Что мешает отечественным товарам выходить на мировые рынки

России и Петербургу есть что продавать

04.10.2016 в 16:27, просмотров: 1086

Об этом мы слышим на каждом официальном мероприятии, посвященном реализации программы импортозамещения и развития экспорта. На публичных встречах производители бодро рапортуют об увеличении поставок, росте прибыли. Однако стоит предпринимателям собраться «без общественности», сразу начинается обсуждение реального положения дел. А оно не такое радужное, как пишут в пресс-релизах.

Что мешает отечественным товарам выходить на мировые рынки
Фото: agro2b.ru

Что россиянину хорошо, то иностранцу...

Конечно, все и не так плохо, как могло бы быть или хотелось бы некоторым.

— Слава богу, Министерство промышленности России повернулось лицом к бизнесу и помогает решать проблемы, с которыми он сталкивается. Важно и то, что сейчас в стране создается техника такого научного и технологического уровня, что она может быть экспортирована в другие страны, — заявил в Петербурге Уполномоченный при Президенте РФ по защите прав предпринимателей Борис Титов.

Например, наши российские трактора, предназначенные для сельхозработ, «отпахали» себе аж 10-процентную долю на мировом рынке, увеличив в пять раз географию поставок. Их начали продавать в Канаду, США и Австралию, хотя рынок последней пять лет назад был потерян для российской сельхозтехники.

Этим летом питерская компания, производящая медоборудование, презентовала новый уникальный рентгенографический высокотехнологичный комплекс. И такого уникального в Петербурге и в России много. Другое дело, как это все продавать за рубеж. Особенно при условии, что производители практически ежедневно сталкиваются со множеством как внешних, так и, что самое, пожалуй, обидное, внутренних трудностей.

— Совершенно неожиданно мы столкнулись с проблемой роста цен на металл. Я понимаю коллег, всем нужно зарабатывать, но пытаться сделать это за счет увеличения его стоимости на внутреннем рынке не совсем оправданно и логично, — поделился наболевшим представитель тракторного завода. — Регулирующие органы должны найти разумный баланс. Сейчас его нет. Последнее повышение цен составило 45 процентов.

Еще одна проблема — различие систем сертификации качества в России и за рубежом. Причем страдают от этого многие направления — сельхозтехника, производство медицинского оборудования, фармацевтика и т. д. Выходов сами предприниматели видят несколько. Первый вариант — изначально создавать продукт, ориентируясь на международные требования. Второй — субсидировать предприятиям часть затрат, потраченных на сертификацию за границей.

— У нас в стране есть понятная практика по субсидированию производства высокотехнологичного оборудования. Почему ее не распространить на подтверждения сертификатов? — задаются риторическим вопросом бизнесмены-экспортеры.

Третий путь решения проблемы — добиться (и это должно сделать государство) взаимопризнания стандартов со странами, потенциально интересными для российского экспорта. Или же искать потенциальных иностранных партнеров, готовых часть затрат по сертификации взять на себя.

— Это чисто государственная задача — сделать так, чтобы наши сертификаты качества принимались во многих странах, — согласился Борис Титов. — Росстандарт, Россельхознадзор и Министерство промышленности — все должны этим заниматься.

Мы продвигаем, а нас штрафуют

Бюрократические сложности — еще одна большая проблема российского экспорта. Так, например, каждый контейнер, следующий с иностранными товарами в адрес участника внешнеэкономической деятельности (а это могут быть комплектующие для сложной техники и т. д. — Ред.), проходит специальный осмотр на таможне, что только удорожает товар. Получатель оплачивает услуги специального терминала, погрузку-выгрузку, перемещение контейнера к досмотровому комплексу и многое другое. Значительные издержки связаны именно с этим.

Есть немало проблем, связанных с налогообложением, страхованием и кредитованием. Так, например, российские компании (и питерские в частности)... штрафуются за несвоевременную оплату зарубежными партнерами. Здесь контролирующие организации работают четко, тщательно отслеживая, кто из иностранных клиентов просрочил сроки оплаты товара.

— Если такое происходит, то наказывают нас. То есть нам не платит клиент, и нас же за это штрафует государство. Вот здорово! — возмущаются предприниматели. — Мы получаем штраф за то, что выходим на экспорт. Понятно, что так пытаются наказывать мошенников, вывозящих оборудование за рубеж, но страдают все. У проблемы есть довольно простое решение. Государство не должно накладывать штраф в случае, если сделка застрахована. Есть же страховщики. Пусть они проверяют, поставляется ли реальное оборудование. И в случае необходимости выплачивают неустойку — дебиторскую задолженность. Штрафы за просрочку — явно пережиток прошлого.

Налоговики и энергетики против экспортеров

Еще один атавизм, мешающий развитию экспорта, да и в целом производства, — монополисты, поставляющие электроэнергию, тепло и т. д.

— От государства звучит вопрос: как увеличить несырьевой экспорт товаров России? Поверьте, решение проблем только лишь с помощью сертификации, таможни и прочего не приведет к увеличению экспорта, — рассказывает представитель крупной производственной компании. — Возьмем нашу фирму. Мы работаем на рынке с 1992 года, занимаясь радио- и термоэлектроникой. Находясь в Петербурге, являемся крупнейшим производителем в Европе, неоднократно становились «Экспортером года». Поставляем до 90 процентов изделий нашей продукции в более чем 50 стран мира. Причем в развитые — США, Германию, Японию, Южную Корею. Можем ли мы производить в 2–3 раза больше? Можем. А нужно ли столько продукции? Скорее всего, да. У нас сейчас такой объем заказов, который мы выполнить не в состоянии. Но приходится отказываться. Почему? Потому что у нас нет самого простого — достаточного количества энергии. Нам монополист сразу выставляет такие суммы, что увеличение производства просто становится нерентабельным. Наши британские партнеры шутят: «Давайте мы к вам от нас кабель протянем — дешевле будет».

По той же причине — огромных платежей — предприятие отказалось от централизованного отопления в пользу дизельного.

— У нас никто на эту проблему не обращает внимания. Почему вопросы по предоставлению площадей, коммуникаций решаются в других странах в течение нескольких дней или даже часов, а у нас это занимает десятилетия, и за результат никто не отвечает? — вопрошает бизнесмен.

Существуют и сложности с возвращением налогов. По закону на компании-экспортеры распространяется такая преференция, как возврат НДС. Но и с этим возникают проблемы (не считая того, что подтверждение права на эту льготу само по себе процесс не легкий).

— Вроде бы надо развивать экспорт. Но мы стали сталкиваться с тем, что с нами постоянно борются налоговые инспекции. Они не хотят возвращать НДС. В последний год это приобрело ужасающие масштабы, — сообщил представитель все той же компании. — Мы это расцениваем как планомерное и принципиальное подавление экспорта. При этом на нас топают ногами и кричат: если вы не уменьшите экспорт в два раза, чтобы уменьшить объем возвращаемого НДС, мы вас прибьем. Видимо, у них (налоговиков. — Ред.) там какие-то нормативы, и мы в них почему-то не вписываемся.

Исключение из правил

А вот компанию, которая занимается производством программного обеспечения и работает с 15 странами мира, таможенные и энергетические проблемы абсолютно не волнуют. Чтобы нарастить объемы экспорта, ей много усилий прилагать не надо.

— На наш взгляд, IT-сфера и производство ПО — это кандидат номер один, если говорить о потенциальных экспортных направлениях. Отрасль, в которой нет практически никаких барьеров. Уникальная ситуация, — удивляются собственному везению представители IT-фирмы. Однако и у них иногда возникают сложности. Например, когда нужен кредит для закупки дорогостоящего оборудования или проведения маркетинговых компаний (участие в профильных выставках, кстати, удовольствие недешевое). Увы, в залог кроме имеющейся интеллектуальной собственности отдать почти нечего.

— А под нее очень неохотно дают кредиты, — признается айтишник и предлагает: — Надо создавать льготные условия работы на ранке, помогая российским компаниям.

Бизнесмены предлагают рассмотреть путь, по которому около 20 лет назад шел Китай. Правительство предоставляет дешевые кредиты, но с одним обязательным условием — деньги помещаются на специальные счета, и на них можно купить только самое лучшее в мире высокотехнологичное промышленное оборудование. И, конечно, проверяется исполнение. Предприниматели уверены: любая компания, получившая такую технику, не даст ей простаивать. А одними субсидиями бизнес не накормишь. К тому же никакой гарантии, что ее выдадут, нет.

Только вот захочет ли Россия брать пример с Китая 20-летней давности — вопрос сложный. Но пути развития искать надо. Ибо пока развитие экспорта в нашей стране напоминает езду на велосипеде, в колеса которого на каждой горке пытаются вставить палки.

~ Проект реализован на средства гранта Санкт-Петербурга ~


|