Адвокат Сталина

Захар Прилепин: «Не надо пугать нас кровью»

06.09.2012 в 14:13, просмотров: 3464

Писателю Захару Прилепину тесно в своем рабочем кабинете. Бывший грузчик, охранник, омоновец и лауреат премий «Национальный бестселлер» и «Русский Букер десятилетия» участвовал практически во всех митингах оппозиции. А потом Прилепин написал скандальное «Письмо товарищу Сталину», в котором, в частности, были такие слова: «Ты сделал Россию самой сильной страной на земном шаре... Мы всем обязаны тебе». Послание генералиссимусу имело эффект разорвавшейся бомбы. Коллеги назвали писателя «мразью», «антисемитом» и просто «недалеким» человеком. В интервью «МК» в Питере» Захар Прилепин рассказал, почему имя Сталина «зудит и чешется у нас внутри».  

Адвокат Сталина
Фото: www.zaharprilepin.ru

Акт принародного харакири

 — Зачем вы написали это письмо Сталину? Прошло почти 60 лет после его смерти, но у нас в обществе эта тема до сих пор табуирована.
— Этим летом мне исполнилось 37 лет. Это знаковый возраст для русского литератора. В это время либо стреляются с Дантесом, либо пускают пулю себе в лоб. Так как я к самоубийству не склонен, а дантесов еще поискать нужно, то мне пришлось сделать такой акт принародного харакири. До этого письма Сталину все в моей жизни было удачно, я счастливый человек, у меня все получалось. И вот я решил усложнить себе жизнь и таким образом взбодриться. К слову, это письмо адресовано, в том числе, и Владимиру Путину.

— Вы верите, что людям во власти можно что-то объяснить с помощью писем?
— Зачем им что-то объяснять? Все они знают про эту страну. Вы думаете, они совсем безмозглые? Они отлично представляют, как живет наш народ. Но они ориентированы на Запад со всеми своими доходами, женами, семьями. Каждый месяц из страны за границу утекает около 8 миллиардов долларов. Это тысячи спасенных детей, восстановленные предприятия, заводы, фабрики, больницы. Эти деньги уходят и уходят. Это вытекает кровь России, выраженная в валюте. И Владимир Путин — центральная фигура в этой системе. Можно ли переломить эту ситуацию? А как? Что Путин сделает со всеми своими друзьями? Он их посадит в тюрьму? Он их обанкротит? Отнимет право на их чудесную жизнь? Нет, этого не произойдет никогда. Поэтому не надо питать иллюзии и думать, что вот наконец-то возьмутся за ум наши чудесные руководители и все поправят.

— Но ведь что-то постепенно меняется в лучшую сторону…
— Все это ерунда. Как была коррупция, так и осталась, как воровали, так и будут воровать.

Любят у нас в России такую фразу: вот эти-то уже наворовались, а новые придут и еще больше будут. Все это чушь собачья! Потому что цель богатства — приумножение богатства. И вместо того, чтобы сберечь деньги, пустить на социалку этой проклятой глупой России, нужно выводить их в офшор. Потому что там лучше сохранится. И никому нет дела до этих посторонних ненужных русских людей.

 «Люди во власти — суетливые и мелкие»

 — Почему вы думаете, что новый Сталин мог бы сейчас навести порядок в России?
— Иосиф Виссарионович в свое время находился в похожей ситуации. Зиновьева, Троцкого, Бухарина, Каменева, в общем, элиту, которая вывела к власти большевиков, он предал и растерзал. Человек восстал против своей системы, взломал ее и изничтожил. Троцкий потом первым назвал Сталина контрреволюционером. Не будем только обсуждать действия Сталина с точки зрения морали и гуманизма. Здесь все понятно. Так вот, если бы Владимир Владимирович обладал толикой этой бесовской искры Иосифа Виссарионовича, то он бы потихонечку, шаг за шагом, начал бы давить свое окружение. Но он, к сожалению, закончил Березовским и Ходорковским.

— Вы думаете, Россия пережила бы еще одного Сталина?
— Я знаю точно одно: Россия не переживет ту модель управления, которая сегодня имеет место быть. Через 30 лет у нас в стране будет жить на 30 миллионов людей меньше. А сколько денег утечет, представить страшно. Ну не будет этой страны! Ее никто никаким рычагом не поднимет из мрака. Я устал уже выступать в качестве адвоката Сталина, но есть совершенно очевидные вещи. С какой гигантской скоростью открывались тогда школы, институты?! У нас сейчас даже не мечтают об этом. Как можно отрицать техническую и ресурсную базу, созданную и заложенную при Сталине? Я читал — 453 промышленных предприятия было построено за какой-то кратчайший срок. А ведь Сталину в то время было куда сложнее поднимать страну. После Гражданской войны 1917–1923 годов Россия была на пороге совершенно очевидной мировой войны. Более двух миллионов боевых офицеров, аристократов, философов находились на Западе и мечтали о реванше. Это колоссальная армия людей, а не один Березовский и десять бизнесменов. Сегодня в тысячу раз больше возможностей мягким, демократическим путем переломить ситуацию и вывести страну из кризиса. И если бы у нынешних политиков была бы стратегическая задача спасти матушку-Русь, они, конечно, нашли бы в себе силы сделать это. Но совершенно очевидно, что это люди межвременья, небольшой истории, они суетливые, мелкие. И слабые. Было бы неплохо, если бы они сказали себе: а уеду я куда-нибудь в Гваделупу и останусь там навсегда…

— Как вы думаете, что стоит за ярым антисталинизмом в нынешней России?
— За антисталинизмом стоит желание полностью уничтожить социальное наследие Советского Союза. Это и бесплатное образование, и здравоохранение. И, конечно, антисталинизм и антисемитизм — это главные способы придать легитимности нынешней власти. Ребята, ничего страшного, что у нас воруют. Вот в СССР вообще ужас был. Там всех резали и вешали. И, чтобы это не вернулось, давайте, потерпите нас немного, иначе опять будет кровавая мясорубка. Если не мы, то придет проклятый Сталин. И альтернативы нет. Вот как они любят говорить! Но это нетактично, несправедливо, неумно!

 «Гражданская война невозможна»

 — А кто может возглавить государство, если не представители нынешней власти и не новый Сталин? В оппозиции есть такие люди?
— Например, президентом может стать Алексей Навальный. Я надеюсь, что это когда-нибудь случится. Это единственный человек, который устраивает левых, правых, либералов и консерваторов.

— Как-то сомнительно, что Навальный может стать президентом.
— В результате революции это может случиться. А как вы думали? Конечно, есть еще более неприятный вариант развития событий. Может произойти череда финансовых кризисов, потом, упаси Бог, катастрофа экологического толка или теракт. И это домино начнет разрушать вертикаль власти. Наверно, этот вариант развития событий реальнее. Но мне бы не хотелось, чтобы в спасении России принимали участие Господь Бог, дьявол, природа или неведомые террористы. Лучше, если бы появились люди, которые способны самоорганизоваться и взять на себя управление страной.

— Это может привести к гражданской войне?
— Не надо пугать кровью. В России невозможна гражданская война, ее не будет. Просто не найдутся люди, которые согласятся с оружием в руках защищать эту власть.

— Вы верите, что наш народ соберется и сам все изменит в стране?
— А весь народ и не должен ничего делать. Для того чтобы вывести страну из кризиса, не надо 150 миллионов человек. Достаточно двух-трех лидеров. И еще 150 тысяч активных людей, которые готовы на какие-то минимальные жертвы. Например, сесть в тюрьму на 15 суток. Правда, пока наши соотечественники, похоже, не способны на это. Мне кажется, оппозиционное противостояние нужно было переводить в более радикальную форму еще в середине декабря, числа 10-го. Я призывал людей тогда не уходить с площади Революции. С подачи Бориса Немцова одна колонна за другой уходили на Болотную. Протест, который действительно мог оказаться народным и действенным, в том числе и из-за этого и провалился. Люди с площади Революции ушли, потому что знали, что на Болотной никого задерживать не будут. Конечно, приятно прийти, высказать протест, показать себя оппозиционером, но при этом остаться незадержанным. Я за свободу, но я на свободе. И все замечательно. Так не получится, ребята.

 «Из Собчак хотят сделать Жанну д’Арк»

 — А что вы думаете о своих коллегах по оппозиции? Например, о Ксении Собчак, Борисе Немцове.
— Мой опыт общения с людьми от Владивостока до Калининграда показывает, что люди просто не понимают, почему оппозиция — это именно эти люди. И что они такого нового могут принести? Все мы наблюдали Ксению Анатольевну по телевизору на протяжении последних десяти лет. А с возможностями Бориса Ефимовича мы могли ознакомиться еще с 90-х годов. По-человечески я понимаю, что двигало Ксенией Собчак, когда она вышла на митинг. Она лично знакома со многими людьми из мира власти, она знает, как там много воруют. Но изначально ей, грубо говоря, хотелось быть в тренде, проводить время там, где людно, весело, где есть внимание, без которого совершенно невозможно. А потом она начала втягиваться в эту протестную историю. Из нее сейчас пытаются сделать новую Жанну д’Арк, хотя изначально у Ксении Анатольевны даже мысли такой не было. Проблема в том, что ни Собчак, ни Немцов не отдают себе отчет в том, что население страны исповедует совсем другие, не либеральные принципы и взгляды на будущее России. А эти лидеры оппозиции устроили самим себе праздник и живут в радостном ощущении, что вот они вожди народа, глашатаи общественного мнения. Они по старой привычке приватизировали оппозицию, как в 90-х — промышленность, историческую правду.

— А вы-то знаете, чего хочет наш народ?
— Он хочет консервативных, нелиберальных ценностей. Он осознанно или неосознанно мечтает иметь страну с надежными рубежами, народную, а не самозваную аристократию. Он хочет плодиться и размножаться. Хочет, чтобы русская цивилизация никогда не закончилась. Мы все хотим одного большого дела, а не мельтешения, которое нам предлагают.