Автор схемы воровства препарата для лечения онкологии умер от рака крови

Это уголовное дело примечательно тем, что всех концов в нем найти так и не сумели

15.07.2019 в 17:13, просмотров: 1628

Суть его в том, что несколько имевших отношение к медицине человек получали в петербургских аптеках лекарство для химиотерапии и повторно продавали его государству.

Автор схемы воровства препарата для лечения онкологии умер от рака крови
Дорогостоящие препараты получали в аптеках и перепродавали. Фото: your-happy-life.com

ПРОДАВАЛИ ДЕШЕВЛЕ СЕБЕСТОИМОСТИ

В поле зрения правоохранительных органов онкопрепарат попал в 2015 году. Было это в Ставрополе. Ставропольский краевой клинический онкодиспансер получил 40 упаковок препарата «Ацеллбия» (с действующим веществом ритуксимаб). Этот препарат используют в химиотерапии при лечении лейкоза. И поскольку лечение рака — дело серьезное, они на всякий случай обратились к производителю препарата компании «Биокад-Фарм» с просьбой проверить по серии поставленного препарата его легальность. В ставропольский онкодиспасер лекарство поставила компания «НПП «Русэкомед».

Ответ пришел удивительный. Дескать, да, препарат настоящий, выпущенный фирмой «Биокад-Фарм». Но поставлен он был в Санкт-Петербург. А еще, сообщил производитель, компания «НПП «Русэкомед» никогда не была дистрибьютором «Биокад-Фарм» и никаких препаратов у нее не покупала. Любопытно, что ставропольскому онкодиспансеру «Ацеллбию» продали дешевле, чем продает этот препарат производитель.

Онкологи, конечно, сообщили начальству, те — в полицию. Началось расследование. Фигурантов в нем оказалось три. Один из них — бывший представитель фармацевтической компании «Рош-Москва» Владислав Александров. Кроме него, уголовно преследовали екатеринбургского бизнесмена Евгения Захарова и высокопоставленного петербургского чиновника из Комитета по здравоохранению Иванова (его фамилия изменена до окончания следствия).

ПРОЦЕНТ «ЗА НОГИ»

Как выяснило следствие, идея воровать препараты для химиотерапии появилась приблизительно в 2012 году. По крайней мере, в показаниях некоторых свидетелей фигурирует именно эта дата. Придумал все, по предварительным данным, Иванов. Он отвечал за подсчет необходимого количества препарата для химиотерапии, которое требовалось для лечения петербургских больных. И пользовался, считает следствие, этим в своих целях, заказывая значительно большее количество лекарства. В частности, «Ацеллбию» и «Мабтеру» (у обоих действующее вещество ритуксимаб).

Заказанные препараты закупались за счет бюджета и отправлялись в аптеки. Оттуда их могли получить по рецепту больные люди.

Далее в дело вступал Владислав Александров. Он в те годы являлся представителем фармацевтической компании «Рош-Москва», то есть в медицине тоже не совсем посторонний. Александров предлагал онкологам выписывать на него сразу большое количество рецептов, по которым он получит в аптеках «Ацеллбию» и «Мабтеру» и принесет его в отделение. Только часть возьмет себе. Зато, дескать, препарат будет прямо на месте и можно будет начинать лечение без проволочек и очередей.

По версии следствия, Иванов велел подчиненным с Александровым соглашаться. Те и соглашались. Кроме того, на основании предоставленных Владиславом Александровым подложных заключений врачи по указанию Иванова выписывали рецепты без осмотра пациентов.

Часть лекарств, полученных в аптеках города, Владислав Александров действительно приносил и отдавал врачам. Часть же присваивал.

НА ЛЕКАРСТВАХ ПЕРЕБИВАЛИ СРОК ГОДНОСТИ

Полученные таким путем препараты через Иванова отдавали Евгению Захарову. Тот переупаковывал препараты, иногда перебивал на них срок годности и поставлял в онкоцентры и диспансеры разных регионов страны. Компания Захарова участвовала в тендерах.

— Переупаковывали сотрудники Евгения Захарова, — рассказывает руководитель отдела Главного следственного управления МВД по Петербургу и Ленобласти Ольга ЧЕРНЫШЕВА, — причем прямо в его квартире.

Этот момент — самый страшный во всей истории. Препараты с ритуксимабом — очень капризные, хранить их вне холодильника нельзя. Перевозить позволено только в специальных сумках. При несоблюдении условий хранения эффективность препарата снижается. В каких условиях Александров и Захаров перевозили лекарства, как хранили — все это достоверно неизвестно. Был ли он в достаточной мере эффективен при введении — тоже сказать теперь уже нельзя.

— Когда следователи допрашивали сотрудниц Захарова, они объясняли им опасность. Потом даже была попытка суи­цида, — говорит Ольга Чернышева.

Когда мошенничество стало известным, по инициативе следователей была отозвана вся партия, с которой началась история. Но это только одна партия.

Евгения Захарова судили в Екатеринбурге в конце 2018 года. Его признали виновным и приговорили к шести месяцам тюрьмы условно.

Владислава Александрова Смольнинский райсуд осудил 29 мая 2019 года. Его признали виновным в мошенничестве и приговорили к двум годам тюрьмы условно.

Дело против Иванова в суд пока не передали. Хотя сам Иванов умер в 2016 году. По иронии судьбы — от рака крови.

Следователи, по словам Ольги Чернышевой, предлагали закрыть уголовное дело в связи со смертью обвиняемого, но его родные отказались.