В НИИ Джанелидзе пациента избили до реанимации

Врачи уверяют, что в таком состоянии пациент к ним приехал

13.09.2019 в 18:47, просмотров: 2968

Сергей Хрипунов попал в отделение токсикологии НИИ имени Джанелидзе с отравлением. Там его сильно избили. Родителям Хрипунова, когда они стали спрашивать, что произошло, ответили: его к нам избитым привезли.

В НИИ Джанелидзе пациента избили до реанимации
Теперь полиции предстоит искать, кто же так жестоко избил пациента НИИ скорой помощи. Фото: medictionary.ru

ГЕМАТОМА НЕИЗВЕСТНОГО ПРОИСХОЖДЕНИЯ

11 августа 2019 года Николаю Хрипунову позвонила Ирина, девушка его 25-летнего сына Сергея. Ирина сообщила, что Сергею плохо — язык заплетается, движения какие-то странные. Что с ним случилось, Ирина не знала — вернувшись домой с работы, она обнаружила Сергея уже в таком состоянии. Николай посоветовал дать Сергею чаю и положить его спать. Спустя 10 минут Ирина вновь позвонила Николаю. Она сказала, что Сергею стало хуже, и он просит родителей приехать. Ирина вызвала скорую помощь и выполнила просьбу Сергея. К этому времени он уже рассказал любимой, что с ним случилось: по словам Сергея, он пришел с работы в дурном настроении. Чтобы успокоиться, выпил корвалол, но перебрал с количеством. Николай немедленно поехал к сыну, который жил в съемной квартире в поселке Токсово Всеволожского района Ленобласти.

— Пока я добрался, уже приехала скорая помощь. Сергею поставили капельницу и отвезли в районную Токсовскую больницу. Я поехал с ним, — рассказывает Николай Хрипунов. — Там у сына взяли анализ крови и решили отправить в НИИ скорой помощи имени Джанелидзе в Петербурге.

Николай помог врачам погрузить Сергея в машину скорой и решил, что сначала заедет за женой Мариной, и уже вместе с ней приедет в НИИ имени Джанелидзе. Когда супруги Хрипуновы приехали в НИИ, Сергей уже был там. Его положили в отделение токсикологии. Вышедший дежурный врач, по словам Николая Хрипунова, назвался Алексеем Емелья­новым и сказал, что Сергей Хрипунов после капельниц чувствует себя уже гораздо лучше, правда, раздражительный. Врач пообещал Хрипуновым, что если на следующий день состояние их сына не ухудшится, то его можно будет забрать домой.

Утром 12 августа Марина Хрипунова приехала забирать Сергея, но ей сообщили, что он в реанимации. Туда его перевели примерно в час ночи. Все вопросы женщине посоветовали задать врачу отделения реанимации в 12 часов, когда насупит время общения с родными пациентов. Встревоженная женщина позвонила мужу, и к полудню тот тоже приехал в больницу. Врач отделения реанимации сказал Хрипуновым, что у их сына небольшая гематома головы, но состояние стабильное; он получил несколько процедур и теперь спит, поэтому увидеть его сейчас нельзя.

— Мы спросили: «Откуда гематома?», — рассказывает Николай Хрипунов. — Врач ответил, что, по словам Сергея, его побили. И пообещал пропустить нас к сыну примерно в 18-19 часов того же дня, если Сергей не будет спать. Но откуда у Сергея взялась гематома? Ведь я сам видел, что никаких повреждений у него не было до момента, когда я расстался с ним в скорой помощи!

Между 12 и 18 часами супруги Хрипуновы сходили в отделение токсикологии, где накануне лежал Сергей, попытались выяснить у заведующего, что же случилось. Тот сначала ссылался на незнание и отсутствие дежурного врача, потом показал выписку, в которой был указан первичный диагноз: аневризма сосудов. Им сказали, что, наверное, она порвалась.

Жена стала читать эту бумагу, увидела, что там написано о ссадинах на лице. Мы спросили: откуда ссадины, но врач ответил, что не знает, наверное, старые, — рассказывает Николай Хрипунов.

«ОНИ БЫЛИ НЕ ПРОТИВ, ЧТО ОН МЕНЯ БЬЕТ ПРЯМО У НИХ НА ГЛАЗАХ»

В 18 часов Хрипуновы вновь стояли у дверей реанимации. Там был уже другой врач. Он сказал Хрипуновым, что аневризма у их сына не подтвердилась, и у Сергея сильная черепно-мозговая травма и тяжелое состояние. Хрипуновым позволили навестить сына в палате.

— Когда я увидел Сергея, я ужаснулся, — рассказывает Николай Хрипунов. — Губы были опухшими и кровоточили, на обеих скулах следы то ли решетки, то ли, что вероятнее, протектора обуви. Некоторые зубы шатались и кровоточили, нос распух от удара, на щеках были видны синяки, на голове припухлости. Я, конечно, спросил у него, что произошло. И он мне ответил: «Меня избили, папа».

На щеках Сергея Хрипунова такие следы, будто его топтали ногами. Фото: Николай Хрипунов

По словам Николая Хрипунова, Сергей рассказал, что когда его привезли в отделение токсикологии, ему стало страшно, и он стал громко просить, чтобы ему разрешили встречу с отцом.

«Но там был подставной больной, слева на кровати, здоровый молодой человек. Он сразу же несколько раз ударил (Сергея Хрипунова. — Ред.) кулаком в лицо и потом уже добивал ногами. Спрашиваю у Сергея, а куда смотрел медперсонал. Сергей ответил: «А они были не против, что он меня бьет прямо у них на глазах», — так Николай Хрипунов описывает случившееся со слов сына.

«ЧТО ВЫ, РОДИТЕЛИ! ОН САМ НАМ СКАЗАЛ, ЧТО ЕГО ИЗБИЛИ НА УЛИЦЕ»

13 августа Николай и Марина Хрипуновы пошли к заместителю директора. По словам Николая Хрипунова, он представился Вадимом Анатольевичем (Мануковским. — Ред.). Он, по словам Николая Хрипунова, пригласил в кабинет человека, представив его Вячеславом Афончиковым (заместителем главного врача по анестезиологии и реаниматологии. — Ред.).

— И медработник с улыбочкой на лице нам говорит: «Что вы, родители! Он же нам сам сказал, что его побили на улице, а скорая подобрала и сюда привезла». Возмущению моему не было предела. Как мог Сергей такое сказать, если я сам видел его перед тем, как его увезли в больницу на скорой? У него не было никаких следов избиения! — звенящим от возмущения голосом рассказывает Николай Хрипунов. — Нам Вадим Анатольевич предложил собраться в 13 часов и принять решение. Мы, естественно, в 13 часов снова пришли, и нам сказали, что где пострадал Сергей, врачи не знают, он прибыл в больницу в таком виде, помощь ему оказывают, а мы можем обращаться в полицию, потому что это наше право.

После этого Николай Хрипунов, по его словам, поехал в полицию писать заявление об избиении. Полицейские, кстати, показали ему запись в журнале о том, что Сергея Хрипунова привезли в больницу с острым отравлением. Аналогичное сообщение передали в полицию специалисты НИИ Джанелидзе. О травмах там не было ни слова, что, вероятно, доказывает: и в Токсовскую больницу, и в НИИ имени Джанелидзе Сергея привезли не избитым.

Из больницы Сергея выписали только 23 августа. Как написано в выписном эпикризе, у него были диагностированы закрытая черепно-мозговая травма и ушиб мозга средней степени, травматическое субарахноидальное кровотечение в правой лобно-височной области и острая плащевидная субдуральная гематома там же, перелом коронок зубов, рана слизистой оболочки верхней губы и отравление барбитуратами. Сейчас Сергей Хрипунов восстанавливается дома.

Полиция же, по словам Николая Хрипунова, расследовать ничего не хочет. Как сообщил Николай Хрипунов, участковый вынес отказ в возбуждении уголовного дела, обосновав это отсутствием события преступления. Прокуратура отменила постановление об отказе. И теперь, по словам Николая Хрипунова, в деле уже даже появился подозреваемый — один из санитаров больницы, который на следующий после случившегося день не вышел на работу.

«СПРОВОЦИРОВАЛ ДРАКУ С ПАЦИЕНТАМИ И ПОЛУЧИЛ ТРАВМУ»

Мы обратились к главному врачу клиник института НИИ скорой помощи имени Джанелидзе Антону Повзуну за комментариями по поводу случившегося.

— Мы провели служебное расследование касательно этой ситуации. Действительно, был инцидент, который имел место во время госпитализации пациента Хрипунова. Когда он поступал, он был в не совсем адекватном состоянии, вел себя агрессивно, угрожал, наносил удары по двери и по решетке, ломал контейнеры. После чего спровоцировал драку с пациентами в палате и в результате этой драки получил травму. После того, как инцидент случился, дерущихся стали разнимать, вызвали охрану, пациента седатировали, провели комплекс диагностических мероприятий. Оперировать его не нужно было, он наблюдался еще некоторое время на отделении нейрохирургии для выявления возможных отсроченных последствий травмы, и 23 августа он благополучно был выписан.

У нас действительно бывают ситуации, когда часть пациентов доставляются не только с отравлениями, но и с травматическими изменениями. Мы по этому поводу подняли данные видеонаблюдения поступления пациента, и там видно, что на голове у него есть только след от ранее перенесенной операции. Может быть, его кто-то на улице тоже избивал, но визуально этого не видно. Очевидно, это было предположение (со стороны врачей. — Ред.), что он (Сергей Хрипунов. — Ред.) мог поступить с признаками травмы, — сообщил Антон Повзун.

— Будете ли вы сообщать родителям пострадавшего мужчины имя пациента, с которым он, по вашим данным, подрался?

— Мы не можем это сообщить. Установить, кто именно участвовал в этом инциденте мы, как медицинская организация, не можем. Если у полицейских есть информация, что с пациентом по такой-то фамилии он (Сергей Хрипунов. — Ред.) конфликтовал, и данный пациент был участником этой драки, тогда, наверное, они смогут это сообщить. У нас такой информации нет, — уточнил Антон Повзун.