Как лечат рак в Израиле

Об отделении онкологии больницы Ихилов я слышала еще в России

20.06.2017 в 18:01, просмотров: 5569

Две моих знакомых были там на обследовании и одна – на химиотерапии. Но, как говорится, лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать. Поэтому, приехав в Израиль, я решила побывать в известной тель-авивской больнице.

Как лечат рак в Израиле

У самого синего моря…

Попасть в Ихилов совсем не сложно. Можно доехать до Тель-Авива на пригородном поезде и проехать пару остановок на автобусе. Вместо автобуса можно взять такси: и тогда вы окажетесь в больнице не за 10 минут, а всего за 5. Но, если спешить некуда, самая приятная дорога – это пешком от моря: полчаса прогулки по центру Тель-Авива, по небольшим тенистым улочкам, среди раскидистых деревьев и диковинных цветов.

На территории больницы тоже зелень, цветы, прудики с водяными лилиями и яркими рыбками. Главный корпус, где находится отделение, совсем недалеко от центрального входа. В огромном холле в окружении удобных синих кресел стоит рояль. Не то музей, не то консерватория – что угодно, только не больница.

Первое знакомство

Если театр начинается с вешалки, то отделение больницы – с регистратуры. В регистратуре отделения химиотерапии – тоже удобные кресла и большой аквариум. Улыбчивые медсестры надевают каждому пациенту браслет со штрихкодом: по нему с помощью компьютерной системы каждый час будут проверять правильность введения лекарств.

В отдельном кабинете измеряют температуру и давление. Здесь нет ни привычных нам градусников, ни обычных тонометров: все необходимые параметры фиксируют с помощью единственного прибора на колесиках со множеством проводов. Перед началом введения лекарств у каждого пациента берут анализ крови и мочи. Результаты готовы через несколько минут. Если в анализах что-то не так – химиотерапию откладывают и назначают лечение.

Наша задача сделать «химию» не страшной

Пациентов усаживают в кресла – на первый взгляд самые обычные. Но одно легкое движение – и кресло превращается в кушетку или шезлонг. Рядом – телевизор, столик и места для сопровождающих. Небольшая, но приятная деталь: место каждого пациента отделяется от других с помощью шторки, и получается индивидуальный отсек – что-то вроде отдельной палаты.

Капельницы расположены на стояке. Стояк – на колесиках. Не прерывая процесса, пациент может прогуляться или дойти до туалета. Я смотрю вокруг: медсестры разносят кофе, чай и печенье, пациенты заходят в буфет, сидят в Интернете (в больнице есть вай-фай), читают и болтают по телефону. Нет никакого ощущения обреченности и тоски – того, что угнетает в наших онкодиспансерах.

Необычные профессора

Мимо проходит седой человек. Вдруг он широко улыбается одному из пациентов, пожимает ему руку, и начинается оживленная беседа. Сначала я думаю, что это встреча родственников. Но оказывается, седой человек – профессор. Такие тут профессора – «без корон на голове», как заметила одна пациентка из России. Подойдут, пошутят, приободрят.

По лицам израильских врачей не скажешь, что они работают в онкологическом отделении: все они спокойные, веселые, доброжелательные. Потому что рак здесь – не приговор, а болезнь, которую можно вылечить. И ее лечат - очень успешно. Любой противораковый препарат, появляющийся в мире – гормональный, иммунный, таргетный – тут же берется на вооружение. Ихилов – это передний край израильской медицины. И новые методы лечения впервые появляются именно тут – благодаря вот этим профессорам.

Подробнее об отделении онкологии клиники Ихилов

«Сердце» больницы

Одно из главных помещений в каждой больнице – операционные залы. Здесь они находится под землей, на минус втором этаже. Там, за несколькими автоматическими дверями, совершаются главные таинства больницы Ихилов. Люди, попавшие туда с диагнозом «рак», через несколько часов возвращаются из операционной уже без опухоли. Для некоторых лечение заканчивается операцией. А некоторым предстоит дополнительная химиотерапия или радиотерапия, чтобы уничтожить остатки опухоли.

В отделение радиотерапии тоже строго воспрещен вход посторонним. Там стоят огромные приборы – линейные ускорители. Врач-радиотерапевт объясняет мне: каждый из них стоит несколько миллионов долларов. И государство находит средства для того, чтобы радиотерапия была доступна для всех, кто в ней нуждается. Оборудование для радиотерапии здесь обновляется каждые несколько лет. Недавно больница «Ихилов» приобрела самый современный в мире линейный ускоритель - Novalis TrueBeam STХ.

Наступает вечер. Я выхожу из больницы. Вслед мне доносится прелюдия Шопена: это играет на рояле музыкант-волонтер. Я знаю, что в холле сейчас собираются слушатели - пациенты с капельницами, их родные и близкие. И я верю: все у них будет хорошо.