню — просто одним из мемориальных символов, отсылавших к памяти о войне. Но сегодня она по факту превратилась в символ того самого реванша, о котором я уже сказал. И когда я вижу эту ленточку на лобовых стёклах машин или на парадах, то испытываю скорее чувство отторжения, увы.

О СКОРБИ

Я бы предложил полностью переформатировать этот мемориальный день. Сделать акцент не на триумфе, а на скорби. Скорби о тех 20 миллионах солдат, которые были загублены сталинской системой командования, да и просто некомпетентностью генералов и маршалов. Скорби о миллионе ленинградцев, погибших от голода. О миллионах евреев, уничтоженных нацистами. О миллионах мирных жителей, которых стерла в пыль эта самая страшная в истории человечества война.

Например, в Великобритании и США этот день государственным праздником не является. Происходит инициированное ветеранами и активистами возложение венков к военным мемориалам. К слову, 9 мая в Британии специально чествуют проживающих там советских ветеранов. Во Франции 8 мая — официальный праздник, но он позиционируется не столько как «День Победы», сколько как день примирения с Германией, в этот день проходит небольшой военный парад, президент произносит речь. И всё.

Память о войне ни в коем случае не должна быть ни героической, ни праздничной, по моему глубокому убеждению. Воспитывать общество на примере «военных подвигов» — значит, готовить его к новой военной авантюре. А ведь все войны — это авантюры либо агрессивных психопатов, либо идиотов с одной извилиной, идущей вокруг фуражки, либо политиков, не служивших в армии и толком не нюхавших пороху.

О СТАЛИНЕ И ЕГО ЖЕСТКОЙ РУКЕ

Чем выше рейтинг Сталина в России, тем ниже рейтинг действующей авторитарной власти. Это старая закономерность.

Дело в том, что авторитарная власть сама насаждает культ «жёсткой руки». И российское общество с готовностью на него ведётся. Оно к этому приучено веками своей рабской истории. Но если правительство при этом почему-то начинает людей раздражать, в пику ему народ начинает «тосковать по Сталину». Ибо если уж тосковать по жесткой руке, то по настоящей, а не какой-то дряблой, которая не в силах решить все проблемы и посадить всех «жуликов и воров» на кол. Никакой революции, впрочем, такой тоскующий социум породить не может. Он может только клеить фотографии Сталина на кабины грузовиков, как это было при Брежневе.

 

КСТАТИ

Скорбная память

До революции отмечали юбилеи сражений, а не «дней победы». Например, в 1912 году широко отмечалось 100-летие Бородинской битвы, а на протяжении XVIII–XX веков — юбилеи Полтавской битвы.

Первую мировую войну в эпоху СССР мемориально замалчивали, потому что она была «империалистическая», «несправедливая» и «антинародная». К слову, именно такой она и была. И не только для России, а вообще для всех, кто принял в ней участие. Не случайно в странах Европы главный День памяти о войне, притом памяти скорбной, а не героической, — это 11 ноября, день окончания Первой мировой.

 

Пенсионная реформа. Хроника событий