«Марс – это лабораторная крыса»

Американские и российские ученые ищут жизнь на Красной планете

15.08.2012 в 17:44, просмотров: 2151

В создании «Кьюриосити» принимали участие и российские ученые. Старший научный сотрудник Института космических исследований РАН Александр Родин рассказал «МК» в Питере», чем пахнет на Красной планете.  

«Марс – это лабораторная крыса»
Фото: wikimedia.org

Кратер Гейла — марсианский курорт

Восемь месяцев капсула с марсоходом внутри летела до Марса. Малейшая ошибка, и миссия, на которую потратили больше 2 миллиардов долларов, провалилась бы. Но «Кьюриосити» успешно совершил посадку в районе кратера Гейла. Ученые считают, что там когда-то давно могло бушевать марсианское море.

— Почему для посадки было выбрано именно это место?
— Это экваториальный район Марса. Для посадки он достаточно спокойный и безопасный. Там сравнительно умеренная температура. Днем она может доходить до нуля, а иногда и до 20 градусов тепла. Кратер Гейла — такое место, где не бывает особенно экстремальных перепадов температуры. Вот, например, в полярных областях Марса ночью может быть до минус 140 градусов. И тогда углекислый газ начинает выпадать в виде снега. Здесь этого не будет. Кроме того, ученым интересно исследовать сам кратер. По нему можно восстановить геологическую историю Марса. Дело в том, что в результате метеоритного удара самые глубинные слои породы оказываются сверху. Так что кратер — это своего рода хирургический разрез на теле планеты. Кстати, кратер Гейла достигает около километра в глубину.

— Во многих фантастических книгах говорится о том, что жизнь на Марсе возможна именно под землей, в туннелях. Может ли кратер Гейла вести в такие пещеры?
— В принципе, да. На Марсе в составе грунта много воды. Она испаряется, и тогда под землей образуются пустоты. И их может быть очень много. Что касается жизни в таких пещерах, то это не фантастика. Очень многие специалисты по экзобиологии надеются найти под землей живые организмы. Пока что у нас нет никаких свидетельств существования на этой планете бактерий. За исключением одного косвенного. В атмосфере Марса содержится ничтожное количество метана — примерно 10 миллиардных долей. Но этот газ живет не вечно: молекула метана разрушается под действием солнечного света примерно за тысячу лет. Значит, на Марсе есть что-то, что поставляет в атмосферу метан. На Земле один из источников этого газа — крупный рогатый скот. Есть еще болота, торф и так далее. На Марсе этого нет. Метан мог бы выбрасываться в атмосферу за счет тектоники. Но на Красной планете не существует действующих вулканов, движения тектонических плит. Поэтому одно из объяснений — это какая-то микроскопическая бактериальная жизнь. Чтобы подтвердить или опровергнуть эту гипотезу, на марсоходе установлена специальная аппаратура, которая будет изучать изотопный состав метана. Тогда можно будет определить природу его происхождения на Марсе.

Подземная жизнь

— А разве не является доказательством жизни на Красной планете марсианский метеорит, который был найден в 1984 году в Антарктиде? Ведь там были обнаружены микроскопические окаменевшие «червячки»…
— Действительно, с помощью электронного микроскопа ученые обнаружили на метеорите некие образования, похожие на «червячков». Но они были совсем крошечные, меньше рибосомы. Ни одна живая клетка на Земле не может быть такого размера. Если это и жизнь, то совсем не та, к которой мы привыкли. К тому же чуть позже появились подозрения, что, пока этот метеорит лежал во льдах Антарктиды, в него попали наши бактерии.

— Но теоретически в пещерах Марса могут быть условия для жизни? Ведь там, по крайней мере, более комфортная температура…
— Это действительно так. Кстати, мы можем предсказывать погоду на Марсе точнее, чем на Земле. Потому что Марс — очень простая планета по сравнению с нашей. Поэтому ее интересно изучать. Это такой лабораторный объект, что-то вроде крысы. В марсианских пещерах перепады суточной и сезонной температуры гораздо меньше, чем на поверхности. Приведу простой пример: в петербургском метро зимой и летом примерно одинаковая температура. А все потому, что за зиму грунт не успевает полностью остыть, а за лето — разогреться. Точно так же и в марсианских пещерах. Если вы заберетесь не очень глубоко, то температура там будет порядка минус 50 градусов по Цельсию. Тоже ничего хорошего. Но мы же знаем, что в Антарктиде очень многие бактерии прекрасно живут при таких условиях. С другой стороны, в марсианских пещерах нет радиации. На Земле от нее защищает атмосфера. На Красной планете она в сто раз менее плотная. И поэтому космические лучи представляют серьезную угрозу для всего живого. А вот грунт способен защитить от радиации.

Элегантная посадка

— Давайте вернемся к марсоходу. Насколько уникален этот аппарат? Ведь на Марс уже было совершено несколько посадок.
— Это четвертый марсоход. Но он очень отличается от предыдущих. Во-первых,
«Кьюриосити» может передвигаться на достаточно большие расстояния. Он должен пройти несколько сотен километров. Конечно, марсоход ползет очень медленно по нашим земным меркам. Но каждая секунда его нахождения на Марсе — это огромный объем научной информации. Для сравнения: самый первый аппарат Journal (в переводе на русский язык «Странник») уходил лишь на 30 метров от места стоянки. К тому же это был совсем маленький марсоход размером с радиоуправляемую модель. Потом были два «брата-близнеца» Spirit и Opportunity. Последний до сих пор «бегает» по Марсу. Но вес этих аппаратов — всего 150 килограммов. А «Кьюриосити» весит почти тонну. Это огромный внедорожник с могучей подвеской. К слову, он работает не на солнечной батарее, как прежние модели, а на ядерной. Этого источника питания хватит лет на тридцать. Впрочем, и это, конечно, не последний марсоход. В 2018 году планируется запуск российско-европейского аппарата.

— Как марсоход посадили на Красную планету?
— Это был очень изящный способ посадки. На самом деле его придумал около 50 лет назад наш великий конструктор и основатель крупнейшей американской вертолетной фирмы Игорь Иванович Сикорский. Он в свое время нашел интересный способ доставки боевой техники с помощью вертолетов. И сейчас по сути эту же схему реализовали на Марсе.

Аппарат с помощью тросов прикрепили к платформе, которая похожа на фантастическую летающую тарелку. Она опускается на реактивных двигателях. Потом тросы отцепляют, платформа улетает и где-то разбивается. А марсоход прямо с колес идет «в бой». Эта схема может быть реализована не только на Марсе, но и при посадке на безатмосферные космические тела, куда нельзя сесть, опускаясь на парашюте. Например, на спутники Юпитера и Сатурна. Теперь мы можем доставлять наши аппараты, куда захотим.

Деньги на космос идут коту под хвост

— А чем на Марсе пахнет?
— Вы когда-нибудь нюхали углекислый газ? У него кислый запах. Вот именно так на Марсе и пахнет. Там углекислого газа в атмосфере примерно в сто раз больше, чем на Земле.

— Когда же не марсоход, а человек пройдет по поверхности Марса?
— Это уже запланировано. НАСА говорит о 2030–2040 годах. Другой вопрос: зачем это надо? Для науки нам хватает марсоходов.

— Разве полет на Марс — это не смертный приговор для человека?
— Ни в коем случае. Конечно, это опасно, рискованно. Но добровольцы всегда найдутся. Поверьте, будет стоять очередь из желающих. И наша страна обязательно примет в этом проекте самое деятельное участие. Так получилось, что мы не только оказались первопроходцами в космосе, но еще и создали систему, которая позволяет обеспечить длительное пребывание человека за пределами нашей планеты. Так что без участия России человек на Марс не полетит.

— Почему-то в последнее время нас в космосе преследуют неудачи?
— Наша космическая отрасль долгое время пребывала в состоянии анабиоза, хронического недофинансирования. А лет пять назад государство вдруг стало выделять гораздо больше денег. Бюджет Роскосмоса сейчас сравним с европейскими космическими агентствами. Это очень серьезные деньги. Правда, они расходуются часто впустую, коту под хвост.


|