Искусство пития

В России научились делать отличное вино, но потребителю оно пока не по карману

09.07.2014 в 11:55, просмотров: 1481

Если верить статистике, наша страна занимает 7-е место по потреблению вина в мире. Средний француз выпивает его 48 литров в год, а россиянин — всего 9 литров. Зато, по данным Росстата, подушевое потребление пива у нас — 90 литров в год, водки — 20 литров. Почему россияне отдают предпочтение напиткам из пшеницы, а не винограда, можно ли в нашей стране сделать и купить качественное вино, «МК» в Питере» рассказал основатель и президент независимой ассоциации сомелье Игорь Шарбатов.

Искусство пития

Крым вливается в рынок

— Почему мы остаемся страной пивной и водочной культуры? Из-за менталитета или каких-то экономических барьеров?

— У нас холодная страна, естественно, хотят согреваться напитками покрепче. А виноград растет только на юге. Хотя когда мы были Советским Союзом, то площадь виноградников и производство отечественного вина превышали по объему все винодельческие страны Европы: Италию, Испанию, Францию. Тогда для СССР выращивали виноград Грузия, Молдавия и другие южные республики. А теперь у нас только Краснодарский край и немного Дагестана. Но все не так плохо. Виноделие возрождается. Ведь был период, когда Горбачев дал команду выкорчевывать все виноградники. И как результат — люди вместо нормальных напитков стали пить что попало.

— А качество вина в СССР было приемлемым?

— Вполне. По крайней мере оно соответствовало ГОСТу. Вино очень хорошего качества везде и во все времена производили в небольшом количестве, так как оно дорого и многим не по карману. А водка — это же не виноград. Ее можно перегнать из пшеницы, картошки, чего угодно и в большом количестве, потому так и распространена она в нашей стране.

— Теперь Крым наш. Как думаете, вольется местное вино в наш рынок?

— Крымское вино уже вливается. В этом году на выставке «Винорус» в Краснодарском крае образцы из Крыма уже участвовали в дегустации. Несколько месяцев идут поставки с полуострова в Россию. Но пока трудно что-то сказать о крымских винах. Непонятно, кто и в каком количестве их нам везет. Рынок еще не развит. Представлены только две большие компании — «Инкерман» и «Массандра». Надо подождать год-два, чтобы ассортимент расширился.

Могу сказать, что Краснодарский край, который раньше был на задворках, сейчас делает вина не хуже, а даже лучше крымских. Особенно таманские, темрюкские, кубанские вина, последние пять лет они занимают призовые места на международных конкурсах. Процесс их производства почти ничем не отличается от заграничного — все зависит от микро- и макроклимата, почвы, сорта винограда. У нас теперь тоже делают вина из огромного количества сортов винограда, тех же, что и в Европе. И свои сорта есть. Ничем не хуже.

Сейчас много отечественных хороших линеек игристых вин, коньяков отличного качества. В Лондоне, Брюсселе, Италии и Франции, куда отсылаются образцы и где производят экспертную оценку «слепой дегустацией», наши вина никогда не оказываются на последнем месте.

Уже есть очень приличные фирмы — например, «Кубань Вино» и «Фанагория».

— Вино должно быть фермерским производством или масштабным заводским?

— Это на качество не влияет. Массовое производство вино не портит. Даже самые большие заводы могут поставить перед собой задачу делать хорошее вино. Для этого требуются хорошие специалисты, экипировка, чистые сорта винограда.

— Какое вино в России лучше: белое, красное, игристое?

— Кому-то из производителей лучше удаются игристые вина, другим — красные, третьим — коньяки и бренди. Все идеально сразу не получается. Например, игристые вина я бы предпочел «Шато Тамань» и «Абрау Дюрсо», красное вино наши делают почти везде неплохо. Преимущество многих европейских винодельческих стран в том, что они выпускают одно и то же. Стремятся к одному уровню качества. А у нас 15–20 лет назад, когда все в стране в пух и прах разрушилось, были вина отвратительного качества. И до сих пор это сказывается. В одной партии вино хорошее, в другой — уже не то.

С каждым вином надо знакомиться. А иначе только стереотипы плодятся. Но на самом деле не все французское вино хорошее и не все русское — плохое.

Реальная цена — 120 рублей за бутылку

— Чем вино старше и дороже, тем вкуснее — это тоже стереотип?

— Конечно. Чем вино старше, тем оно хуже. Есть вина особых дорогих сортов, которые долго вызревают. А столовые вина — наоборот — портятся через год или два. Их надо выпить молодыми. А цена — это не только вино. А еще и год урожая, количество бутылок. Для того чтобы разбираться в вине, его надо дегустировать, чтобы дегустировать — надо разбираться. А у нас бывает, что не разбираются, отдают большие деньги за вино, ждут чего-то и не получают. Просто от того, что не готовы к этому. Вино — как искусство, как классическая музыка, некоторые через полчаса сбегают из концертного зала. К вину надо приучать себя долго.

— Сколько стоит хорошее российское вино?

— На сегодняшний день вина, которые имеют хороший рейтинг, к сожалению, дороговаты. Они на уровне 500–600 рублей. А некоторые, совсем хорошие, — под 1000 рублей стоят, что среднему российскому потребителю не по карману. Но зато основные вина потихоньку подтягиваются в качестве. Они должны стоить от 120 рублей за бутылку. Но сейчас базовая линейка у всех виноделов — 350–450 рублей. Правда, в этой ценовой категории у нас есть много конкурентов из Нового Света.

— Вина Чили не уступают европейским?

— В базовой и средней линейке нет. В свое время французы их всему научили, вывезли туда виноградную лозу. Для того, чтобы теперь сидеть и плакать. Сейчас у европейцев отток покупателей, особенно на недорогие вина.

— Бывает, на бутылке вина написано, что оно изготовлено где-то в Подмосковье или под Питером. Как это понимать? У нас же виноградники не растут.

— Значит, винное сырье привезли, а разлили на этих заводах.

— Оно может быть приличного качества, если разлито не в районе выращивания винограда?

— Все зависит от того, кто разливает. Есть и французские хорошие вина, которые разливают в Германии и Бельгии. Испанские, которые разливают в странах, где употребляют, например, в Голландии.

— Совсем недавно сняли запрет с продажи грузинского вина. Он был справедлив?

— В Грузии было поставлено на поток контрафактное производство. Подсчитали весь фальсификат, который приходил в Россию, и получилось, что если все бутылки собрать, превратить в виноград и посадить его на территории Грузии, то грузинам просто не хватит места для жизни. Ни домов, ни городов не должно быть — только одни виноградники.

Вино для европейца — это еда

— Кажется, у нас в принципе все вино становится дорогим, как только пересекает границу.

— Акцизы, налоги приводят к тому, что бутылка, стоящая один евро, превращается в 3 евро. У нас вино приравнивается к алкогольным напиткам, а в Европе оно — продукт питания. Плюс там есть дотации государства на его производство. А у нас эта отрасль не дотируется, считается, что сами должны выживать. По традиции больше уделяли внимания производству водки. А потом лечили народ.

— А вы как думаете, вино — это алкоголь или продукт питания? Вы сколько позволяете себе употребить вина в сутки?

— В моей бытовой культуре — это продукт питания. Но я всегда говорю, что мужской алкоголизм лечится, а женский нет. Поэтому женщина может без вреда выпить 150–250 грамм вина в день, мужчина — 250–350. Два бокала. В Европе за ужином выпивают бутылку на двоих, и ничего страшного — это часть культуры еды.

— Каким винам в России сегодня отдают предпочтение?

— У нас больший объем потребления сладких и полусладких вин. Хотя, слава богу, запросы меняются в сторону сухих.

— Правда, что в некоторых странах полусладкое вино даже запрещено к продаже?

— Да его просто не выпускают. Потому что не считают нужным при производстве оставлять сахар или добавлять его туда для удорожания цены. Конечно, каждому свое, но вино должно быть сухим.

— Вред от ненастоящего, так называемого порошкового вина будет очень серьезным для человеческого организма?

— Порошкового вина не существует совсем, это миф. Ни в одном супермаркете или ларьке, даже среди самого противного, липового вина вы не найдете никакого порошкового. Есть продукты из не самого лучшего винного сырья.

— Как отличить контрафактное вино от фабричного?

— Чтобы не ошибиться в выборе, надо научиться читать этикетку. У меня есть специально составленный словарь. Я им охотно делюсь. А если не разбираешься совсем, то просто не покупай вино, которое стоит меньше 350–450 рублей. И при этом надо понимать, что в ресторанах идет наценка на 150–300 процентов.

 

Словарь винных терминов от Игоря Шарбатова

(сокращенный вариант)

Abbocatto— слегка сладковатое вино.

Abfuller — разлито в...

Amabile — полусладкое (средне сладкое).

Beerenauslese — вино из перезрелого винограда, тщательно отобранного вручную.

Cru — специфический французский термин, обозначает виноградник со строгими границами, дающий вина высокого качества.

Cuvee, Cuvee Reservee, Prestige — Престиж. Самая лучшая (удачная) партия вина у производителя.

Dolce — сладкое вино.

Erzeugerabfullung — разлито производителем. Компания сделала полный цикл от выращивания винограда до его розлива. Этот термин используют частные виноградари, винные компании и кооперативы.

Eiswein — Айсвайн. Вино, приготовленное из поздно собираемых (во время ранних заморозков) сортов винограда. С высокой концентрацией сахара.

Grandvin — переводится как великое вино или элитное вино. Внимание: эта надпись не служит официальной гарантией качества!

Joven — молодое испанское вино.

Liquoroso — ликерное, сладкое крепкое вино.

Mistela — виноградный сок с добавлением спирта в Испании.

Primeur — молодое вино (французский термин).

Riserva — итальянский термин. В сочетании с названием вина свидетельствует о выдержке вина 203 года. Производимое с лучших территорий.

Vendemmia — год сбора урожая (по-итальянски).

 

Фото guidexpert.ru