Восемь прогнозов о Петербурге, которые не сбылись

Когда в январе в традиционном новогоднем прогнозе мы писали о том, что «бизнес оказался в положении пассажира: он нервно ждет своей остановки», мы даже не думали, что окажемся настолько правы

Но во многом другом мы, конечно, ошиб­лись. В январе 2020-го мы ясно видели надвигающийся экономический кризис, который не миновал и экономику Петербурга. Мы видели бодрое и стабильное падение доходов населения (а вместе с ним — и падение продаж во всех отраслях), с которым никто даже не собирался бороться. Но мы не заметили пандемических угроз, которые позже вылились в слабо управляемый хаос под названием «режим повышенной готовности».

Когда в январе в традиционном новогоднем прогнозе мы писали о том, что «бизнес оказался в положении пассажира: он нервно ждет своей остановки», мы даже не думали, что окажемся настолько правы
Прогнозы «на удаленке» всегда оторваны от реальности. Фото: https://ru.depositphotos.com

Мы не предвидели, что вскоре целые предприятия, да что там — целые отрасли экономики впадут в коронавирусную кому. И, как упомянутые пассажиры, наконец дождутся — сперва строгих контролеров, а потом и остановки. И удастся ли снова запрыгнуть в последний вагон — вопрос открытый.

Итак, вот вкратце наши январские тезисы — с обновлением и опровержением.

 1.  БИЗНЕСА СТАЛО МЕНЬШЕ

Мы писали, что в 2018 году число юридических лиц, зарегистрированных в Санкт-Петербурге, уменьшилось на 30 тысяч, в 2019-м — примерно на столько же, а всего с 2015 года — на 16 %. Напомним: это мы писали в январе! Но уже во втором «пандемическом» квартале 2020 года число юрлиц снизилось на 3 % — до 225,7 тыс. Если же взять период с января по июнь, то исчезновение фирм из ЕГРЮЛ составит примерно 10 % (для сравнения — по итогам всего 2019 года речь шла о 11 % падения).

Цифры — штука скучная, но наглядная. Конечно, надзорные органы продолжали выметать из ЕГРЮЛ всяческие однодневки, прокладки и поганки. Но 10 % падения уже не свяжешь только с «чисткой». Собственно, любой наблюдатель может оценить ситуацию и сам. Для этого достаточно просто пройтись по главным улицам города.

В мае мы писали (в форме уже не прогнозов, а фактов), что Невский проспект (и близлежащие улицы) на глазах пустеет: закрытые из-за режима «повышенной готовности» магазины и кафе уже не рассчитывают пережить мертвый сезон. И проблема была не только в фатальном падении посещаемости, но и в неадекватной стоимости аренды. Для многих оказалось проще переждать лихие времена в режиме «глубокой заморозки», чем платить за пустое помещение.

Еще нагляднее, чем цифры, могут быть… карты. В июле мы опубликовали результаты исследования сервиса 2GIS и РБК. Речь шла о том, как изменилось количество организаций из сферы услуг в Центральном и Петроградском районах. Так вот, за три месяца весны — с 1 марта по 1 июня — из 2,6 тысячи предприятий, попавших в выборку, закрылись 12 % (более 300 организаций). Почти половина пришлась на общепит. За весну в этих двух центральных районах города перестали работать 76 кафе, 29 баров, 21 бистро, 13 ресторанов, 5 пиццерий и пекарен.

Фото: paperpaper.ru

Отдельные болезненные вопросы — о работе фудкортов в торговых центрах (особенно в формулировках депутата Виталия Милонова) или, скажем, «авторских» баров» — мы сегодня даже трогать не будем. Лето 2020 года уже вошло в историю как самое скучное и «голодное», пожалуй, с начала 90-х. А мы перейдем к следующему пункту нашего январского прогноза.

 2.  БУДЕМ ПЛАТИТЬ ЗА СЕБЯ?

Мы говорили о «самозанятых» и о том, что им с 1 января 2020 г. настойчиво предлагается платить налог 4 % на профессиональный доход (НПД). С тех пор положение о самозанятых распространилось не только на Петербург, но и на множество других регионов. И, по отзывам самих самозанятых, их статус — это просто эвфемизм, обозначающий добровольно-принудительное увольнение с работы. Статистика еще ждет публикации, но уже очевидно, что множество фирм избавилось от штатных единиц, посоветовав им на прощанье переквалифицироваться в «самозанятые» (как когда-то раньше в рамках налоговой оптимизации предлагали регистрировать ИП). Эта реформа, которая задумывалась «в мирные времена», теперь обещает оставить о себе недобрую память.

 3.  БУДЕМ ЛЕТАТЬ ДАЛЕКО?

Наш январский прогноз был неоправданно радостным. Статус «открытого неба», введенный как раз с 1 января 2020 года, должен был позволить воздушной гавани в Петербурге принимать и отправлять рейсы множества иностранных авиакомпаний (мы упоминали Wizz Air, Ryanair, EasyJet, Air Baltic, Fly One и других) в третьи страны, причем с любой частотой.

Фото: Pulkovoairport.ru

Частота полетов, как мы знаем, «обнулилась» и никак не выйдет из этого состояния до сих пор. Пулково так и осталось логистическим «тупиком», городская индустрия гостеприимства также рухнула, и в целом эта часть прогноза оказалась самой провальной и печальной. Поэтому от новых прогнозов сегодня мы воздержимся. Ясно одно: хуже уже не будет, а значит, можно ждать позитивных новостей. Полет в Турцию за непредсказуемые деньги — и на том, как говорится, спасибо.

 4.  БУДЕМ ПОКУПАТЬ ПО-НОВОМУ?

И опять же — мы не рассчитывали, что этот прогноз сбудется буквально. В январе мы писали, что массовый покупатель заметно обеднел, а немассовый освоил для себя курьерскую доставку с помощью крупных операторов и (или) фудмаркеты. Кто же мог предвидеть, что доставка буквально в считанные недели станет единственным способом получить готовые блюда (и многие другие товары) на дом, а трудолюбивые курьеры станут едва ли не самыми героическими персонажами пандемической весны?

Фото: Aliexpresshlp.ru

Можно было бы порассуждать о том, что такое стало возможным только в силу нечеловеческой эксплуатации этих самых курьеров и копеечной оплаты их труда, что немыслимо для развитых стран. Но в то же самое время в разгар «коронакризиса» работа курьера стала для многих безработных желанной и единственно доступной. Сопоставив эти два факта, мы получим достоверную картину состояния нашей экономики, а заодно и рынка труда — но такие оценки выходят за рамки сегодняшнего материала.

 5.  БУДЕМ СТРОИТЬСЯ?

Здесь мы писали (в январе), что как раз на 2020 год придется массовый переход застройщиков от «долевки» на работу по эскроу-счетам. С другой стороны, у некоторых такой переход начался уже в минувшем году, и мир не перевернулся. Факторов тут много, говорили мы, и не все из них удается увязать в одну систему.

Мы еще не знали о беспрецедентных мерах льготного ипотечного кредитования, гарантированных лично президентом (эти меры почти без оговорок можно назвать «мерами поддержки»). Мы, правда, предвидели в январе, что ипотека станет более доступной. «Это решение, — написали мы тогда, — придет «сверху» в ответ на снизившуюся платежеспособность населения. Кредитный пузырь может и должен лопнуть, но это явно случится уже после 2024 года».

Насчет «пузыря» мы остаемся при своем мнении, а вот дата «2024 год» после принятия поправок в Конституцию не означает уже ровным счетом ничего. Впрочем, этого предвидеть не мог никто.

Кстати, наш январский прогноз, что Петербург выполнит план Минстроя по вводу в эксплуатацию нового жилья, скорее всего, сбудется. Мы писали, что в 2020 году будет сдано примерно столько же, сколько и в 2019-м (а в нем было сдано 3,4 млн кв. м жилья). А вот далее, если судить по снижению числа выданных разрешений на строительство, начнется спад — и этот прогноз тоже обещает быть верным.

 6.  БУДЕМ ХОДИТЬ ПЕШКОМ?

Реформа городского транспорта еще в январе обещала быть очень болезненной как для горожан, так и для транспортного бизнеса. Но к августу, похоже, тоже «обнулилась» — или как минимум отложилась очень надолго. Пожалуй, подтвердилось наше предположение о том, что реформа не базировалась ни на чем (никто не исследовал конкретные пассажиропотоки, связанные с поездками горожан на работу и обратно, а также с маятниковой миграцией между городом и областью). Итак, сегодня «убивать» маршруточный бизнес (как грозились еще недавно) никто не будет, но это не значит, что реформа отменяется. Нет, она лишь затаилась на время.

 7.  БУДЕМ РАБОТАТЬ БЕЗ ОФИСОВ?

И тут мы опять оказались правы! Но мы никак не могли предвидеть массовый перевод офисных служащих на «удаленку». Мы говорили всего лишь о невинных «коворкингах» как части «шеринговой экономики», а также о сокращении объема ввода коммерческой и офисной недвижимости. И еще о том, что, если вдруг в 2020-м бизнесу потребуются новые площади, они будут в дефиците, ведь новых объектов почти не строится.

Сегодня можно твердо сказать: дополнительные площади не понадобятся, и дефицита не будет. Это можно с натяжкой считать позитивным прогнозом.

Что касается «шеринговой экономики» (от проката велосипедов и автомобилей до сдачи в аренду производственных линий), то она так или иначе будет развиваться. И не только от бедности (как говорят злые языки). Просто ни велосипед, ни даже производственная линия уже не считаются надежными объектами для инвестиций. В пандемической экономике о «длинных деньгах» даже думать как-то неприлично. Кто-то неизбежно на этом выиграет — но это естественный процесс. В конце концов, бенефициары есть и у коронавирусной пандемии, и когда-нибудь мы узнаем их имена.

 8.  НЕ БУДЕМ ВОЛНОВАТЬСЯ

В январе это был не прогноз, а совет. Да, в 2020 году мы в Петербурге много чего не увидели и не увидим. У нас не случится подъема промышленного производства, не включатся сети 5G, не будет национального паромного оператора (да и единственный наш круизный паром вряд ли вернется к регулярным рейсам), мы не увидим ни новоселья в «Лахта Центре», ни федеральных субсидий на метро, ни оттока мигрантов — и это даже несмотря на их абсолютную ненужность в структуре «постпандемической» экономики.

Фото: Николай Петров

Еще очень долго в продаже не будет нормального сыра и масла (пусть и ввезенного частным образом из Финляндии и Эстонии) — реальной петербургской достопримечательности, которой так завидовали москвичи. Не будет матчей футбольной Лиги чемпионов, да и вообще ряды туристов сильно поредеют. Хотя нескоро вернутся и толпы китайцев (грустная новость для немногих отельеров и радостная для всех остальных). Можно будет воспользоваться передышкой и сходить в Эрмитаж (ранее сообщалось, что полностью он откроется не раньше ноября). Впрочем, духовная пища тоже не обещает быть дешевой.

Кстати, о деньгах: наисвежайшее исследование Росстата показало падение реальных доходов населения на 8 % только за 2 квартал 2020 года, и это самый значительный провал с 1998 года. В принципе, на этом можно было бы поставить точку, но наш прогноз обязательно будет продолжен. Городская экономика до пандемии была достаточно мощной, и ей было куда падать — и все же у нас остается шанс «упасть и отжаться». И остаться на плаву даже после прихода «второй волны».

Опубликован в газете "Московский комсомолец" №32 от 5 августа 2020

Заголовок в газете: Голодное лето 2020-го