Неформатные торговые объекты в Петербурге решили стереть с лица земли

Терпение городских властей лопнуло, и мораторий на снос неформатных и нестационарных торговых объектов, оказавшихся вне закона, больше продлеваться не будет

Что лучше — большой, но «неформатный» па­вильон или красивый пустырь, горожане смогут оценить сами.

Торговля в нашем городе — всегда на виду, и чиновники с завидной регулярнос­тью придумывают для нее правила и регламенты. Как правило, в сторону ужесточения.

Терпение городских властей лопнуло, и мораторий на снос неформатных и нестационарных торговых объектов, оказавшихся вне закона, больше продлеваться не будет
В январе 2020 года земля под «Алешей» стала гореть. Фото: Комитет по контролю за имуществом

«Неформатные» (как правило, слишком крупные) нестационарные торговые точки когда-то были вполне себе форматными. Как минимум до 2007 года разрешения выдавались на постройку весьма крупных павильонов. Однако при губернаторе Валентине Матвиенко (а именно в последние месяцы ее правления, весной 2011 года) для нестационарных объектов были установлены более жесткие предельные параметры — 150 кв. м площади, 4 м в высоту.

Хотя для больших торговых комплексов, построенных ранее, договоры на аренду городской земли регулярно продлевались, и проблемы с законностью этих построек как таковой не существовало… до 1 апреля сего года, и это совсем не шутка.

ПЛАЧ ПО «АЛЕШЕ»

Пожалуй, самый известный в городе случай внезапного сноса «неформатного» объекта — это ликвидация кафе «Алеша» на Васильевском острове. Кафе могло похвастать длинной историей: на момент сноса ему было 20 лет. Оно было построено по действующим на начало 2000-х регламентам и занимало немаленький участок — площадью около 500 кв. м (на стационарный павильон приходилась половина площади, остальная территория использовалась для размещения выносных столиков).

Однако в январе 2020 года земля под «Алешей» стала гореть. Как-то резко выяснилось, что договор аренды с Комитетом по контролю за имуществом был прекращен еще в июле 2019 года, причем тогда же, как сообщается, землепользователя хотели привлечь к административной ответственности по п. 1 ст. 16 закона Петербурга «Об административных правонарушениях в Петербурге» (самовольное размещение (установка) и перемещение элемента благоустройства). Как город терпел «размещение» и «перемещение» предыдущие 20 лет — совершенно непонятно.

Тогда же Комитет по контролю за имуществом (ККИ) сообщил, что «в указанный срок пользователем самостоятельно элементы благоустройства демонтированы не были», и 14 января 2020 года начался снос, который прошел с предсказуемым успехом.

Печальная ирония состоит в том, что очень скоро после этого «официально» стартовала пандемия коронавируса, с 1 апреля функционирование кафе (и многих других торговых заведений) по факту прекратилось, а заодно с этим прекратились и карательные меры. После сноса «Алеши» образовалась захламленная площадка, на которой очень скоро (в феврале 2020 года) обосновался некий вагончик без колес, торгующий продовольствием — а договор аренды, как выяснилось, заключался на торговую конструкцию на колесах, причем площадью в два раза меньше фактически занимаемой.

Новый объект-нарушитель общественного спокойствия тоже был демонтирован. Более того: администрацией района тогда же подано предложение об исключении всех прилегающих участков из схемы размещения нестационарных торговых объектов общественного питания в системе РГИС.

Обещанный администрацией «газон» на этом участке еще не зазеленел — а вот мелкая и нелегальная торговля с лотков на «проходном месте», как говорят очевидцы, цветет и пахнет.

Судьба «Алеши» ждет в Петербурге многих. Фото: mr-7.ru

КОМУ ЭТО НУЖНО?

Таких «Алеш» — больших и малых — на сегодня в городе около шестисот. Кому они мешают в нынешнем виде? Сложный вопрос.

Глава Комитета по градостроительству и архитектуре, главный архитектор Петербурга Владимир Григорьев ранее отмечал, что не имеет ничего против неформатных павильонов, например, построенных до 2007 года по тогдашним правилам, но новые должны быть возведены по новым регламентам.

Глава Комитета по промышленной политике, инновациям и торговле Кирилл Соловейчик, в свою очередь, напоминал: нельзя вечно продлевать мораторий на снос, если договор на аренду закончился.

Комитет по контролю за имуществом (ККИ) разъяснял, что нарушение условий договоров является основанием для их расторжения; при этом отсутствие таких договоров является основанием для освобождения земельного участка, если иное «не предусмотрено одним из мораториев или имеющимися в распоряжении Комитета документами». Именно этот последний, «пандемический» мораторий и подошел к концу.

Интересен нюанс: ККИ объяснил, что он обязан принимать меры и, в частности, проверять законность размещения нестационарных торговых объектов (НТО) «после обращений или жалоб граждан или администрации». Впрочем, можно не сомневаться, что в случае необходимости соответствующие «жалобы» не заставят себя ждать.

Что печально, мнение предпринимателей рассматривается здесь скорее с позиции «презумпции виновности». Существующий договор рано или поздно закончится; а отсутствие договора, как мы уже слышали, это основание для освобождения земельного участка.

Постоянный спикер по теме малого предпринимательства, руководитель РОО «Содействие малому бизнесу» Янина Гришина считает, что подход должен быть в корне другим. По ее мнению, нужно как минимум обследовать торговые точки, понять, насколько они соответствуют нормам по внешнему виду, и составить реестр НТО, которые могут работать. «Торговые объекты — не пирог, чтобы их просто брать, срезать с них лишнее и «приводить к параметрам», — говорит она. — Сейчас не то время, чтобы просто разом ликвидировать сотни рабочих мест».

Заметим как бы в скобках, что ларьки и мини-магазины по-прежнему могут более или менее свободно располагаться на частной территории (на площадках возле ТРК, например). То же касается и фуд-траков (вагончиков на колесах). Непримиримая борьба с «неформатной торговлей» на городских территориях попросту приводит к росту расценок на аренду тех площадей, что еще доступны. Кто здесь выигрывает, остается гадать — а платит за всё, как обычно, покупатель.

ВПЕРЕДИ МОСКВЫ

Как ни странно, в деле «регулирования» нестационарной торговли (как и ранее, в истории с закрытием фудкортов) Петербург опережает столицу по жесткости регламентов.

Между тем еще в конце января 2021 года (как бы независимо от пандемии, а может быть, именно в связи с ней) правительство Российской Федерации опубликовало распоряжение № 208-р, в котором рекомендовало региональным властям «оказывать содействие предпринимателям в вопросах размещения нестационарных торговых объектов (НТО)».

В соответствии с этим распоряжением властям на местах следовало помочь предпринимателям с получением необходимого количества мест для размещения НТО, принять соответствующие нормативно-правовые акты, а также проинформировать население и хозяйствующие субъекты о новых возможностях для сбыта.

Были и конкретные рекомендации: например, предоставлять под нестационарную торговлю продовольствием места без аукционов, чаще проводить ярмарки и открывать рынки.

Мало того — как раз к дате отмены петербургского «моратория на снос» (к 1 апреля) все субъекты федерации должны были предоставить результаты мониторинга реализации принятых актов в Министерство промышленности и торговли.

Хвастаться нам пока нечем. Достижения очевидны лишь в деле ограничения неформатной торговли: по данным ККИ, только в 2020 году было освобождено 1065 земельных участков, которые незаконно использовались под размещение НТО — то есть не подпадали под мораторий. За первые три месяца 2021 года был освобожден 141 участок.

Справедливости ради скажем: далеко не все горожане одобряют бюджетные рынки и ларьки под окнами. Бюджетные лавочки и мини-маркеты — не лучшее соседство для жильцов, не говоря уже о том, что зачастую торговцы подключаются как раз к «домовым» коммуникациям. Однако пустырь вместо торгового павильона (и совершенно «по-рыночному» выросшие цены в соседних магазинах) порадуют далеко не всех.

Скептики и вовсе советуют: прежде чем сносить никому не мешавшие «стек­ляшки», лучше бы городские чиновники разобрались со вполне стационарным и форматным Апраксиным двором — этой «черной дырой» в самом сердце Петербурга. Вот эту победу горожане точно занесли бы в актив городским властям.

Опубликован в газете "Московский комсомолец" №16 от 14 апреля 2021

Заголовок в газете: Место будет пусто

Что еще почитать

В регионах

Новости региона

Все новости

Новости

Самое читаемое

Реклама

Популярно в соцсетях

Автовзгляд

Womanhit

Охотники.ру