Как одна маленькая собачка расколола зоозащитное движение Петербурга

Три недели в Питере идет борьба за одну собаку — породы китайская хохлатая

19.10.2016 в 13:08, просмотров: 9451

В дележ псины вовлечены уже сотни людей. С одной стороны Екатерина Андреева — хозяйка пропавшего кобеля, с другой — Наталия Авласевич, подобравшая собаку и не желающая ее возвращать домой.

Как одна маленькая собачка расколола зоозащитное движение Петербурга
Фото: vk.com/club130270433

С приюта выдачи нет

Майк — семилетний кобель. Прямо скажем, порода, да и лично Майк — собака на любителя. Но из-за него в городе разгорелись нешуточные страсти. Началось все с того, что в конце сентября он пропал.

— Обычно с собачкой гуляю я, а в тот день пошел муж. Майк у нас очень любит по кустам бегать. Вот и убежал, а муж отвлекся, и все — Майка и след простыл. Мы потом его до ночи искали. Но никаких следов, — рассказывает Екатерина.

В тот же день, по словам петербурженки, она расклеила объявления о пропаже собаки в своем районе, разместила сообщения в Интернете.

— 1 октября около десяти часов утра мне позвонила Наталия Авласевич и сказала, что Майк — у нее, — говорит Екатерина.

Зоозащитница, по словам Екатерины, изначально была критично настроена, ее возмутило, что такая собака гуляла без поводка, без одежды в холода, без адресника (бирки с данными владельца), что она не чипирована и не кастрирована. Но в целом двум любительницам собак удалось договориться. Сошлись на том, что хозяйка в качестве вознаграждения переведет на счет приюта три тысячи рублей, привезет корм для кошек и адресник для своего Майка.

— Я попросила прислать мне фото моей собаки. Наталия это сделала, я убедилась, что это действительно Майк и он у нее. Купила корм, сделала адресник. Только деньги предложила передать лично, когда увижу собаку, — объясняет Екатерина. — Наталия назначила встречу — почему-то в Кронштадте, в десять вечера, у входа в парк. Но мне было не важно, где и когда. Я с дочкой приехала туда, мы прождали два часа. Но Наталия так и не пришла и на звонки не отвечала.

После этого между старой и новой хозяйками собаки началась ожесточенная переписка с взаимными оскорблениями. Авласевич первой прервала общение.

— Где Майк — я не знаю. Мне его не отдают. На связь выходил посредник — от Авласевич, он сказал, что моего пса уже кастрировали и ему подбирают новую семью, — возмущена Екатерина.

Она попыталась обратиться в полицию. Но там заявление не приняли. Разгневанная хозяйка собирает документы для прокуратуры и вызывает Авласевич в суд.

— Это была зацелованная, любимая собака. Он семь лет прожил с нами. У нас и сынок его подрастает, — рассказывает Екатерина.

Триллер с похищением

«МК» в Питере», конечно, попытался дать слово и второй стороне конфликта — той самой Наталии Авласевич, предложив ей прокомментировать ситуацию. Ответ был краток: «Нет». Однако спустя пару дней она все же снова вышла на связь и предложила прочитать отчет о «расследовании» этого происшествия, которое провели зооактивисты из группы «Спасательная команда «Легион».

«Почти месяц весь Питер наблюдал, как воровка и мошенница в противоестественной форме «поимела» всё зоозащитное сообщество города. Андреева руками сердобольных зоошиз пытается вернуть себе украденную ею голую китайскую хохлатую по имени Майк», — весьма грубо написали «расследователи», объявившие себя защитниками всех угнетаемых животных. Наталия не скрывает, что компромат на хозяйку Майка те искали по ее просьбе. И вот что им удалось разыскать (орфография авторов): «...предприняв ряд поисковых мер и штудируя объявления о пропаже китайских хохлатых, было обнаружено объявление о том, что именно эта собака была украдена 19 августа 2015 года... мы опросили фигурантов дела о краже... На основании их показаний рассказываем вам подлинную историю Майка. Два с половиной года назад (!!!) некая Екатерина Андреева избавлялась от «горячо любимого» питомца, поскольку в её жизни появился новый хахель, который приказал Екатерине избавится от собаки... Майк счастливо прожил в новой семье почти полтора года. Он стал самым дорогим и обожаемым существом для 12-ти летней дочки хозяйки: они спали вместе, ели вместе, играли вместе. И вот через полтора года Екатерина решила забрать Майка обратно... Со слов очевидцев во время прогулки подъехал чёрный автомобиль, распахнулась дверь и оттуда (из авто) Майка позвали по имени. Майк подбежал к авто, его схватили и увезли. Всё это произошло на глазах маленькой хозяйки — 12-ти летней девочки. Ребёнок был не просто в шоке, она больше месяца находилась в страшнейшей депрессии, нанесённая Андреевой психологическая травма не давала возможности ребёнку даже посещать школу, девочка всё время рыдала и с трудом засыпала по ночам».

После таких душераздирающих рассказов судьба Майка выглядит все более трагичной. А заявления противоборствующих группировок все более противоречивыми.

Кто страшней — хозяева или спасители?

«Спасители» Майка обвинили хозяйку в намерении использовать семилетнего кобеля для производства щенков. Майк при этом производитель так себе — был выбракован сразу после рождения, в конкурсах не участвовал. Но китайские хохлатые нынче в моде, и щенки продаются по 3–10 тысяч рублей.

Авласевич и ее команда якобы борются с «разведенцами», которые скрещивают кого угодно с кем попало, о животных не заботятся и только зарабатывают на них.

Сторонники Андреевой в свою очередь припоминают, как зоозащитники, пытаясь спасти все, что движется, под надуманными предлогами уже не раз отбирали домашних любимцев у хозяев. Самый яркий пример — московская история прошлого лета, когда волонтер частного приюта Виктория Павленко увела лабрадора-поводыря, принадлежавшего слепой девушке, которая пела и собирала милостыню у метро. Павленко уверяла, что нашла пса, сидевшего без присмотра. Суд изначально дал зоозащитнице 1,5 года лишения свободы, но позже решение было обжаловано и отменено.

И тогда тоже было много споров, кто прав, кто виноват; находились свидетели, которые видели, как слепая хозяйка «истязала» собачку, обнаруживались доброхоты, выследившие волонтершу, увозившую лабрадора в метро.

История с Майком точно так же расколола питерских зоозащитников. Но есть закон, который ставит все на свои места. Сухая правовая норма приравнивает в нашей стране животных к обычным вещам — имуществу хозяина. И никто не в праве забрать это имущество без веской причины. «Гулял без одежды», «не кастрирован», «не чипирован» в данном случае весьма сомнительные аргументы. Ведь нельзя же «найти» на улице и забрать себе грязный автомобиль (например, марки «Бентли»), обвинив владельца в неподобающем уходе.

P.S. Как пояснили в пресс-службе ГУМВД по Петербургу и Ленобласти, заявление от Андреевой 3 октября все же было принято. Однако о результатах поисков в ведомстве ничего не сообщают. 


|