Бизнес в Петербурге пострадал и от вируса, и от защитных мер властей

«МК» в Питере» снова предоставил слово предпринимателям Северной столицы

Сегодня мы возобновляем нашу весеннюю рубрику «Бизнес против пандемии» — и надеемся, что нынешние усилия бизнеса в борьбе за выживание будут в итоге не менее эффективными, чем это было весной. То, что бороться иной раз приходится не только с коронавирусом, но и с административными несуразицами, только добавляет остроты цитатам наших экспертов.

«МК» в Питере» снова предоставил слово предпринимателям Северной столицы
«Вторая волна» не стала для города неожиданностью. Фото: https://ru.depositphotos.com

Как и весной, мы задали предпринимателям сразу несколько вопросов: как им приходится приспосабливаться к изменившимся условиям — и согласны ли они с тем, как ведут себя городские власти в плане поддержки частного бизнеса (если считать, что такая задача ставится). Мы получили сразу несколько ответов, которые приводим почти без сокращений.

ВЫНУЖДЕННЫЙ ОНЛАЙН

Удаленный режим продаж внезапно стал едва ли не единственным решением для самых разных предприятий — в том числе и для тех, кто до пандемии всерьез его не рассматривал.

«Весенний локдаун больно ударил по мебельной отрасли, — рассказывает генеральный директор Первой мебельной фабрики Александр Шестаков. — Корпоративные продажи значительно «просели»: все процедуры в рамках выполнения уже заключенных контрактов, включая подписание актов приема-передачи и оплаты выполненных работ, затормозились. Розница, а для большинства производителей мебели — это единственный канал продаж, была в катастрофическом положении, мебельные торговые центры были закрыты. Следует добавить, что спрос у физлиц на мебель также упал, так как мебель является предметом отложенного спроса.

Ранее у нас не было полноценного интернет-магазина, лишь некоторые процедуры шли онлайн. Но с апреля 2020 года мы организовали дистанционные продажи. После получения заявки дизайнер-проектировщик связывается с клиентом по любому удобному каналу связи и подробно рассказывает о моделях кухонь, организовывает онлайн-консультацию по замерам, демонстрирует материалы, фурнитуру и технику, готовит дизайн-проект в 3D — и так далее. Это сработало: к концу года объем продаж в режиме онлайн составит 30 % от всех розничных продаж».

«Самым сложным моментом, когда пришлось оперативно перестраивать бизнес-процессы, оказались, конечно, весенние «нерабочие дни», — вспоминает член совета директоров сети строительных магазинов «Максидом» Мария Евневич. — В основной части магазинов можно было торговать только товарами первой необходимости, некоторые региональные вообще были закрыты для покупателей. Как следствие, количество интернет-заказов росло с каждым днем. Это повлекло увеличение нагрузки на сайт, магазины и логистику.

Сотрудники торговых залов переместились в пункты выдачи интернет-заказов для оперативного обслуживания покупателей. Отделы сервиса магазинов старались разгрузить call-центр, в который практически безостановочно звонили покупатели. Люди, лишившиеся возможности посмотреть и пощупать товар вживую, пытались узнать максимальное количество деталей перед интернет-покупкой. Но все равно компенсировать потери в оффлайновой торговле за счет интернета в секторе DIY невозможно. Мы надеемся, что все меры безопасности, которые мы предпринимаем в розничной торговле, позволят избежать повторных закрытий».

ВЫХОД — ДОСТАВКА

Пандемия неожиданно подстегнула и другие форматы, к которым Петербург еще только начал привыкать. Например, транспортные компании после понятного спада довольно быстро адаптировались к новым условиям (и к новым ограничениям).

«С началом пандемии мы стали более внимательно отслеживать все изменения, которые так или иначе могут затронуть нас и наших клиентов, и старались моментально под них подстроиться, — говорит заместитель генерального директора филиала ТК «Байкал-Сервис» в Санкт-Петербурге Павел Сенченко. — Спад в грузоперевозках пришелся на апрель-май, когда не работала большая часть производственных компаний. И мы, как могли, старались поддержать клиентов, многие из которых вынуждены были приостановить свою деятельность или заметно снизить объемы производства. Мы ввели для них массу новых услуг, акций и сервисов: бесконтактную доставку, экспресс-выдачу грузов, аренду машины с водителем, увеличили срок бесплатного хранения грузов на складах, расширили возможности по отслеживанию грузов (на заборе и на доставке) и многое другое».

Интересно, что уже полученный опыт во многих случаях позволяет компаниям заглянуть и в будущее. И хотя оно по-прежнему тревожно, но на рынках уже наметились определенные тенденции, к которым можно приспособиться.

«Если говорить о тенденциях этого года, — продолжает Павел Сенченко, — то мы видим, что заметно вырос спрос на перевозки медицинских товаров, дезинфицирующих средств, автозапчастей, спорттоваров. По своей компании мы также отмечаем заметный рост числа запросов на перевозки в маркетплейсы — оно увеличилось вдвое, в то время как заявки на объемы поставок в торговые центры сократились. И сейчас, в декабре, нет того ажиотажа и суе­ты, которые из года в год мы наблюдаем в преддверии праздников и новогодних каникул, идет плавный, небольшой прирост».

«КУШАТЬ ХОЧЕТСЯ ВСЕГДА»

Позитивные прогнозы насчет «пищевки» и особенно городского общепита этой осенью с треском рухнули. Тем интереснее узнавать, что многие предприниматели в этой отрасли все же сумели «оседлать» нисходящую волну, ускориться и подняться снова. Хотя это и не общий случай.

«Ресторанам и кафе пришлось совсем тяжко, а у нас все же пекарня — магазин хлеба и выпечки, а это товар первой необходимости, — объясняет руководитель отдела франчайзинга сети пекарен «Хлебник» Михаил Манаков. — В нашем формате намного проще работать и развиваться в условиях, подобных локдауну: с посадочными местами мы — общепит, без посадочных мест — работаем как магазин.

В «первую волну» мы заметили падение выручки, но цифры были не такие критичные, как у общепита, ресторанов и кафе. Возможно, сыграл фактор перетока клиентов в пекарни с других форматов общепита. Мы сделали определенные выводы из той ситуации: подтянули и отточили свои внутренние бизнес-процессы, поработали над ассортиментом — например, серьезно расширили кулинарию. Спрос на готовые упакованные обеды хорошего качества достаточно высокий. Завтракать, обедать, ужинать и пить кофе люди будут всегда, несмотря на то, сколько еще продлится пандемия — месяц или полгода.

Наконец, на период первой волны пришелся запуск нашей новой производственной площадки. Производство хлеба, особенно ремесленное, как у нас — это вообще очень интересный, почти магический, волшебный процесс. В дальнейшем есть идея устраивать экскурсии для детей и их родителей, мастер-классы, где наши маленькие гости смогут сами посмотреть весь процесс рождения хлеба и помесить тесто от души. Хотя подозреваю, что наибольший интерес у них вызовет наш кондитерский цех и особенно дегустация».

ДИАЛОГ НАРУШЕН​

Однако важнейшая проблема, которая проявилась в последние месяцы даже ярче, чем весной — это нарушение коммуникации между бизнесом и властью. Последний Форум малого бизнеса в очередной раз это показал. Если весной чаще говорили о «поддержке», сегодня просто напоминают об «ограничениях».

«Проблема состоит в одном — наши органы власти воспринимают возможности, которые есть у бюджета, вне связи с обществом, как некий собственный ресурс, которым можно распоряжаться на свое усмотрение, — говорит в интервью коллегам с портала «СвоеДелоПлюс» генеральный директор компании «Индивидуальный туристический сервис» и инвестор отеля Hotel Indigo St.Petersburg Tchaikovskogo Виктория Шамликашвили. — Есть бюджетные деньги — и они тратятся на что угодно. Но соотносить траты бюджетных денег и планы, потребности, чая­ния, нужды общества — у нас не принято.

Есть многотриллионные траты на железнодорожную магистраль «Москва-Петербург», вскрываются (а чаще не вскрываются, но имеют место) многочисленные случаи растрат в рамках госзаказов, но при этом малый, да и средний, бизнес не может рассчитывать ни на помощь, ни на элементарную защиту своих интересов, ни даже на соблюдение своих прав.

У власти нет обратной связи с общес­твом. Бюджет государства формируется за счет дохода от экономической деятельности, а такой доход в основном дает потребительский сектор. Бюджет доходов в России такой же, как в странах, где население в 15 раз меньше. То есть уровень экономической активности у нас чрезвычайно низкий. И снижается дальше».

Нельзя сказать, что правительство города не в курсе ситуации. Так, во вступительном слове на упомянутом Форуме малого бизнеса вице-губернатор Евгений Елин признал, что обороты малых предприятий Петербурга упали на 20 %, и на 50 % упала их прибыльность. И что ограничительные меры серьезно ударили по сфере услуг, туротрасли, перевозкам.

«Нет хороших решений сейчас, приходится выбирать между плохими и очень плохими, — сказал вице-губернатор. — И альтернативы нет».

И, между прочим, признал как раз разрушение диалога.

«Каналы коммуникации нужно совершенствовать, друг друга мы не слышим, зачастую это разговор слепого с глухим, — жестко сказал Евгений Елин. — Но нам нужно найти общий язык. Уже понятно, что система управления не отвечает поставленным задачам. Мы понимаем, что при возникновении угрозы все ресурсы должны быть ориентированы на решение главной задачи — справиться с волной эпидемии и дальше выстраивать то, как будем залечивать раны».

О том же самом, кстати, говорят и специалисты, напрямую связанные с антивирусными мерами в Петербурге.

«Если ограничения сфер общепита и досуга были введены, причём довольно экстренно, значит — это необходимо, — уверен санитарный врач, директор по качеству компании «Кафедра дезинфекционного дела» Николай Дубинин. — Альтернатива сейчас одна — это вакцинация. Также важно учесть в предверии новогодних праздников, что люди не перестанут праздновать и отмечать корпоративы. Просто перенесут это в свои офисы, где еще опаснее, либо будут устраивать незаконные массовые мероприятия в ресторанах вопреки текущим требованиям Роспотребнадзора. Поэтому главная задача сейчас не только запрещать массовые мероприятия, но и контролировать эти ограничения».

ВЗГЛЯД ЗА ГОРИЗОНТ

Как мы уже говорили, сегодня предприниматели продолжают строить планы на будущее — хотя они зачастую и отличаются от планов правительства.

«Конечно, никакого «возможного локдауна» мы не ожидаем, — говорит Павел Сенченко. — Да, заболеваемость остается высокой, но, как нам говорят, в Санкт-Петербурге она уже вышла на плато. Необходимые меры профилактики: от соблюдения социальной дистанции до ношения масок-перчаток и использования антисептиков и проч. — все это клиентами и сотрудниками соблюдается, это давно стало привычным делом, все осознают меру своей ответственности».

И — главное: у многих уже появилось понимание, что нужно делать. Все же «вторая волна» появилась не на пустом месте, и к ней мы оказались подготовленными — это общее мнение наших собеседников.

«Ситуацию с коронавирусом мы рассматриваем лишь как один из факторов, которые нужно принимать во внимание при анализе ситуации на рынке, — продолжает Михаил Манаков. — Так же, как, например, процент инфляции или курс доллара. Сложилась такая ситуация — анализируем, прорабатываем и меняем какие-то вещи, чтобы соответствовать запросу рынка. Сложится другая ситуация — поменяем другие вещи. Это нормальный рабочий процесс.

Ко второй волне мы готовы лучше, чем к первой, и смотрим на текущую обстановку хоть и с осторожным, но оптимизмом».

Опубликован в газете "Московский комсомолец" №51 от 16 декабря 2020

Заголовок в газете: Бизнес против пандемии