Антисанитария Средневековья подкашивала европейцев

Короли часто переезжали, чтобы слуги могли отмыть дворцы от испражнений

20.08.2014 в 17:14, просмотров: 17471

Средневековая Европа большинству из нас представляется очень красивым временем — с изумительными нарядами, изысканным этикетом и роскошными балами. Однако у светского образа жизни, оказывается, была довольно неприглядная изнанка.

Антисанитария Средневековья подкашивала европейцев

Шляпа как защита от нечистот

Уборная — древнейшее изобретение человечества, по некоторым данным, ему уже около 5000 лет. В Древнем Риме сортиры были даже общественными. Нечистоты сливались в стоки под сиденьями, откуда проточной водой уносились в клоаки. Но к Средним векам Европа напрочь забыла об этом благе цивилизации. Как следствие, «фирменным» запахом старинных Парижа, Мадрида и Лондона была невыносимая вонь.

Мыться в то время считалось вредным: люди опасались, что через чистую кожу к ним пристанут болезни, а от воды испортится зрение. Поэтому горожане пропахли потом, источали ароматы нестираной одеждой, гнилых зубов, лука, испорченного сыра... И духов, которыми благородное сословие густо обливалось в попытках избавиться от смрада. Кроме того, мужчины носили под одеждой мешочки с ароматическими травами, а дамы пользовались ароматической пудрой. Здоровые зубы считались признаком низкого происхождения. Знатные дамы гордились плохими зубами...

Смердели и улицы, на которые выливались все нечистоты. Фактически пройти по улице средневекового города было почти невозможно: застоявшиеся помои и содержимое горшков образовывали огромные лужи. Пытаясь решить эту проблему, немцы изобрели ходули, быстро распространившиеся по всей Европе.

В Париже только в XIV веке был издан указ, согласно которому горожане обязаны были криком предупреждать прохожих о своем намерении выплеснуть на улицу помои. Последние, кстати, стали причиной вхождения в моду широкополых шляп. Они были призваны защищать головы своих владельцев от сбрасываемых нечистот и мусора. Отсюда же традиция снимать шляпу в присутствии дам и важных особ: дворяне отставляли руку с головным убором в сторону, чтобы знатные собеседники меньше чувствовали вонь.

Не лучше обстояло дело и во дворцах. Во времена Людовика XIV — Короля-Солнце, фигурирующего в романах Александра Дюма, — в Лувре и Версале естественные надобности дозволялось оправлять в углах залов и даже на крыльце. Во время балов для этого, как правило, отводилось конкретное место под лестницей. Понятно, что к середине торжества оно было уже наполнено чуть ли не по щиколотку. Измазавшись, знать шла оттираться к фонтану. Когда не получалось — возвращалась танцевать так.

Впрочем, под лестницу ходили не всегда и не все. Зачастую во время приемов малую, а то и большую нужду справляли прямо в углу зала. Свою роль играло и то, что много времени это не занимало — при соответствующем качестве средневековой пищи и степени антисанитарии практически вся знать страдала диареей. Кстати, эта причина прослеживается и в моде на мужские штаны-панталоны, состоящие из одних вертикальных ленточек в несколько слоев. Пару веков спустя европейская цивилизация шагнула вперед. Дамы стали подвязывать под платья специальные кожаные мешочки, чтобы в них мочиться.

Из-за невыносимой вони в моду вошли балы в саду — на свежем воздухе смрад чувствовался не столь сильно.

Несколько раз в год король и его придворные переезжали из дворца во дворец. Делалось это для того, чтобы слуги могли попытаться отмыть освободившееся жилище.

Блошиная романтика

Тотальная антисанитария, разумеется, благоприятствовала различным заболеваниям. В Средние века не было ни одного знатного человека, не кишевшего вшами и блохами. Это повсеместное явление использовалось для флирта. Дама вскрикивала от мнимых или настоящих блошиных укусов — и кавалеры бросались искать насекомое на ее теле. Среди влюбленных считалось честью поймать вошь на любимой. Хотя иногда бывало и наоборот. Отловив на себе паразита, кавалер пересаживал его на объект своей страсти, чтобы в насекомом смешалась кровь обоих.

А клопы стали причиной появления балдахинов над кроватями. Их вешали, чтобы кровососы не сыпались на спящих с потолка.

Роскошные парики, бывшие в моде в Европе в Средние века, тоже становились рассадником живности. Их посыпали мукой и укладывали с помощью сладкой помады. Все это привлекало не только насекомых, но даже мышей, которые частенько селились в прическах знатных дам.

В домах мыши, конечно, тоже жили. Именно из-за них в моду вошла обувь на высокой платформе.

Русские были чище европейцев

Средневековая Москва в плане чистоты практически не отличалась от Европы: так же по улицам текли нечистоты, весной грязь на улицах доходила лошадям до брюха. Хотя власти пытались с этим бороться, о чем свидетельствует построенная в 1367 году первая подземная труба для сточных вод. Она шла от Кремля до Москвы-реки. Остальные жители выбрасывали нечистоты и помои со дворов прямо на улицу.

Однако русские были чище, чем европейцы. Примерно раз в неделю они ходили в баню. Считалось, что она смывает грехи. И русские люди ходили туда не столько из соображений гигиены, сколько для того, чтобы очиститься. В старину строго соблюдалось правило: жених перед свадебным днем должен был вымыться в бане, а после первой брачной ночи молодые шли в баню вместе. Этому обычаю следовали и цари, и князья до начала XVIII столетия.

После того, как иностранцы стали посещать Россию, бани начали распространяться в Европе. Но большой популярности они не завоевали — европейские врачи полагали, что париться так, как русские, вредно: «Тело расслабляется, и мозговые органы тупеют. Кожа теряет эластичность, блекнет и скоро покрывается морщинами. Женщины вянут раньше времени, преждевременно бледнеют».

Русские, в свою очередь, поражались тому, как спокойно европейцы воспринимают грязь. Наши послы при дворе Людовика XIV даже отмечали: «Его величество смердит, аки дикий зверь».

Петербургу с чистотой повезло больше. Петр I стремился сделать свое детище образцовым городом. Уже в 1710 году, одновременно с мощением улиц, в Петербурге прокладывали сточные каналы. В 1770 году, при Екатерине II, началось устройство канализации. К 1834 году протяженность подземных труб на улицах Петербурга составляла 95 километров — вдвое больше, чем в Париже.

Однако эта сеть была примитивной и не справлялась с удалением нечистот всего города. Огромная их доля спускалась в сливные ямы при каждом доме, откуда потом золотарями вывозилась в Неву и Финский залив. С учетом того, что на каждого жителя приходилось отбросов более 700 пудов в год, можно представить, как «благоухали» река и залив.

В начале XIX века петербургские власти начали расширять канализационную сеть. Однако ее строили деревянной — это было дешевле. Со временем дерево сгнивало, и нечистоты попадали в почву. Впоследствии, уже даже в XX веке, когда власти пытались построить качественную современную канализационную систему, этому очень мешала деревянная сеть, в которую, хоть и незаконно, можно было сливать помои.

В 1925 году на Васильевском острове была, наконец, создана канализация. Это был опытный участок города. В 1940-м была утверждена генеральная схема канализации тогда еще Ленинграда. Но началась война. Нормальные сети появились только к 1960-м.

 

МК-справка

Полные латы рыцари средних веков носили нечасто — как правило, во время турниров. Но уж если надели, снять их без посторонней помощи не могли. И естественную нужду справляли прямо в них.

Жертвы красоты

Какие хитрости женщины применяли, чтобы казаться красивее

Во все времена дамы стремились быть привлекательными и во имя этого готовы были идти на всяческие уловки. Некоторые из них были вполне невинными, другие — смертельно опасными.

Мушки

Есть предположение, что их создательницей была английская герцогиня Ньюкасл. У нее была проблемная кожа, неровности кокетка прятала за кусочками ткани, наклеенными на лицо. В законодательницу мод Францию мушки проникли после эпидемии оспы, изуродовавшей немало женских лиц. Дамы скрывали мушками рытвины на щеках.

Уксус

Чтобы достичь аристократической бледности, девушки из знатных семей накануне бала ничего не ели и зачастую пили уксус.

Алкоголь

Красивые бальные платья часто были весьма фривольными — с глубокими вырезами и почти без рукавов. Шили их из легкой ткани. Если бал проводился в холодное время года на свежем воздухе, желавшие блистать модницы были вынуждены пить спиртное, чтобы согреться.

Корсет

Тонкой талии дамы добивались, затягиваясь в пластины. В XIX веке требования к женской фигуре предъявлялись строгие — талия не больше 55 сантиметров. Известен случай, когда после бала 23-летняя девушка скончалась из-за того, что сжатые корсетом ребра повредили ей печень.

 

Фото: lindarevista.es