Как вступление в "Лиза Алерт" меняет психику и жизненные взгляды

Что значит быть поисковиком-добровольцем "МК в Питере" узнала у

19.12.2018 в 12:42, просмотров: 1644

В Петербурге уже восемь лет действует поисковый отряд «Лиза Алерт». Люди в Северной столице и Ленинградской области пропадают почти ежедневно. Доб­ровольцы стараются найти их и спасти. Каково это — быть поисковиком-добровольцем? Получают ли они поддержку от своих семей? И меняется ли сам человек, однажды решивший, что он будет поисковиком и теперь всегда готовый бежать на помощь другим? Об этом «МК» в Питере» поговорил с одним из членов петербургской команды «Лиза Алерт» Никитой Илющенковым.

Как вступление в
Отправляясь на поиски в лес, добровольцы «Лиза Алерт» сами одеваются ярко и другим советуют. Фото: vk.com/lizaalert_real

ДЕТИ УЕЗЖАЮТ НА САМОКАТАХ И ПРОПАДАЮТ

Добровольцем Никита стал чуть больше года назад. До этого, говорит, он несколько раз открывал анкету на вступление в отряд, но заполнить не решался.

— Я попал в «Лиза Алерт», так сказать, за компанию. Мой друг состоял в отряде и, когда нужно было искать заблудившегося в лесу человека, позвал меня с собой. Я согласился. А потом остался. Сотрудничество с «Лиза Алерт» определенно накладывает свой отпечаток на жизненные взгляды. Появляется больше какого-то сопереживания, расширяется круг общения. «Лиза Алерт» сильно меняет человека.

Чаще всего пропадают дети и пожилые люди. Если пожилой человек исчез в городе, то, скорее всего, как практика показывает, он попал в больницу. Например, выходит мужчина с провалами в памяти из дома — и теряется. Он ничего не помнит, не знает, куда ему идти, или помнит то, что было здесь двадцать лет назад, а почему-то сейчас этого нет. И тогда он останавливает прохожих, а те обычно помогают ему добраться до больницы. Там потом его и находят поисковики-добровольцы, родственники или полиция. Если же пожилой человек пошел за грибами в лес и пропал, то начинать поиски нужно немедленно после сообщения о пропаже: вдруг ему стало плохо или он упал и сломал ногу.

Если пропадают подростки, то обычно это побег из дома в знак протеста. Их искать трудно, потому что они не хотят, чтобы их нашли, и просто прячутся. Но ведь они могут попасть в беду, в плохую компанию, опасную ситуацию. По сути, они еще не взрослые и нуждаются в защите.

Маленькие дети теряются, например, так: уехали на самокате далеко вперед, пока родители отвлеклись. Обернулись — родителей нет. Стали искать, метаться из стороны в сторону, в итоге заблудились. Такая история не так давно произошла в одном из районов Петербурга. Девушка — доброволец «Лиза Алерт» — услышала на улице, как одна женщина с ужасом рассказывала другой, что ее ребенок поехал на самокате вперед по улице, и она не может его отыскать. Девушка вмешалась в разговор, проинструктировала женщин, что нужно делать. Буквально тут же «Лиза Алерт» развернула поисковые мероприятия. Подтянулись наши добровольцы, организовали патрули, и через пару часов нашли перепуганного мальчугана.

Никита Илющенков пришел в "Лиза Алерт" около года назад за компанию и остался. Из личного архива

ДЛЯ ПОИСКОВ ДОСТАТОЧНО ЗВОНКА В «112»

К счастью, живыми людей удается найти чаще, чем погибшими. По данным отряда, в Петербурге за 2018 год к нам поступило более 1000 обращений. Однако если запросить статистику МВД, пропавших наверняка окажется гораздо больше. Но говорить о том, что мы находим людей, нельзя. Мы учас­твуем в поисках. Ведь поиск — это очень масштабное мероприятие, в котором принимают участие и другие службы. И даже если, например, в лесу человека нашли представители нашего отряда, вынесли его из леса на носилках, все равно мы лишь участвовали в поисках. Ведь также в соседнем квадрате этого человека искали сотрудники МЧС или другого поискового отряда, с которыми мы разделили зоны поиска. Результат — общий.

К нам иногда обращаются люди, которым в полиции отказали в приеме заявления. Сказали, что должны пройти трое суток, прежде чем пропавшего человека начнут официально искать. Мы тогда консультируем пришедшего, объясняем, что в полиции ему отказать не имели права. Человек имеет право обратиться в полицию в день пропажи близкого человека, и у него обязаны принять заявление. Если этого не происходит, мы советуем позвонить на номер «112» и оставить информацию там. В принципе, для нас этого достаточно, чтобы разворачивать поисковую деятельность.

СЕМЬЯ ВСЕГДА РЯДОМ

Жена меня поддерживает. Ворчит, разумеется, иногда, что уделяю поискам много времени — ведь если кто-то пропал, даже когда я не еду искать, все равно я на телефоне. Помогаю звонками, раскидываю информацию по сети. Но когда мне нужно было подготовить фотовыставку о нашей деятельности, супруга включилась и очень мне помогла. Она сделала красивый фотоколлаж, помогла смонтировать хороший видеоролик. А есть ребята, которые работают в «Лиза Алерт» семьями. Не так давно в одной такой семье родился ребенок.

 

Инструкция по выживанию в лесу

Во-первых, если вы идете в лес, сообщите об этом родным и знакомым, чтобы они знали, где примерно вас искать. Во-вторых, отправляясь в лес, возьмите с собой полностью заряженный рабочий сотовый телефон. Даже если не будет связи, вызов экстренных номеров сработает. Обязательно возьмите с собой воду и питательные легкие батончики — шоколадные или мюсли. Люди, у которых есть какие-то заболевания, должны взять с собой запас необходимых лекарств. Еще хорошо бы взять свисток, он пригодится, чтобы откликаться, особенно в те моменты, когда человек охрипнет от криков или от переохлаждения.

Желательно иметь при себе несколько наборов для разжигания огня: спички, зажигалку в разных карманах и непромокаемой упаковке. Самое главное — одеваться надо тепло, удобно и ярко. Причем ключевое слово здесь — ярко. Человек, особенно летом, надевший армейский камуфляж и темную кепку, просто сливается с окружающей средой, и искать его очень трудно.