Петербург мстит горожанам фасадопадом

Лишенный внимания властей Петербург пытается достучаться до людей, обрушивая на их головы штукатурку и лепнину

Город — это живой организм, который жаждет не только обожания, но и внимания, а также обычного, но регулярного ухода. Не получая его, он начинает мстить. Но представители власти, пролетая по улицам Петербурга на своих тонированных машинах, сигналов города в виде россыпи лепнины на тротуарах и оголившихся фасадов не видят. И город пробует достучаться до них через жителей. В последнее время он буквально кричит о своих нуждах, сбрасывая на головы ни в чем не повинных горожан куски лепнины, штукатурки и балконов.

Лишенный внимания властей Петербург пытается достучаться до людей, обрушивая на их головы штукатурку и лепнину
Обрушение на Большом проспекте П. С. 24 марта можно назвать предупреждающим, после него в городе начался лепнино- и фасадопад. Фото: ДТП и ЧП | Санкт-Петербург

В МИЛЛИМЕТРЕ ОТ СМЕРТИ

17 апреля 2021 года многодетная жительница Петербурга Ирина запомнит на всю жизнь. В тот день мама четверых детей едва не потеряла своего 2‑летнего сына. Примерно в 17:15 она везла малыша в коляске мимо дома № 167 по Московскому проспекту. Рядом шла 8‑летняя дочь Иры, чуть позади — случайные прохожие. Неожиданно на головы пешеходам посыпались камни. Один из них, размером с ладонь взрослого человека, пролетев перед лицом Ирины, рухнул в детскую коляску. Ребенок даже не успел испугаться. Камень угодил крохе в голову, превратив лицо малыша в сплошную кровавую рану. От болевого шока мальчик сразу же потерял сознание и на несколько минут, ставших для его мамы вечностью, перестал дышать. Кровь хлестала из головы, носа и рта малыша, заливая детскую коляску. Ирина, крича прохожим, чтобы вызвали скорую, схватила сынишку на руки и перевернув его на живот, начала похлопывать по спинке. Попутно она пыталась успокоить плачущую от страха дочь, на глазах которой маленький брат вдруг перестал дышать. Девочка с ужасом наблюдала, как с крохотного лица на асфальт капает кровь. Наконец спустя бесконечные для матери 3–5 минут малыш вздохнул. И тут же зашелся криком от боли.

— Я не знаю, кто тогда получил большую психологическую травму, я или он, — рассказывает «МК в Питере» сейчас, спустя больше месяца после инцидента, Ирина. В тот же момент она не думала о том, как будет со страхом смотреть на фасады высоких домов и балконы. Не знала, что ее сын будет просыпаться в слезах и всхлипывать во сне. Она думала только об одном — как спасти ребенка.

Скорая увезла малыша в детскую больницу № 19 имени Раухфуса, где его положили в реанимационное отделение. Врачи почти сразу скажут Ирине, что ее сын родился в рубашке. Еще миллиметр — и камень угодил бы в висок, а после такого, как правило, не выживают.

— У сына был перелом орбиты глаза, сам глаз, к счастью, не пострадал. Диагностировали также переломы носа и челюсти со смещениями, — вспоминает Ирина, и голос ее начинает дрожать.

Одними переломами дело не обошлось, как позже сообщат в пресс-­службе ГУ МВД по Петербургу и области, у мальчика диагностировали закрытую черепно-­мозговую травму и ушиб головного мозга легкой степени. 17 апреля прокуратура начала проверку по факту падения в коляску лепнины. 19 апреля региональное управление Следкома возбудило уголовное дело по статье «оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности».

«По версии следствия, неустановленные работники ООО «Жилкомсервис № 3 Московского района» ненадлежащим образом обеспечивали техническое состояние многоквартирного жилого дома № 167 на Московском проспекте, вследствие чего 17 апреля 2021 года с балкона, расположенного на 5‑м этаже, произошло отслоение и падение фрагмента лепнины», — сообщили в пресс-­службе СУ СКР по городу.

Расследование, к слову, еще идет.

УЕХАЛИ, ЧТОБЫ ЖИТЬ

Из реанимации в отделение нейрохирургии мальчика перевели на четвертые сутки. Лечение и начальный этап реабилитации растянулись на долгие три недели, ребенку провели две операции. Первые же мгновения после выписки показали, что мальчик получил и сильнейшую психологическую травму.

— У него появилась боязнь коляски, он категорически не хотел садиться в ту, в которой пострадал. Пришлось купить другую. Даже от одежды, в которой он был в тот день, пришлось избавиться. Шапку, которую раньше носил всегда, не давал надеть, сразу говорил: «Мама, мне на голову сильно давит, сними ее скорее», — рассказывает Ирина.

Врачи предупредили женщину, что реабилитация будет долгой — около года. Ира и сама видит, что ее малыш нуждается в спокойствии. Он стал менее активным, у него повысилась утомляемость, а также его часто мучают головные боли. В эти моменты он подходит к Ирине и, заглядывая ей в глаза, шепчет: «Мама, головка болит».

В итоге женщина решила поменять обстановку, собрала вещи и уехала с детьми к бабушке в Ростов-на-­Дону.

— Необходимо, чтобы сын немного отошел от всего, от видов этих зданий. Балконы на том доме уже затянули зеленой сеткой, но они все равно пугают. Дочке, которая видела, как брат перестал дышать, тоже нужна реабилитация. Всем нам, — рассказывает Ирина.

Как сообщила женщина, после инцидента, в котором ее сын выжил лишь чудом, с ней связались не только следователи и сотрудники прокуратуры, но и представители управляющей компании — «Жилкомсервиса № 3». С их стороны были обещания выплатить компенсацию и физического, и морального ущерба, но подробности этих переговоров женщине запрещает озвучить подписка о неразглашении тайны следствия.

К слову, после ЧП, о котором говорил весь город, чиновники из районной администрации заявили, что в последний раз капитальный ремонт фасада 81‑летнего здания, с которого на ребенка упал кусок лепнины, проводился в 2006 году. А, мол, текущий был и в 2016‑м, и в 2018‑м и в 2020 году. Они рассказывали СМИ, что в августе 2020 года «Жилкомсервис № 3» провел инвентаризацию 49 балконов этого дома. Выяснилось, что у шести из них частично разрушены края балконных плит. Мол, отремонтировать их планировали в 2021 году. Только вот балкона, с которого на людей полетели бетонные глыбы, в этом списке не было. Между тем, согласно данным портала Фонда капремонта Петербурга, ремонт фасада дома № 167 по Московскому проспекту на текущий год не запланирован.

МАЙ КАСОЧНОГО РЕЖИМА

Случай на юге города, кстати, был не первым. Так, 9 апреля лепнина отвалилась с фасада дома 106 на Невском проспекте. Аккурат на голову прохожему. От серьезных травм его уберег капюшон. В тот же день облицовка посыпалась с дома, стоящего на пересечении Среднегаванского проспекта и Карташихиной улицы.

18 апреля, сразу после ЧП на Московском проспекте, появились сообщения, что часть декора упала с козырька дома Оболенских (улица Чайковского, 20). Социальные сети вещали, что проходивший мимо пешеход лишь чудом не пострадал. 26 апреля отвалился декор с фасада дома № 31 на улице Восстания. Местные жители «обвинили» в этом ливень, который мог «размочить» укрепленное на металлическом штыре гипсовое украшение.

А потом наступил май. Месяц, который показал, что масочно-­перчаточного режима для обеспечения безопасности жителей Петербурга недостаточно. В городе пора вводить касочный режим.

Сообщения со словами «рухнул», «отвалился», «упал» стали регулярно появляться в СМИ и пабликах в соцсетях. Дошло до того, что в интернете создали карту обрушений. Вот лишь некоторые эпизоды:

11 мая. Сорвавшийся с дома № 8 на Малой Морской улице кусок фасада пробил голову 47‑летней жительнице Петербурга Светлане. Ее увезли в Мариинскую больницу. Очередным инцидентом с пострадавшим заинтересовалась прокуратура.

Малая Морская улица отметилась двумя ЧП, одно из них было с пострадавшей. Фото: ДТП и ЧП | Санкт-Петербург

12 мая. Град камней посыпался с дома Чаадаева (Невский проспект, 53). Удар принял на себя навес летнего кафе при ресторане. Согласно порталу Фонда капитального строительства, в этот день на объекте обществом с ограниченной ответственностью «Мастер Руф» производился ремонт крыши (его стоимость после торгов составила 6,5 млн руб­лей).

А через пару часов сошел лавиной фасад дома № 6 на Смольном проспекте. В этом здании, как гласит сайт Фонда капремонта, должны обновить «общее имущество», к коему относятся крыша и фасад, только вот пока идет «разработка проектной документации». Потерявшее часть «лица» здание, к слову, расположено через дорогу от обители правительства Санкт-­Петербурга. Но и в этот раз власти не обратили внимание на раскатистый крик города о помощи. И город начал мстить.

14 мая. Куски фасада посыпались с дома № 8 на улице Рылеева.

15 мая. Штукатурка отвалилась от дома № 17 на Таврической улице.

18 мая. Часть фасада потерял дом № 9 на Малой Морской улице. Помимо этого, петербуржцы нанесли на карту обрушений еще одну точку — дом № 63 на улице Жуковского, сообщив, что от него тоже отвалился кусок лепнины.

19 мая. В социальных сетях и СМИ сообщалось о падении штукатурки с домов № 2 на проспекте Чернышевского и № 43 на Таврической улице.

21 мая. Кусок фасада отвалился от доходного дома Трофимовых (проспект Римского-­Корсакова, 103).

22 мая. Вечером с внутреннего фасада дома № 58 на улице Некрасова большой кусок штукатурки рухнул на защитный козырек над входом в подъезд (на «черную» лестницу).

«Только по счастливой случайности не пострадали люди. Повреждения получили припаркованные у подъезда автомобили. Это уже второй случай за май у данного подъезда и бог знает какой по счету в этом доме, — сообщили очевидцы произошедшего в паблике «ДТП и ЧП». — Внутренний фасад в аварийном состоянии много лет. Видимо, ремонт ускорят только человеческие увечья и летальный исход».

Прохожий чудом успел увернуться от камнепада на Чайковского, 20Б. Фото: ДТП и ЧП | Санкт-Петербург

25 мая. Утром кусок фасада отвалился от дома 1–3 на Бронницкой улице. Только по счастливой случайности проходившей мимо здания женщине удалось увернуться от летящих на тротуар камней. А вот припаркованной рядом машине повезло меньше. Как отмечали в социальных сетях жители Петербурга, это здание не дают отремонтировать уже более пяти лет, так как оно является памятником. А это означает, что фасад будет осыпаться на горожан, пока не начнется согласованная с властями реставрация объекта. Только вот когда ее произведут — неизвестно.

Как сообщают петербуржцы в различных пабликах, лепнина, куски декора и штукатурка падали и с других домов. Среди «пострадавших» зданий называют дом № 78 в Банном переулке, № 9 на улице Тюшина, № 14 на Рижском проспекте, № 54 на набережной реки Мойки, № 98 на Большом проспекте П. С.

Июнь подхватил инициативу мая. Второго числа с дома № 76/18 на Среднем проспекте В. О. отвалился сандрик — небольшой профилированный карниз, расположенный над оконным наличником. Основная функция данного элемента фасада — отвод воды. Вероятно, именно она — влага — и стала причиной обрушения. 3 июня СМИ сообщили об обвале штукатурки с дома № 27 на улице Блохина. Особенно очевидцев напугало и возмутило то, что здание, с которого полетел град камней, находится рядом со школой. Последний случай произошел 8 июня — отвалившийся от дома № 20 на Пушкинской улице кусок штукатурки пробил голову женщине. Пострадавшую увезли в больницу.

Интересно другое. В ГАТИ есть перечень адресов (он есть и у редакции), по которым с начала года были выданы разрешения на установку строительных лесов «для проведения работ по ремонту фасадов», вышеперечисленных зданий в нем нет.

Фасады старых домов отваливаются на разных уровнях.

САМОЕ СТРАШНОЕ ЕЩЕ ВПЕРЕДИ?

Специалисты, среди которых эксперт постоянной комиссии по городскому хозяйству, градостроительству и земельным вопросам петербургского ЗакСа Владислав Воронков и архитектор, преподаватель ГАСУ Андрей Суровенков, спешат разъяснить через СМИ, почему город устроил бомбардировку жителей кирпичами, штукатуркой и элементами декора. Как правило, называют три фактора: намокание стен, косые дожди и промерзание. В первом случае фасадопад происходит, если прохудилась кровля. Тогда дождевая вода стекает на фасад, размывая его, разрушая целостность. При косых дождях ржавеют крепления и намокают элементы декора. Регулярность этого процесса приводит к разрушению фасадов. Есть и специалисты, которые считают, что в фасадопаде виновно их ежегодное мытье обычными средствами, да еще под высоким давлением. Учитывая, что в Петербурге дожди идут с 1703 года, а многочисленные каналы и близость к Финскому заливу (источники влажности) являются символами города, можно предположить, что дальше будет только хуже.

Эксперты приходят к единому выводу — нужен ежегодный контроль за состоянием фасадов. Еще лучше — два раза в год производить обход, выявлять нарушения, составлять план работы и доносить его до собственников жилья (только с их разрешения управляющая компания может производить работы по сохранению многоквартирного дома). Однако реставрация фасадов, особенно домов-­памятников, — дело дорогостоящее, на такое взносов жильцов дома на капремонт вряд ли хватит. В этом случае на помощь должны приходить власти — регио­нальные и федеральные, адресно выделяя средства на восстановление «лица» здания. Но, как показывает практика, сбить опасные элементы и срезать балконы выходит дешевле. Только вот в масштабах Петербурга проблему так не решить, зато можно быстро потерять историческое наследие.

Опубликован в газете "Московский комсомолец" №24 от 9 июня 2021

Заголовок в газете: Город мстит фасадопадом

Что еще почитать

В регионах

Новости региона

Все новости

Новости

Самое читаемое

Реклама

Автовзгляд

Womanhit

Охотники.ру