Эпидемиолог предложила ввести в Петербурге японский масочный режим

По словам специалиста, петербуржцам пора жить обычной жизнью, но не забывая о правилах личной гигиены

Статистика показывает, что коронавирус медленно, но отступает, пандемия постепенно идет на спад. Снижается число заболевших, увеличивается количество выписанных граждан. А чего ждать дальше? И нужно ли продолжать носить маски? Об этом и многом другом «МК» в Питере» спросил у главного эпидемиолога Петербургского городского онкологического центра, доцента кафедры эпидемиологии СЗГМУ имени Мечникова, кандидата медицинских наук Елены Мясниковой.

По словам специалиста, петербуржцам пора жить обычной жизнью, но не забывая о правилах личной гигиены
Елена Мясникова. Фото из личного архива.

 

— Сколько сотрудников в итоге заболели в Петербургском онкоцентре?

— От общей численности персонала онкологического центра (а это более 1300 человек) за весь период эпидемического подъема переболело не более 7 %. Это сравнительно немного для такого крупного медицинского учреждения. Более чем у трети от всех выявленных заболевание протекало в бессимптомной форме и было диагностировано только методом лабораторных исследований. Мы с начала пандемии регулярно проводили и проводим тесты всем без исключения нашим сотрудникам. И у 41 обнаружили антитела к коронавирусу. Это означает, что они переболели, но, очевидно, легко и бессимптомно. Впрочем, и те, кто болел явно, перенесли заболевание сравнительно легко. Только шестеро заболевших госпитализировали с пневмонией, у остальных обошлось.

Первый приказ по онкологическому центру, в котором были обозначены основные профилактические меры, вышел 4 февраля 2020 года, за месяц до появления первого случая заболевания в Санкт-Петербурге у студента, возвратившегося из Италии. Барьеры, которые удалось организовать Роспотребнадзору в начальной стадии пандемии на границах страны, дали нам время подготовиться и осознанно вступить в стадию эпидемического распространения вируса. Было ясно, что нашу страну стороной эпидемия не обойдет. И сразу было понятно, что это не лихорадка Эбола, наделавшая много шума в свое время. Это новое заболевание с совершено иным эпидемическим потенциалом. SARS-CoV-2 передается от человека к человеку воздушно-капельным путем. Это значит, что любое закрытое пространство, любой автобус, магазин, стационар, общежитие становятся рассадниками вируса.

Нужно было сохранить персонал здоровым и работоспособным, чтобы обеспечить возможность оказания медицинской помощи нашим пациентам. Кроме того, было необходимо свести к минимуму риск заноса и внутрибольничного распространения новой коронавирусной инфекции в стационаре среди наших пациентов.

— Как вы этого добивались?

— Мы внедрили ПЦР-диагностику новой коронавирусной инфекции на базе собственной лаборатории. Этот метод позволяет в течение нескольких часов получать результат лабораторного исследования, чтобы как можно скорее начинать комплекс противоэпидемических мероприятий.

Мы учили сотрудников правильно пользоваться средствами индивидуальной защиты, снимали обучающие ролики и распространяли их в сети, ведь при ношении СИЗов ключевое значение имеет правильное их ношение. Респиратор должен плотно прилегать к лицу, не оставляя шанса зараженному воздуху проникать в дыхательные пути. Это особенно важно, если приходится работать в очаге инфекции, передающейся воздушно-капельным путем. Как говорят эпидемиологи, это самый легко совершающийся механизм передачи, и одновременно самый сложно контролируемый, потому что фактором передачи может являться сам воздух, который мы вдыхаем.

— В Петербурге до сих пор не стихают споры: нужно ли носить маски, или это бессмысленно. Как считают эпидемиологи?

— Маски необходимы. Это самое простое, дешевое и доступное средство защиты дыхательных путей.

Я бы сказала, что необходимо использовать все способы, предотвращающие попадание вирусных частиц в дыхательную систему человека, в том числе механические. Коронавирус попадает в организм человека через верхние дыхательные пути — нос, рот, трахею. Соответственно, вирус любыми путями будет стремиться проникнуть именно туда. А у многих инфекционных заболеваний есть так называемый «дозо-зависимый» эффект. То есть чем выше инфицирующая доза возбудителя, попавшая в организм человека, тем более тяжелую форму заболевания он может вызвать. В эпидемио­логии считается, что если нет возможности надеть маску или респиратор при контакте с больным человеком, то использовать нужно подручные средства, чтобы механически преградить путь хотя бы некоторым вирусным частицам — приложить к дыхательным путям чистое полотенце, марлю, вату.

— Перчатки тоже несут практическую пользу?

— Перчатки необходимы во всех случаях, когда есть вероятность контакта с биологическими субстратами — то есть выделениями из человеческого тела. А также с предметами, загрязненными биологическими субстратами, независимо от того, о какой инфекции идет речь. Если мы говорим о коронавирусной инфекции, то кожные покровы не являются входными воротами инфекции. Вирус проникает в организм не через кожу. Но руки! Руки — это особый случай. Потому что именно руками мы, сами того не замечая, касаемся лица, слизистых оболочек верхних дыхательных путей, глаз, и таким образом можем легко сами занести инфекцию.

Другой вопрос, защищают ли перчатки от подобных заражений? Конечно, да, если вы в перчатках, надетых с целью защиты рук от загрязнения, не касаетесь лица, пищи, средств гигиены, косметики и т. д. Но если вы, с утра надев перчатки, целый день их носите, не снимая перед едой, перед посещением туалета и т. д., то перчатки превратятся в резервуар инфекции. Вот это как раз тот случай, когда возникает ложное чувство защищенности. Перчатки — это барьерное средство защиты от инфекций с контактным механизмом передачи: заразных кожных заболеваний, гемоконтактных инфекций, таких, как вирусные гепатиты В и С, ВИЧ и других заболеваний, которые передаются с кровью или с иными биологическими жидкостями.

Эпидемиологи полагают, что носить маски нам придется еще долго. Фото: https://ru.depositphotos.com

— Очищают ли руки санитайзеры, которые сегодня есть почти у каждого?

— Если нет возможности вымыть руки после посещения магазина, контакта с людьми или предметами на улице, в общественных местах, необходимо воспользоваться санитайзером. Антисептический раствор надо наносить дважды и втирать в кожу до полного впитывания или высыхания. При этом лучше, если санитайзер будет в форме спрея с распылителем — так он наносится лучше. Ну и, конечно, в идеа­ле, желательно, чтоб бутылочку с дезинфектором не приходилось брать в грязные руки, оставляя на ней частицы инфекции.

— Ждете ли вы вторую волну коронавируса?

— У нас нет оснований ее не ждать. Достаточно посмотреть, как развивается эпидемическая ситуация в иных странах мира, которые уже пережили первую волну, а сейчас вновь регистрируют подъемы заболеваемости. К сожалению, коронавирусная инфекция продолжает оставаться малоизученным заболеванием. Многие воздушно-капельные инфекции характеризуются сезонностью — то есть свойством активизироваться в определенный сезон года. Станет ли коронавирусная инфекция одной из них, говорить пока рано.

При наихудшем сценарии вторая волна эпидемии коронавируса сов­падет с сезонной эпидемией гриппа.  Пока не понятно, как будут взаимодействовать эти инфекции на популяционном уровне и на уровне отдельных организмов. Но очевидно, что это совершенно разные типы вирусов, с различной биологией, с различной эволюцией. Их объединяет одинаковый механизм передачи и входные ворота инфекции. Коронавирус, попав в организм, очень быстро может привести к развитию пневмонии. Это его индивидуальная особенность. Если на фоне ковидной пневмонии присоединится любая другая инфекция, то риск тяжелого течения и неблагоприятного исхода будет гораздо выше. В мире есть отдельные наблюдения по этому поводу.

Ситуацию можно взять под контроль только с помощью массовой вакцинации населения как против гриппа, так и против новой коронавирусной инфекции. При этом надо знать, можно ли одновременно делать вакцинацию от двух инфекций. Иммунизация должна охватить не менее 60-70 %, а в группах риска — 90 % населения, подлежащего прививкам. На выработку антител необходимо время, желательно около 3-4 недель. Это все предстоит делать в ближайшее время. Для того, чтобы инфекция стала относительно безопасной для популяции в целом, иммунитет должен быть не менее, чем у 70 % населения, а в идеале у 90 %. Показатели заболеваемости коронавирусной инфекцией в Петербурге ближе к средним по России и составляют около 550 на 100 тысяч населения. У большей части переболевших вырабатываются антитела. Но пока никто не может сказать, насколько стойким будет иммунитет после перенесенного заболевания. Поэтому вакцинация — это пока единственный способ оборвать эпидемическое распространение этого заболевания на популяционном уровне.

— Сейчас в Петербурге вновь открываются стационары, прежде перепрофилированные под ковид. Не преждевременно ли это?

— Перепрофилирование медицинских организаций носило вынужденный и временный характер. В городе существует план поэтапного возвращения перепрофилированных стационаров к своим непосредственным функциям. Люди должны получить возможность лечиться не только от коронавирусной инфекции. Многие заболевания не менее серьезны, и отсрочка в их лечении может привести к не менее тяжелым последствиям. Мы ощущаем снижение числа обращений первичных больных. И это вовсе не от того, что в Петербурге выздоровели все онкологические больные. Это невыявленные вовремя больные, которые не дошли до нас. А значит, не получили своевременной специа­лизированной онкологической помощи. Наверное, не стоит объяснять, какие серь­езные последствия это может иметь.

Теперь пора выправлять ситуацию и оказывать плановую медицинскую помощь, в том числе и первичную. Многие горожане, которые откладывали поход к врачу, вакцинацию детей, профилактические осмотры, теперь могут и должны решать эти задачи.

— То есть, по сути, пора продолжать жить обычной жизнью, только соблюдая гигиену и продолжая носить маски?

— Верно. Маску я советую носить в любом помещении постоянно. Соблюдая правила безопасности и личной гигиены, уже можно продолжать делать повседневные дела.

В этом отношении отличным примером может послужить Япония, в которой заболеваемость коронавирусом была одной из самых низких в мире. Дело в том, что в Японии существует «респираторный этикет»: как только человек чувствует, что у него появились признаки ОРВИ, он немедленно надевает медицинскую маску и не выходит без нее из дома. Это сокращает распространение инфекции. Другим странам, и нам в том числе, стоило бы взять на вооружение опыт Японии.

И, кстати, возобновилась плановая вакцинация, и я, как эпидемиолог, советую и взрослым, и детям сделать все положенные прививки, которых они были лишены в течение 4 месяцев. Вакцинацию вообще нельзя пускать на самотек. Микробы — наши неизбежные соседи. Во время пандемии прививки не делали. Есть опасения, что теперь может поднять голову корь, очаги которой мы периодически регистрируем в нашем городе. А корь — это очень страшно. Стоит «качнуться» иммунной прослойке в сторону понижения, инфекция тут же найдет свою нишу.

Пандемическая ситуация нас всех многому научила. Санитарная грамотность населения, гигиенические навыки значительно повысились. Хочется надеяться, что мы сумеем извлечь полезный опыт из этого нелегкого для всех испытания и ответственно будем относиться к профилактическим мероприятиям.

 

Опубликован в газете "Московский комсомолец" №32 от 5 августа 2020

Заголовок в газете: Время маски