Новый год обошелся петербуржцам дороже старого

О «сладкой жизни», загадочных «внерыночных факторах» и ручном управлении ценами читайте в нашем праздничном обзоре

У нас есть прекрасная традиция: каждый Новый год стол ломится от салатов, шампанское ударяет в голову, а все остальное бьет по кошельку. Причем заметно сильнее, чем год назад.

О «сладкой жизни», загадочных «внерыночных факторах» и ручном управлении ценами читайте в нашем праздничном обзоре
Новогодний рост цен опередил инфляцию. Фото: canva.com

ПРИДЕТСЯ НЕСЛАДКО

Даже самый нелюбопытный читатель знает из СМИ, что с начала еще прошлого 2020 года значительнее всего на полках магазинов подорожали сахар и подсолнечное масло (ну не брать же в виде «индикатора» сезонное вино Beaujolais Nouveau!). Давайте, кстати, посмотрим, что происходило с этими товарами в Петербурге.

Даже до памятного выступления Владимира Путина (в котором он «прошелся» по ценам) у нас была такая возможность: Комитет по промышленной политике, инновациям и торговле (КППиТ) время от времени проводит мониторинг розничных цен на 37 видов продовольственных товаров, «наиболее востребованных у населения».

К концу 2020 года, по подсчетам КППиТ, действительно больше всего подорожали сахар и подсолнечное масло. Стоимость сахара в рознице выросла с 31,4 рубля за килограмм в январе до 52,6 рубля в ноябре, иначе говоря, на 67,3 %.

Кстати, в промежутке с октября по ноябрь цены выросли «всего» на 8,1 %. При этом подсолнечное масло за 11 месяцев подорожало с 113,1 рубля в январе до 136,7 рубля в ноябре (то есть на 20,2 %) и на 11,2 % по сравнению с октябрем. Что это было — неожиданный неурожай или вполне ожидаемый картельный сговор, по факту так и осталось неизвестным.

«По информации Министерства сельского хозяйства Российской Федерации, причиной для роста цен является серьезный неурожай сахарной свеклы и подсолнечника в текущем году и валютные колебания», — объяснили горожанам в КППиТ.

И вот этот последний аргумент (про валютные колебания) на самом-то деле нивелирует первый (про неурожай). «Продовольственная безопасность» страны всегда отступает на задний план, как только появляется возможность продать хоть что-нибудь за валюту. И не стоит думать, что эти вопросы решают на своем уровне масляные олигархи и свекольные магнаты.

Впрочем, после того, как на рост цен обратил внимание сам президент Путин, ценам на некоторые ключевые товарные позиции ничего не осталось, как поползти вниз. КППиТ пообещал петербуржцам, что на сахарок и масло найдется управа.

«По поручению Минпромторга России, — сказали там, — комитетом ведется работа по присоединению организаций торговли к соглашениям по снижению и поддержанию цен на сахар-песок и масло подсолнечное».

А заодно успокоили тем фактом, что минимальный запас упомянутых продуктов длительного срока хранения составляет от одного до семи месяцев, а значит, перебоев с поставками быть не должно.

И действительно, по данным того же комитета, к середине декабря стоимость «оскандалившихся» товаров в Петербурге начала снижаться. Цена сахара снизилась до 49,5 рубля. Подсолнечное масло подешевело до 132,9 рубля за литр.

Федеральная антимонопольная служба по Санкт-Петербургу тоже заверила, что отслеживает состояние розничных цен ежедневно. Мало того: если в течение месяца стоимость того или иного товара повысится на 30 %, антимонопольщики обязаны призвать исполнительную власть вмешаться в ситуацию и начать регулировать цены. «Увеличения цен на треть за месяц еще не было, — пояснили специалисты ФАС в СПб (цитируем по «Петербургскому Дневнику»). — Но сейчас на федеральном уровне готовятся предложения по изменению этого порога с 30 до 10 процентов».

В том же источнике приводится и экспертное мнение по поводу причин роста цен на пресловутые сахар и масло. «Рост обусловлен в большей степени «нерыночными» факторами», — говорит председатель Санкт-Петербургского регионального отделения «Деловой России» Дмитрий Панов.

Он же объяснил более подробно: рост цен на сахар связан даже не с неурожаем, а с сокращением объемов посевных площадей сахарной свеклы в этом году (что стало, в свою очередь, результатом рекордных урожаев и избыточных запасов сахара в году прошлом). С подсолнечным маслом все еще проще: цены внутри России определяются главным образом ценами на мировом рынке, а они существенно выросли.

Вот и все. Другого механизма сдерживания цен на полках, помимо «ручного регулирования», нашим властям не придумать. Про адекватный рост доходов населения даже говорить как-то неудобно.

А что же, кстати, с упомянутым нами выше другим индикатором — знаменитым Beaujolais Nouveau? Это молодое бургундское вино появляется на полках магазинов ежегодно в ноябре, и «День Божоле» справляют чуть ли не во всем мире. Так вот: нынешний ценовой минимум в крупных сетях — 650-700 рублей за бутылку, что выше прошлогоднего примерно на 100-150 руб­лей. Про картельный сговор тут говорить трудно, а значит — увы, это инфляция.

ГОД БОДЛИВОЙ КОРОВЫ

Для российской экономики «священной коровой» всегда считалась именно инфляция. Все усилия статистических ведомств были направлены на то, чтобы сохранить инфляцию в пристойных рамках. Однако в год Быка есть все предпосылки к тому, чтобы принести эту «корову» в жертву — ну, или позволить ей вдоволь пободаться.

Виноватым, конечно же, будет коронавирус. Именно он (коронавирус) напрочь выкосил гречку, сделал золотыми импортные лимоны, а отечественный сыр превратил в пластилин.

Так или иначе, на сегодня инфляция стойко рисуется в виде 4 % (именно этот показатель запланирован Центробанком по итогам года). Жаль, что цены на продукты релизы Центробанка не читают и празднуют итоги года по-своему.

Снова приведем унылые цифры. Греча-ядрица за отчетный год подорожала (по данным Росстата) с 60 рублей за килограмм в октябре 2019 года до 90 рублей в октябре 2020 года (то есть на треть). Обыкновенный, без изысков, черный байховый чай подорожал за последний год с 824 до 909 рублей за условный килограмм. Типовое сливочное масло (гордый продукт импортозамещения) стоит в конце 2020 года в среднем 635 рублей за килограмм, год назад — 610, а вот 10 лет назад (кто это помнит?) оно стоило 260 рублей.

Не можем не упомянуть о гордости петербуржцев (и предмете зависти москвичей) — молочных продуктах из Финляндии и Эстонии. (Заметим: ввоз из-за границы сыра и масла в установленных пределах не является контрабандой). «Серый» рынок этих продуктов в городе по-прежнему существует, и цены на нем по понятным причинам выросли, пусть и не до заоблачных показателей: условно, 250 рублей за 250 граммов обыкновенного сливочного сыра (цены на начало года) превратились в 350 в декабре. Те, кто успел распробовать эти продукты в прошлом, вынужденно принимают на себя ценовой удар — хотя, конечно, в официальные инфляционные сводки он не попадает. Вдвойне обидно, что под тот же удар попадают и благонамеренные горожане, которые приняли правила игры и доверяют «импортозамещению». За продукцию отечественной химии они платят примерно те же деньги: очень усредненный «сыр сычужный, твердый и мягкий» из диаграммы Росстата подорожал за последний год с 540 до 586 рублей за килограмм, а за десять лет — в 2,7 раза.

САЛАТ ОТ ШНУРОВА. БЕЗ ЯЗЫКА

Пусть статистика и показывает себя важнейшей из наук, но и она дает сбои. Иначе чем же объяснить, что «индекс оливье» от главы Центробанка Эльвиры Набиуллиной за год вырос не на священные 4 %, а почти на семь?

Недавно в эфире телеканала RTVI Эльвира Набиуллина вместе с ведущим программы Сергеем Шнуровым лично нарубила новогодний салат — и попутно подсчитала, что на приготовление двух килограммов оливье потребовалось 348 рублей, что на 6,8 % больше, чем годом ранее.

Правда, коллеги с «Фонтанки» как бы в ответ на эти инсинуации вычислили свой, петербургский «индекс оливье». Что приятно, рост этого условного показателя по сравнению с прошлым годом в Петербурге составил 3,97 % — глава Центробанка могла бы быть довольна.

Читатель может смеяться, но сказалась и разница в ценах, и разница в рецептуре. Например, в петербургский оливье клали свежие огурчики, как и положено по старому рецепту, а не маринованные (маринованные овощи, согласно выкладкам Росстата, подорожали за год более чем на 10,4 %, тогда как свежие, наоборот, подешевели на 8 %). Это чуть-чуть понизило наш, местный индекс. Впрочем, в абсолютных цифрах цена салата все равно оказалась заметно выше, чем у Набиуллиной и Шнурова: вместо 174 рублей за килограмм — почти 197.

Стоит отметить и другие наблюдения, которыми горожане щедро делятся в комментариях по поводу того же «индекса оливье».

«Как вообще можно считать по ценам на прилавке сегодня, когда завтра приходишь — и тот же вчерашний продукт стоит на 50 % дороже? — интересуется петербурженка — посетившая магазины накануне Нового года. — На прошлой неделе свежий огурец стоил 90 рублей, а сегодня 142. Курицу покупала за 115 рублей, теперь за 154 от того же производителя и с той же датой производства!»

«Какая разница, что стало с ценой на помидоры, если у них нет вкуса? — логично спрашивает другой петербуржец. — Или с огурцами, у которых вкус подвальной сырости? Или у сыра, который никто в жизни не назовет «сыром», если пробовал настоя­щий? У колбасы, в которой белка 1,5 % и то из шкуры, копыт и мяса механической обвалки? У вина, которое делают из уже использованной выжимки? У большинства российских продуктов — натуральная только оболочка, да и то не всегда».

Напоследок тот же горожанин едко советует: «А вот теперь составьте “Индекс ЖКХ”».

КСТАТИ

ОРАНЖЕВОЕ НАСТРОЕНИЕ

Самый яркий ингредиент постсоветского новогоднего стола — красная икра — в 2020 году подорожала на рекордные 40 %. Возможно, поэтому ее и нет в статистике Петростата и Росстата. Другой яркий продукт — мандарины — подорожали «всего» на 20 %.

Подорожание объяснили на федеральном уровне. Так, руководитель информационного агентства по рыболовству Александр Савельев сообщил, что красная икра в РФ на фоне неблагоприятной лососевой путины этого года в опте подорожала на 40 % по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. Причем дорожала не только икра «нового урожая», но и та, которая была произведена в прошлом году, когда вылов лососей был высоким.

«Действительно, в нынешнюю путину на Дальнем Востоке выловлено гораздо меньше лососей по сравнению с предыдущими годами, — сказал Александр Савельев (почему — не объяснил). — Однако добытой красной икры, а это порядка 14 тыс. тонн, вполне достаточно для удовлетворения внутреннего спроса. Его можно оценить в 12-15 тыс. тонн ежегодно».

Сегодня икра горбуши предлагается по цене от 3700 рублей за 1 кг, кеты — по 4000 рублей, кижуча — по 4500 рублей, но наблюдаются случаи роста цен до 8000 рублей за кг. В рознице они выше, отметил эксперт.

Также к концу этого года существенно выросли цены на мандарины, незаменимый символ Нового года. В начале декабря средняя стоимость мандаринов выросла на 20 % и составила 104 рубля за килограмм. Но здесь увеличение средней стоимости фрукта напрямую связано с курсом рубля.

В целом же стоимость набора продовольственных товаров для новогоднего стола составит почти 6,7 тыс. рублей в расчете на семью из четырех человек, сообщили в Центре агроаналитики Министерства сельского хозяйства РФ, и это на 4,5 % больше аналогичного показателя в ноябре 2019 года.

Опубликован в газете "Московский комсомолец" №0 от 30 ноября -0001

Заголовок в газете: Добро ПОДОРОЖАЛОвать в 2021

Что еще почитать

В регионах

Новости региона

Все новости

Новости

Самое читаемое

Реклама

Автовзгляд

Womanhit

Охотники.ру