Власти поспешили оградить Петербург от туристов

Мы больше не ждем гостей, но и хозяевами себя не чувствуем

Петербуржцам не нравятся приезжие. Нас бесят китайцы в Эрмитаже. Пугают толпы мигрантов, слоняющихся по Дворцовой в Новый год. Да и туристы нервируют. И вот из-за пандемии город почти закрыт — но радости от этого почему-то мало.

Мы больше не ждем гостей, но и хозяевами себя не чувствуем
Новый год может уйти с площадей на лестничные клетки. Фото: https://ru.depositphotos.com

Начнем с важной цитаты. «Мы очень любим гостей, но, извините, не в этом году, — заявил 3 декабря на брифинге для СМИ вице-губернатор Петербурга Евгений Елин. — Мы говорим гостям: давайте позаботимся о вашем здоровье, здоровье детей и о местных жителях. Не надо в этом году к нам приезжать».

Ну что же, по крайней мере, это честно. Туристические «Оскары» остались в прошлом: уже к ноябрю Северная столица потеряла 70 % турпотока (чуть меньше, чем наш главный полигон коронавируса — Москва).

Петербург действительно боится пришлой заразы. Вряд ли найдется кто-то, кто бы с этим поспорил, кроме совсем уж оголтелых ковид-диссидентов.

Есть, правда, одна проблема: те, кого мы меньше всего хотели бы видеть в нашем прекрасном городе, и так уже здесь — и никуда не денутся. И если праздник переместится с улиц на лестничные клетки, тут-то и начнется настоя­щее светопреставление — куда там запрещенному фейерверку на Дворцовой!

Давайте повторим кратко основные признаки великого и ужасного Нового года-2021: транспорт в новогоднюю ночь ходить не будет. Людям по факту запрещено собираться крупными компаниями (для мероприятий — не более 50 человек как в помещениях, так и под открытым небом). Все кафе, рестораны и прочие подобные места с 30 декабря по 3 января будут полностью закрыты для публики. В более расширенном промежутке с 25 декабря до 10 января общепит закроет двери с 19:00 до 6:00. То есть в семь часов вечера посетителям придется объявить:

«НА ВЫХОД»

Интересно, что это — чисто петербургская инициатива. Другие регионы в подавляющем большинстве на такой демарш не пошли — даже те, у кого с заражаемостью (а главное, с медициной) все гораздо хуже, чем у нас.

Между тем, разосланное по регионам письмо Минпромторга РФ извещало местные власти, что в принципе общепит (включая фудкорты в торговых комплексах) может работать, если организовать обслуживание гостей не у касс, а непосредственно за столиками. Скажем, знаменитый американский фастфуд давно уже «подсуетился» и работает именно так. Но — не тут-то было. В «гонке ограничений» Петербург резко вырвался вперед, и закроют вообще всех.

Что это означает для рестораторов или отельеров, мы еще расскажем. Но интересно подумать также и о том, что это означает для самих посетителей.

Действительно, горожане уже не так охотно рубят новогодние оливье и селедку под шубой. Но альтернатив в этот раз нет: в новогоднюю ночь власти «настоятельно рекомендовали», а фактически и приказали соблюдать «комендантский час».

Но и вечером тоже не забалуешь. Предпраздничный ужин перед Новым годом (или последний в старом году «корпоратив» для тех, кто имеет счастье еще работать) перенесется на три часа дня — и в это время в зале практически гарантировано «столпо­творение». Что при этом будет с эпидемической опасностью, остается гадать.

Ирония судьбы: кафе безопаснее поликлиники. Фото: canva.com

ТОРГОВЛЯ ВСТАЛА

Пока горожане разводят руками и сокрушенно вздыхают в свои масочки, предприниматели подсчитывают грядущие убытки. Для многих они обещают стать фатальными. И вот что печально: эти убытки никак не связаны с бизнес-планированием, с конкурентоспособностью, харизмой и другими еще недавно модными качествами. Нет. Нынешние банкротства — это «неестественный отбор», чтобы не сказать — геноцид бизнеса.

Но деловое сообщество не молчит. Оно требует себя выслушать. Уже отправлены петиции Беглову, Мишустину, кажется, готовится послание Путину. Подробности можно прочитать на сайте «МК» в Питере».

«Власть по-прежнему использует во взаимодействии с бизнесом фактор внезапности, — говорит вице-президент Ассоциации малых гостиниц Петербурга Тамара Буйлова. — [Власть] не обсуждает и не предупреждает заранее о вводимых мерах».

Мало того: и владельцы кафе, и отель­еры, и устроители концертов, и многие, многие другие возмущены несправедливостью. В возможных нарушениях почему-то априори оказывается частный бизнес — и по нему же бьют в первую голову ограничения, хотя на деле это вовсе не так.

Та же Тамара Буйлова замечает: «В последней ситуации [со скандальными концертами рэпера Басты в Ледовом] все перевернуто с ног на голову. Ледовый Дворец — это вотчина администрации города. Это не частный бизнес, который в своем большинстве тщательно соблюдает антиковидные требования».

Предприниматели напоминают: большинство заведений сферы услуг (как раз благодаря соблюдению стандартов безо­пасности) «стали гораздо безопаснее любой районной поликлиники».

ПОДСЧИТАЕМ ВЫЖИВШИХ

Самое печальное во всей этой пандемической истории то, что после ее окончания город уже не останется прежним, да и горожане тоже.

Никто не спорит: без ресторанов можно обойтись, и без отелей — запросто, а уж без концертов Моргенштерна и Скриптонита великая русская культура точно не обеднеет. Жить можно и без туристов: если гордиться нечем, то и гостей обычно не приглашают.

Плохо другое. В процессе «битвы ограничений» здоровое рабочее общение между властью и горожанами все больше сходит на нет (а точнее, переходит в истерический тон, что еще хуже). Общение, которое по большей части состоит из «открытых писем» в соцсетях, трудно назвать диалогом. Такое общение ни к чему не ведет — пусть даже во всех этих письмах речь идет об одном и том же.  

Приведем напоследок только одну цитату из многих. Предприниматель и блогер Николай Солодников, организатор проекта Open Library, прямо обращается к городским властям на своей странице в Фейсбуке: «Пожалуйста, начните человеческий диалог с бизнесом, деятелями культуры, горожанами. Никто не против правил, сдерживающих пандемию, и все готовы к разумных и аргументированным решениям, которые помогут справиться с ситуацией или хотя бы ее облегчить. Но всем нам нужен диалог и конкретная помощь, а не «ковровые запреты» всего, что кажется подозрительным.

Пожалуйста, не надо закрывать Петербург. В конце концов, не вы его открывали».

Опубликован в газете "Московский комсомолец" №50 от 9 декабря 2020

Заголовок в газете: Город закрытых дверей