Присяжные признали замначальника УФСИН виновным в убийстве подчиненного

30.07.2020 в 11:28, просмотров: 646

Присяжные признали замначальника УФСИН виновным в убийстве подчиненного
Фото: 78.fsin.su

В Санкт-Петербурге продолжают судить бывшего заместителя начальника регионального ФСИН Сергея Мойсеенко и его подельника Игоря Захарова. Мойсеенко обвиняют в заказе на убийство подчиненного, Захарова — в передаче оружия киллеру.

Жертвой преступления, совершенного весной 2017 года, стал начальник отдела технического надзора и эксплуатации объектов строительства, подполковник ФСИН Николай Чернов, отвечавший за стройку новых «Крестов». Но все бумаги, в том числе по оплате материалов, шли через Мойсеенко. Говорят, что Чернов начал подозревать начальника в получении откатов. Понимая, что проверки могут выявить нарушения, даже пожаловался на начальника сотрудникам Управления собственной безопасности ФСИН России. Но потом от своих слов отказался. Говорят, после того, как встретил в коридоре по пути к следователям Мойсеенко. Коллегам Чернов давал понять, что опасается за свою жизнь. Вероятно, тогда решил собирать компромат на руководителя, курирующего стройку. И даже начал носить с собой диктофон. Свои подозрения и страхи он, в частности, высказал поставлявшему на стройку рабочих Сабиру Садыкову. Но тот был знаком не только с Черновым, но и с Мойсеенко.

Следствие и суд установили, что в конце 2016 года Сергей Мойсеенко предложил Сабиру Садыкову убить Чернова. Чтобы сокрыть «преступления коррупционного характера».

«Садыков в свою очередь обратился к Захарову, который в феврале 2017 года в городе Санкт-Петербурге передал ему пистолет системы Макарова (ПМ), снабженный прибором для бесшумной беспламенной стрельбы с патронами», — сообщили в пресс-службе Следственного управления СКР по Петербургу.

2 марта 2017 года Садыков позвал Чернова на личную встречу. Мужчины сели в машину. Автомобиль остановился на обочине дороги во Всеволожском районе. Тихо хлопнули девять выстрелов. Три пули вошли в тело Чернова в районе правого плеча, три — в живот, еще две в шею. Но Чернов продолжал дышать. Садыков был в ужасе. Одно дело — спустить курок, но другое — добить человека собственными руками. Ножа при Садыкове не было, пришлось бы душить. Почти 25 минут киллер ходил вокруг машины, дожидаясь, когда Чернов умрет. Но подполковник отчаянно цеплялся за жизнь. В 17.40 на дороге появилась патрульная полицейская машина. Полицейские остановились узнать, что произошло, и увидели в машине истекающего кровью мужчину. Садыков поначалу говорил, что просто ехал мимо и увидел знаковый автомобиль, а в нем — раненного коллегу по стройке. Хотел уже вызвать полицию, а она сама появилась.

Николай Чернов прожил еще пять дней — он скончался в больнице 7 марта 2017 года. Все это время его охраняли. Следователи надеялись, что он произнесет хоть пару фраз, которые помогут расследованию. Заказчик и исполнитель молились, чтобы Чернов молчал.

Следователи распутали весь клубок сами. Садыков уже осужден и отбывает наказание. Он заключил досудебное соглашение о сотрудничестве. Суд отправил его на 9 лет в колонию строгого режима.

Затем на скамью подсудимых попали Мойсеенко и Захаров. Первый суд присяжных оправдал их. Но гособвинитель это решение обжаловал.

Попутно выяснилось, что 9 апреля 2020 года Комиссия городского клинической онкодиспансера обнаружила у Мойсеенко рак.

«Установлено наличие злокачественного образования, препятствующего содержанию под стражей… Подлежит специальному виду лечения (оперативное лечение - радикальная простатэктомия)», — гласил документ. 30 апреля 2020 года Комиссия рак повторно подтвердила, но сообщила, что с ним можно содержать в СИЗО…

Повторное слушание дела с новым составом присяжных заседателей состоялось накануне, 29 июля. Они единогласно признании подсудимых виновными и не заслуживающими снисхождения.

«В ближайшее время в отношении них будет вынесен приговор», — сообщили следователи.



|