В "Магните" за воров платят продавцы

Ежемесячно из зарплаты работников вычитают 10–15 тысяч рублей за пропавшие с прилавков продукты

19.02.2015 в 09:55, просмотров: 12676

Прокуратура требует закрыть в Кронштадте «Магнит», в котором блокадницу сдали в полицию якобы за украденное масло. Пенсионерка после этого скончалась. Директору магазина предъявлено обвинение в причинении смерти по неосторожности. Всю сеть супермаркетов проверяют различные службы. А рядовые сотрудники хоть и жалеют умершую бабушку, но и за себя теперь боятся — никому не хочется лишиться работы в кризис. Одна из продавщиц питерского «Магнита» рассказала «МК» в Питере», какой ситуация видится из-за прилавка этой сети магазинов.

В

Месть за бабушку

Ольга Иванова (фамилия собеседницы изменена по ее просьбе. — Ред.) работала продавщицей еще в советские годы. Сменила с десяток разных магазинов. Последние 4 года она трудится в одном из питерских «Магнитов». После случая с блокадницей обстановка на работе тревожная. Во всех магазинах сети ждут проверок. Да еще и покупатели обстановку нагнетают. То и дело кто-нибудь да припомнит кассирам смерть старушки. Стены дома в Кронштадте, в котором располагался злосчастный магазин, расписали неприличными словами.

— А в другом «Магните» мужчина взял с полки бутылку подсолнечного масла и хотел вылить его на голову кассиру. Та в последний момент только успела отскочить, ее почти не задело, — рассказала Ольга. — А «народный мститель» сказал: «Это вам за бабушку», и просто ушел. Его никто не остановил. У нас же в магазинах нет охранников, а 90 процентов персонала — женщины.

Ольга считает, что в их торговой сети очень лояльно относятся к покупателям. Под лояльностью продавщица понимает отсутствие охраны и то, что дорогие товары не запирают в отдельных шкафах.

— А еще у нас на самом деле нет видеокамер. Это, говорят, тоже политика руководства — вроде как мы не следим за покупателями, не контролируем их, доверяем. И уж не знаю, откуда взялась запись из кронштадтского «Магнита», — недоумевает Ольга. — Был случай, когда в одном из наших магазинов на окраине города подобралась команда молодых сотрудников. Они сами установили камеры — купили на свои деньги недорогие и разместили у касс. Руководство об этом узнало, велело снять камеры, а начальство магазина еще и оштрафовало за эту инициативу.

Крадут не от бедности

По словам Ольги, такое доверие к покупателям оборачивается постоянными кражами. Воруют часто и совершенно разные люди — и школьники, и пенсионеры, и с виду приличный средний класс.

— Только я одно поняла: крадут не от бедности! Дешевку-то не берут. Это мне и друзья-коллеги из других магазинов подтверждают. Стоит, например, лоток с красной икрой. Так воры выбирают самые дорогие банки. Недавно нам привезли на реализацию шесть палок копченой колбасы — рублей по 400 за штуку. Вывесили ее в торговом зале. За день вся исчезла. Проверили по чекам — ни одной палки не купили, все были украдены. Поступил в продажу дорогой шампунь, по 300 рублей за флакон. Первые дни его раскупали, а потом почему-то перестали. Пошли проверять, оказалось, что бутылочки вытаскивали прямо из коробок и втихаря уносили. А рядом стояли дешевые шампуни, но кому ж они нужны? — возмущена Ольга. — Тащат виски по 1,5 тысячи за бутылку, а не водку по 300 рублей, не кильку, а красную рыбу. Если бы мы заметили бабушку с неоплаченной баночкой кильки, может быть, и глаза бы на это закрыли. Но когда у нее в кармане обнаруживается кусок балыка — то как не поругаться с ней.

Между прочим, у Раузы Галимовой — погибшей старушки из Кронштадта — в тележке тоже обнаружились три пачки масла по 112 рублей, притом что в магазине были и более дешевые варианты — по 60–80 рублей. Блокаднице, конечно, виднее было, какое масло и в каком количестве ей брать (может, она затевала напечь пирогов). Но у кассиров, возможно, сработал рефлекс — «опять выносят дорогой продукт», — потому и вызвали полицию.

— Кстати, заметьте: бабушку не стали сами досматривать, уводить в подсобку — все происходило на глазах у других покупателей, — оправдывает своих коллег Ольга. — Полиция ее забрала, а что дальше происходило, продавцы уже не могли знать. Нас ведь никогда не извещают, какое решение полицейские принимают и что они с задержанными делают.

Галицкий не обеднеет

— Поймите и нас — продавцов «Магнита»: нам тоже сложно приходится. С одной стороны, у нас зарплата одна из лучших по отрасли. Можно получать по 30–35 тысяч. Но, во-первых, за эти деньги мы и на кассах сидим, и товар выкладываем, и принимаем его, и за ценниками следим, а еще и за покупателями присматриваем. А во-вторых, ежемесячно 10–15 тысяч у нас вычитают за украденные продукты, — сетует Ольга. — Только представьте, что каждый раз треть вашей зарплаты у вас отбирают и непонятно кто на эти деньги вкусно ест и пьет!

Некогда скандальная арт-группа «Война» славилась своими не совсем законными выходками. То половой орган на мосту нарисуют, то полицейский автобус спалят. «Художники» нигде не работали. Жили у друзей. А еду крали в магазинах. Это были идейные воры. В «Войне» были уверены, что забирать товары в магазинах — это нормально, владельцы торговых сетей наживаются на покупателях, и обокрасть их не грех. Владельцы бизнеса действительно закладывают в цену товара потенциальный ущерб от краж. Но это не мешает заодно штрафовать и рядовых сотрудников — продавцов, кассиров, директоров магазинов.

— Люди думают, что воруют у Галицкого (владельца сети «Магнит». — Ред.), а на самом деле крадут у своих же соседей, то есть у нас, — объясняет Ольга. — Это мы — обычные продавцы — оплачиваем все их «бесплатные» колбасы, вина, масло. Раз в месяц подсчитывается ущерб и распределяется на всех сотрудников магазина.

 

Кстати. В кризис стали чаще воровать

Ольга и ее коллеги заметили, что с конца прошлого года у них стало больше покупателей. Прежде они ходили в большой гипермаркет через дорогу, а теперь стали покупать провизию в их магазине. Одновременно с увеличением числа покупателей стало больше и воров. Ведь в толпе спрятать в карман приглянувшийся продукт гораздо проще.

Тем временем. Воруют у своих

За украденный товар коллектив магазина расплачивается совместно. Порой это провоцирует самих же сотрудников на преступление. «Стащить бутылку дорогого алкоголя, которая стоит 1500 рублей, и заплатить за это всего 200 рублей — хорошая схема», — видимо, так думал один из работников «Магнита». Он разработал хитрый план. Занимаясь своими делами в торговом зале, забирал с витрины алкоголь, упаковывал его в мешок и выносил в зону за кассами, где незаметно оставлял в камере хранения. А позже его подельник приходил в магазин, отпирал ячейку камеры хранения дубликатом ключа и уносил бутылку. Эти манипуляции долгое время никто из коллег не замечал, ведь довольно часто сотрудникам нужно носить разные вещи (выкладывать на прилавки, убирать с них). Когда терпеть пропажи стало невмоготу, установили дежурство и вычислили «предателя». Его сдали полиции и, конечно, уволили.

Кстати, чтобы ничего подобного не происходило, в некоторых крупных торговых сетях службы охраны пристально следят не только за покупателями, но и за персоналом. Сумки сотрудников опечатывают при входе в магазин, и до выхода с работы их нельзя открывать. И даже на личные пачки сигарет приклеивают бирки. Если работника поймают с не опечатанной пачкой, его могут заставить ее «купить».

Рейд. Правоохранители «разгромили» «Магнит»

На прошлой неделе прокуратура Кронштадтского района провела проверку магазина «Магнит», после визита в который скончалась блокадница Рауза Гилимова. Правоохранители выявили многочисленные нарушения. В помещении были нарушены нормы пожарной безопасности — не было исправных огнетушителей, неверно установлены датчики сигнализации, завален и закрыт эвакуационный выход. На прилавках обнаружились просроченные продукты и сыры «из будущего» (на упаковках стояла дата производства, которая еще не наступила). Кроме того, были выявлены нарушения в бухгалтерии.

Кроме того, в ходе расследования дела, возбужденного по факту смерти покупательницы, обвинение в причинении смерти по неосторожности предъявлено директору магазина — Ольге Конюховой. Именно она сидела за кассой и заметила, что Рауза Галимова не оплатила масло, лежавшее в тележке под сумкой. Она же нажала «тревожную кнопку» для вызова полиции и отказалась брать деньги от пенсионерки, когда та предложила купить злосчастное масло. «...Действия обвиняемой привели к возникновению психотравмирующей ситуации для престарелой жительницы блокадного Ленинграда, страдающей хронической ишемической болезнью сердца, которая с учетом преклонного возраста и состояния здоровья повлекла развитие острого инфаркта миокарда и ее смерть», — сообщил на днях официальный представитель Следственного комитета России Владимир Маркин.

 

Фото Замира Усманова


|