Известный писатель высказался о судьях и провокаторах

Оправдательных приговоров в России — меньше 1 процента

«Бывает нечто, о чём говорят: «Смотри, вот это новое»; но это было уже в веках, бывших прежде нас», — рассуждал 3000 лет назад мудрый царь Соломон-Екклесиаст.

«Никогда такого не было, и вот опять», — перевёл на современный русский Виктор Черномырдин.

Среди множества событий, которые вой­дут в историю, нынешнее лето запомнится чередой приговоров по резонансным уголовным делам. В том числе и в Петербурге вину доказывали провокаторскими показаниями. Как такое возможно в наши дни?

Оправдательных приговоров в России — меньше 1 процента
Карикатура: Алексей Меринов

Чем значительнее уголовное дело и чем суровее приговор, тем торжественнее его зачитывают. В кино. А в реальной жизни судья бормочет едва слышно и, закончив читать, не задерживается: мавр сделал дело, мавр может уйти.

Фото из личного архива

О СВОБОДЕ И НЕЗАВИСИМОСТИ

Цитата про мавра — не из «Отелло», а из «Заговора Фиеско в Генуе»; это не Шекспир, это Шиллер. По сюжету, основанному на реальных событиях, чернокожий персонаж помог свергнуть законную власть.

Суд в России — часть структуры власти, гласит седьмая глава нынешней Конституции. Суд свободен, в том числе, в оценке доказательств — об этом сказано в статье 17 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации:

Судья, присяжные заседатели, а также прокурор, следователь, дознаватель оценивают доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на совокупности имеющихся в уголовном деле доказательств, руководствуясь при этом законом и совестью.

Звучит красиво. А метафизическая сущность внутреннего убеждения и совести позволяет судье не пояснять логику принятия решений. Это позиция художника: «Я так вижу!».

О НЕИЗБЕЖНОСТИ

В странах Евросоюза выносят от 5 % до 17 % оправдательных приговоров. В России показатель на порядок ниже — около 0,8 %. И причина карательного правосудия кроется в самой системе.

Во-первых, оправдательным приговором судья перечёркивает работу смежников — следователей, оперативников, прокуроров и всех, кто занимались делом до суда. Но судья с ними в одной лодке: зачем же ссориться?

Во-вторых, по закону гражданин имеет право на реабилитацию. Оправданный становится пострадавшим. Прокурор вынужден принести ему пуб­личные извинения, государство — возместить ущерб, а статья 299 Уголовного кодекса грозит тюремным сроком за незаконное возбуждение дела против невиновного. Это уже не ссора в лодке, это серьёзно.

В-третьих, судья находится под прессом. Формально его карьера зависит от президента. В реальности подъём по служебной лестнице регулирует комиссия по рассмотрению кандидатур на судебные должности. В ней состоят заместители руководителей Генеральной прокуратуры, МВД, ФСБ... Они воспринимают каждый оправдательный приговор как пощёчину своим подчинённым — либо как акт коррупции, что ничуть не лучше.

Словом, судья, который выносит оправдательный приговор, может забыть о карьере. Поэтому настраивает внутреннее убеждение и совесть таким образом, чтобы при оценке доказательств прийти к обвинительному вердикту.

О БЕЗНАКАЗАННОСТИ

Отлучение от церкви на шесть лет за грех лжесвидетельства судей не пугает, как и напоминание про персидского царя Камбиса, который за неправедные приговоры велел сдирать с судей кожу и обтягивать ею служебное кресло: это было давно. Основатель Петербурга с обычаем вешать продажных судей тоже остался в прошлом — времена сейчас вегетарианские.

Лётчики стремятся к тому, чтобы благополучных приземлений было столько же, сколько взлётов. Судьи ориентированы на то, чтобы число преступников соответствовало числу рассмотренных дел.

В статье 14 Уголовно-процессуального кодекса о презумпции невиновности сказано так:

1. Обвиняемый считается невинов­ным, пока его виновность в совершении преступления не будет доказана в предусмотренном настоящим Кодексом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда.

2. Подозреваемый или обвиняемый не обязан доказывать свою невинов­ность. Бремя доказывания обвинения и опровержения доводов, приводимых в защиту подозреваемого или обвиняемого, лежит на стороне обвинения.

3. Все сомнения в виновности обвиняемого, которые не могут быть устранены в порядке, установленном настоящим Кодексом, толкуются в пользу обвиняемого.

4. Обвинительный приговор не может быть основан на предположениях.

Метафизический подход к оценке доказательств позволяет не объяснять судейскую логику. Сомнения в винов­ности отметаются внутренним убеждением и совестью. Превратить предположения в уверенность позволяет юридическая подготовка. Так что у обвинения вполне законные основания. А чтобы система работала наверняка, существует специальная профессия — провокатор.

О провокаторах

В Древнем Риме провокатором назывался молодой легковооружённый гладиатор, который бросал вызов опытным воинам, используя быстроту и ловкость. Провокаторы давнего прошлого сражались за славу и деньги. Провокаторам нынешним известность ни к чему: их интересуют деньги и тайная власть.

История никого ничему не учит, потому что никто не учит историю. И всё же стоит вспомнить самых известных российских провокаторов, судьбы которых неразрывно связаны с Петербургом.

О ПРОВОКАТОРЕ ИЗ КРЕСТЬЯН

Георгий Гапон закончил Духовную академию и стал доктором богословия. Считался прекрасным оратором. Был обвинён в совращении несовершеннолетних воспитанников приюта, где служил священником. Тайно работал сразу на трёх хозяев: градоначальника, министра внутренних дел и директора Департамента полиции. На деньги полицейских создал тайное общество, а 9 января 1905 года спровоцировал в Петербурге бессмысленное массовое шествие рабочих, которое стало Кровавым воскресеньем и привело к революции.

После лишения сана и исключения из духовного звания сексот Гапон состоял в нескольких партиях, занимался нелегальной закупкой оружия для экстремистов и создавал новую террористическую организацию. Когда же единомышленники узнали, что бывший поп служил наёмным провокатором, они судили его и повесили в дачном посёлке Озерки.

О ПРОВОКАТОРЕ ИЗ МЕЩАН

Евгений Азеф начинал как мошенник и казнокрад. Он бежал с чужими деньгами за границу, а промотавшись, предложил свои услуги Департаменту полиции. Стал сексотом и от скромной должности осведомителя дорос до руководителя террористической организации, которую сам же и создал на полицейские деньги.

Следующие десять лет Азеф устраи­вал резонансные политические убийства: среди двух десятков его именитых жертв — министр внутренних дел и московский градоначальник, дядя императора. В то же время он активно провоцировал молодёжь, вовлекал в подполье всё новых и новых участников — и целыми группами выдавал их Департаменту полиции вместе с инфраструктурой.

Соратники вычислили провокатора и предателя, но Азеф сумел избежать казни. Он скрылся за границей, а когда пришла Первая мировая война — попал в германскую тюрьму и там умер.

О ПРОВОКАТОРЕ ИЗ ДВОРЯН

Роман Малиновский состоял в рабочих организациях и был избран членом ЦК партии большевиков. Он стал депутатом IV Государственной думы и председателем фракции, заседал в Таврическом дворце. Партийную карьеру сексот Малиновский строил на деньги Департамента полиции, где подчинялся лично директору. Де-факто большевистская газета «Правда» и сами большевики во главе с ЦК несколько лет существовали под полицейским руководством.

Малиновский был изобретательнее коллег-провокаторов. Он сумел уйти в отставку до того, как его заподозрили в секретном сотрудничестве с Департаментом полиции. А когда подозрения всё же возникли — большевики грудью поднялись на защиту одного из своих руководителей.

Разоблачили Малиновского только после Февральской революции, когда стали доступны архивы охранки. Годом позже провокатор попал в руки вчерашних товарищей, которые захватили власть в стране. Суд рассмотрел щекотливое дело за один день. Малиновский был приговорён к смерти и немедленно расстрелян.

Мавры сделали своё дело и получили по заслугам. Их незавидные судьбы — наука провокаторам нынешним. Если, конечно, нынешние хотят учиться.

ЧЕМ СЕРДЦЕ УСПОКОИТСЯ

Бывший госсекретарь США, один из наиболее авторитетных знатоков международных отношений Генри Киссинджер говорил: «Политики — очень приличные люди. Жаль, что 95 % из них портят статистику».

Видимо, его слова вполне можно применить и к нынешнему судейскому корпусу.

Есть ли среди судей приличные люди? Несомненно. А есть те, кому личное убеждение и совесть позволяют принимать доказательства вины, полученные от провокаторов. Те, которые накрепко усвоили: у нас просто так на человека дело не заведут. Оказался в суде — значит, виновен.

«Невозможно заставить что-либо понять человека, которому платят за то, чтобы он не понимал», — гласит народная мудрость. Объяснениями такую проблему не решить. Международный опыт показывает, что иногда хватает смены плательщика, иногда требуется ротация, но порой и люстрация нужна...

Посмотрим, как сложится в России. Всему своё время, и никто не знает, когда оно наступит. В любом случае бессмысленно упрекать рыбу в том, что она рыба: для того, чтобы начать становиться человеком, ей надо сменить среду и выйти из мутной воды на твёрдую сушу.

 

Опубликован в газете "Московский комсомолец" №33 от 12 августа 2020

Заголовок в газете: О СУДЬЯХ И ПРОВОКАТОРАХ