Трехлетняя Рита умерла из-за недосмотра медиков

Родители будут добиваться возбуждения уголовного дела против врачей

29.04.2015 в 09:10, просмотров: 9951

Андрей Петров показывает мне свою страничку в соцсети. На главном фото - жизнерадостная белокурая девочка. В разных альбомах, которые мы листаем вместе на планшете, девчушка то бегает с мамой наперегонки, то кормит зверей в зоопарке, то купается в море, то спит в плетеном гамаке. Нет ни одного снимка, где ребенок не улыбается. Она делала это даже во сне. Это дочка Андрея Рита, которой сейчас бы было уже четыре года. Но в прошлом мае она умерла. 

Трехлетняя Рита умерла из-за недосмотра медиков

Дитя любви

Рита была долгожданным ребенком Елены и Андрея. Она родилась 31 марта 2011 года, папе было тогда 28 лет, а маме — 30. Оба хотели именно девочку.

Малышка росла непоседой и хохотушкой. Друзья семьи разводили руками: откуда в ней столько энергии! Девчушка была самой шустрой среди сверстников, в два с половиной года уже научилась плавать, к тому же Рита на радость семье почти не болела.

Как только дочь подросла, Елена стала ездить с ней в бассейн, на развивающие занятия, Риту водили на массаж, к остеопату, в общем, старались дать все, что требуется ребенку в таком возрасте. Но от трагедии ее все равно не уберегли.

Несчастья начались 6 мая прошлого года. Родители повели девочку на плановый осмотр, чтоб взять справку для детского сада. В поликлинике № 60 Красносельского района они полдня проторчали в очередях. Той же ночью Лена проснулась от нехорошего предчувствия, подошла к кровати дочки. Лоб Риты горел, температура была 38 градусов. Супруги сразу дали ей жаропонижающее, а утром вызвали неотложку. Доктора не направили ребенка на анализы, так как ничего «криминального» не заподозрили. Хотя температура на тот момент уже была 39,5. Сообщили, что у нее ОРВИ и посоветовали вызвать участкового врача.

Та пришла днем. И тоже не стала углубляться в ситуацию.

- Участковый врач спросила, какой диагноз поставила «скорая», - рассказал Андрей, - и, бегло осмотрев Риту, просто скопировала его в карту.

Доктор назначила препараты против ОРВИ и снова не послала на элементарные анализы, кровь, мочу и кал. Между тем температура к вечеру от принятых лекарств так и не упала. На следующий день у Риты начались рвота и понос. Снова позвонили в скорую. «Да что вы нам названиваете?!», - накричали там на родителей. Посоветовали успокоиться и лечить ребенка от ОРВИ. Тем временем девочке становилось все хуже.

«Ждите соплей!»

 Она постоянно лежала, вспоминает убитый горем отец, - я ей говорю: «Ритуся, давай поиграем?». А она: «Пап, что-то мне не хочется». Дочка не только не хотела играть, у нее не было аппетита

8 мая в их квартире снова появилась дежурный врач из поликлиники и резюмировала: «Ждите соплей. А когда они появятся, принимайте вот это...». И выписала очередную порцию лекарств наперед. Анализы у ребенка так никто и не взял. Да и назначение лечения от еще не появившихся соплей - это нонсенс.

- У нас было беспокойство, может, что-то неправильно, но поймите, мы полностью доверяли врачам. Когда нам раз за разом говорили: у Риты ОРВИ, принимайте лекарства и все пройдет, мы успокоились, - объясняет Андрей ситуацию.

Однако в ночь на 9 мая у девочки посинели губы и температура упала до 35 градусов. В шесть утра удалось уговорить врачей «скорой» снова приехать. Фельдшер сказал родителям, что у ребенка обезвоживание, Риту надо отпаивать и ставить ей капельницу.

- Я взял дочку на руки и почувствовал, что она как вата, вся обмякшая, - вспоминает Андрей. - Я очень испугался, закричал: «Давайте ребенка откачивать здесь». «Вы ее здесь не откачаете», - бросил на ходу медик. И девочку с мамой повезли в Купчино, в больницу имени Филатова, хотя рядом с их домом есть прекрасная Детская городская больница № 1, оборудованная всеми современными аппаратами, с реанимацией. Как сказали позднее, на тот момент в детской клинике не принимали пациентов по причине праздников. В итоге Лена с умирающей дочкой на руках 40 минут тряслась в карете неотложки.

Умерла в День победы

Андрей примчался в приемный покой больницы позднее и увидел, что Лена с ребенком все еще сидят в холле. Около часа никто к ним не подходил. Когда же девочку, наконец, решили осмотреть, всполошившиеся медики унесли больную в бокс, потом — в реанимацию. Родители сидели в приемном покое еще часа четыре и сходили с ума. В 12.30, 9 мая сердце Риты остановилось.

Реаниматолог вызвал Лену и Андрея в кабинет и сообщил: «Ваш ребенок скончался». Андрей говорит, что лица врача и его интонации он не забудет до конца своих дней. Потом был больничный морг, вскрытие и заключение эксперта - у девочки не было ОРВИ, Рита где-то (может быть, в той же поликлинике) подхватила кишечную инфекцию, и умерла от того, что ее вовремя не заметили.

Вот тут-то и началось самое удивительное. Вместо того, чтоб ответить за свою халатность, медики решили списать все на несчастный случай.

 В медицинской карте сейчас указано, что у Риты были и кашель, и насморк, поэтому якобы врачи ошиблись с диагнозом. Поверьте, я не сумасшедший, никакого кашля и насморка в помине не было. Да и не назначали нам от кашля ничего, - объяснил Андрей.

Чтоб восстановить справедливость, супруги написали заявления в следственный комитет и прокуратуру, просили помочь и детского омбутсмена Светлану Агапитову. Но на все это семья получила отписки. Следственный комитет начал проверку, дело направили на экспертизу. Заключение экспертов родителей шокировало. Там черным по белому написано, что «комиссией выявлены дефекты оказания медицинской помощи» и «неполнота диагностики» участковым врачом. А еще «расхождение клинических данных и их оценка на момент передачи больной в Детскую городскую больницу № 5 имени Филатова» бригадой «скорой помощи» 9 мая. Но почему-то, несмотря на это, эксперты сделали однозначный вывод: врачи не виноваты. И главным аргументом в пользу медиков было то, что у Риты случилось якобы молниеносное течение болезни, и спасти ее было невозможно.

Врачи не виноваты?

Удивительно, что при этом однозначный диагноз после вскрытия девочке так и не поставили. «Кишечная инфекция» - довольно общее понятие. Получается, до конца не зная, чем болела Рита, медики точно уверены – спасти ее было нельзя. На десятках листов экспертизы под вопросами стоят сразу несколько предполагаемых причин тяжелого состояния малышки: «генерализованная вирусная инфекция», «сепсис бактериальный с поражением ЖКТ», «серозный лептоменингит». Но ведь даже менингит – не приговор, если помощь оказана вовремя.

Есть и другие аргументы, найденные медиками свою пользу. Мол, девочка была с рождения слабенькой, в ее карте указан дефицит веса, а стало быть – наверняка и проблемы со здоровьем. Из-за общей ослабленности организма инфекция так быстро поразила все органы, и реанимировать ребенка не удалось. Но, по словам отца – за месяц до трагедии Рита сдала клинический анализ крови, и все показатели были в норме. Да и болела она реже, чем другие дети.

- А ведь в медицинской карте есть исправления. Температура Риты в последний день жизни из 35 градусов почему-то вдруг изменилась до 38. Но этому факту не уделено должного внимания, - рассказывает Андрей, - все происшествие классифицировано как несчастный случай. Как они выразились, «такой ход болезни». А в конце заключения написано, что причинно-следственная связь между действиями врачей и смертью Риты имеется, но она не очевидна.

В итоге уголовное дело по поводу халатности медиков так и не возбудили. А еще после трагедии родителей Риты вызывал начальник отдела здравоохранения администрации Красносельского района Игорь Соколовский. Туда же на совещание по поводу ЧП с ребенком приехала главврач поликлиники, где наблюдалась девочка, был и начальник станции «Скорой помощи». Уже через 10 минут Андрей понял, что эти люди не чувствуют себя виноватыми и уверены, что происшествие — случайность.

Врачи попытались доказать, что у Елены были патологии во время родов (ходя до этого ни в одной медкарте о них не упомянуто и роды прошли абсолютно нормально). Да и как могли повлиять эти патологии на то, что ребенка неправильно диагностировали – непонятно. А еще сообщили, что кишечную инфекцию выявить было вообще нельзя, так как она протекала без симптоматики. То, что девочку рвало, и у нее был жидкий стул, никто почему-то не вспомнил.

«Мы виноваты перед дочкой»

… После случившегося Елена все еще не пришла в себя. Если Андрей как-то справляется с горем, то для молодой женщины жизнь сейчас стала пустой. «В христианстве есть понятие Рая и Ада, - рассуждает Андрей, - мы попали в Ад еще при жизни». Девочку похоронили в Автово, на Красненьком кладбище. Супруги ездят к ней два раза в неделю. У них пока не поднялись руки отдать игрушки и вещи Риты.

Андрея и Лену еще больше сблизило общее горе, хотя переживают они его по-разному. Жена старается быть на людях, чтоб забыться, муж, наоборот, ищет одиночества. Но оба они хотят еще одного малыша, так как видят в нем свое спасение и дальнейший смысл жизни.

- Нам жить с виной перед Ритой до конца своих дней, - плачет Андрей, - мы не смогли спасти нашу девочку. Жена предлагала вызвать платную «скорую помощь», но бесплатная бригада сделала дочке укол, и температура на какое-то время упала, поэтому мы тогда и успокоились. А потом было уже поздно.

Еще Андрей говорит, что пока жив, будет добиваться, чтоб дело против врачей возбудили. Больше всего его убивает уверенность докторов в своей полной правоте.

 А еще я боюсь, что в такую ситуацию могут попасть и другие дети, - признался Андрей, - У меня нет задачи кого-то посадить, я просто считаю, что этих «героев» должны знать в лицо.

 

Комментарий:

Нина Коломейцева, врач-инфекционист 1 категории, кандидат медицинских наук

- Мне трудно судить о том, в каком состоянии ребенок поступил в больницу. Судя по тому, что рассказывает отец,  это могла быть уже запущенная стадия заболевания. Действительно, в таком случае девочку вряд ли удалось бы спасти даже самому гениальному врачу.

 Вопрос в другом: почему участковый и бригада «скорой» не напряглись при наличии у пациентки рвоты и жидкого стула. Странно, что ребенка не направили на анализы и не госпитализировали в срочном порядке в инфекционную больницу. Ведь даже серозный лептоменингит сейчас успешно лечится. Большинство инфекций «гасится» антибиотиками под постоянным наблюдением врача, в домашних условиях это невозможно. И чем быстрей начать лечение – тем больше вероятность хорошего исхода. Судя по тому, что у девочки начался сепсис – с госпитализацией долго тянули.