«Мою Майю хочет каждый мужчина»

Легендарный рокер Джо Линн Тернер со страниц «МК» в Питере» признался в любви к своей молодой славянской жене

Джо Линн Тернер — монстр рока, выступавший за легендарные группы Deep Purple и Rainbow — частый гость в нашем городе. Сейчас он даже опекает питерскую рок группу T.O.P.GUN, на концерт которой недавно приезжал, чтобы по-дружески поддержать ребят. «МК» в Питере» удалось взять эксклюзивное интервью у легендарного исполнителя в клубе «Джаггер».

Легендарный рокер Джо Линн Тернер со страниц «МК» в Питере» признался в любви к своей молодой славянской жене

«Российские поп-звезды — настоящее г…»

— Вы носите много крестов на шее — вы действительно сильно верующий человек, или это просто такой имидж?  
— Я верю в универсальный космос. Но не верю ни в христианского Бога, ни в иудейского, ни даже в Аллаха — хотя сейчас у меня на шее висит цепочка с арабскими символами (показывает) — во славу Аллаха. Все боги — это один и тот же Бог. Нет, даже не Бог, а космический интеллект, энергия. Я верю в энергию.

— Если бы была возможность, с кем из великих музыкантов вы хотели бы съездить вместе на гастроли или записать альбом?
— С Джимми Хендриксом, но он уже умер. А вообще человека, с которым вы едете в тур, вы должны любить, или как минимум он должен вам нравиться. Иначе… (показывает жест, будто проводя ножом по горлу).

— T.O.P.GUN — это первая российская группа, с которой вы работаете?
— Нет, я работал со многими российским музыкантами, даже с джазовыми. Всех и не перечислить. А первой группой была московская команда — Green Town.

— Можете, поработав с музыкантами разных национальностей, рассказать об отличиях в профессионализме и ментальности — российской, американской и европейской?
— Разница в образе мысли идет от разности культур — это вполне нормально. Но есть одна проблема: Россия была позади основных музыкальных течений, и новые музыкальные веяния сюда приходят позже. Для российских музыкантов существует как бы проблема времени. Ведь современности надо соответствовать, а так как сюда новая музыка доходит с опозданием, то у музыкантов нет достаточно времени, чтобы ее понять.

Еще одно фундаментальное отличие России — публика здесь слушает какую-то дурацкую поп-музыку. Российские поп-звезды — настоящее говно (Джо произнес это слово по-русски). Вижу их по телевизору — ужас! Но вот сегодня вечером в такси водитель слушал джаз и блюз — и это было здорово (последнее слово опять по-русски). Он мне сказал: «Хочешь, поставлю любую музыку, но только не попсу». Значит, ситуация меняется к лучшему.

«Влюбилась в меня в 12 лет»

— Я знаю, что до нынешней жены у вас была какая-то девушка из Москвы, правильно?
— С Украины, она украинка.

— Значит, среди ваших подруг нет ни одной россиянки.
— У меня были российские девушки; у меня было столько девушек... Знали бы вы, какой образ жизни я вел в 80–90-е годы! Но теперь я женатый мужчина. Моя нынешняя жена Майя — из Беларуси, из Минска, она юрист — международник с университетским дипломом. Я поглощен любовью к ней всей душой (слово «душа» Джо произносит по-русски). Я повстречал Майю в Москве, она пришла на мое шоу. Она была «хороша» («хороша» — по-русски). После шоу я пригласил ее к себе в отель, а она сказала мне «Нет». Я уточнил — она снова ответила: «Нет». А ведь я хотел в отеле с ней только поговорить! Тогда предлагаю — может, кофе? Она опять «Нет». И потом (с иронией показывает на обручальное кольцо) на все остальное у меня ушло три года… У Майи большое чувство собственного достоинства, и я сказал себе: она — исключительная женщина, красивая, с достоинством и мозгами — это как раз для меня. Она особенная личность. Я вижу Майю в своих снах, похожих на бесконечный фильм, в котором главные герои — ангелы.

У нас с Майей вышла волшебная история. В 12 лет она в Беларуси увидела запись моего концерта и сказала своей маме: «Когда-нибудь я выйду замуж за этого человека». Мама ответила, что она сумасшедшая. Но Майя повторяла эти слова и в 16, и в 18, и в 20 лет. Ну а когда ей исполнилось 22, мы встретились. После встречи с Майей, благодаря любви к ней, я написал много новых песен, Раньше женщины всегда первыми предлагали мне вступить в брак, но ей первым предложение сделал я. (Джо так разволновался, что начал показывать фотографии жены на мобильном телефоне.) Вот она, моя Майя, — укоротила волосы, поменяла их цвет… Когда мы поженились — посмотрите, она была брюнеткой (можете поверить, что это Майя?), а сейчас — она опять блондинка. Вот фото из Турции — на пляже, вот в горах. Вот в Центральном парке Нью-Йорка. Сейчас мы живем рядом с Нью-Йорком…

— Как прошла адаптация вашей супруги в Америке?
— Ее адаптация была трудной, ведь Нью-Йорк сильно отличается от других мест на планете. Моя жена всю свою жизнь мечтала приехать в этот город. Но, когда мечта осуществилась, у нее случился шок. В первое время ей было очень тяжело. Впрочем, теперь она оценила все прелести жизни в этом городе — Майя ходит на бродвейские шоу, концерты, она научилась понимать Нью-Йорк.

— Славянские девушки сильно отличаются от американок?
— Да, разница есть. В Америке у женщин сильна мотивация «делать карьеру и деньги» (вертит пальцем у виска, давая понять, что это сумасшествие). Но в то же время в США все еще находится немало женщин, готовых бросить карьеру ради семьи и детей.

— А как Майя относится к вашей работе, турам, постоянным концертам, поклонницам?
— Майя — очень сильная личность. (Далее — смеясь.) Она хочет, чтобы меня хотела каждая женщина. Майя мне говорит: «Будь сексуальным, красивым». А я хочу, чтобы Майю хотел каждый мужчина. И каждый мужчина действительно ее хочет. Но мы не ревнуем друг друга. Вот из таких отношений и рождаются действительно хорошие песни.

«Хватает денег на все мои семьи»

— Как ваша дочь от первого брака Ливиана относится к вашему новому браку с практически ее ровесницей?
— С Ливианой все отлично. Она заканчивает университет и должна стать шеф-поваром, она всегда рада за меня. Что бы я ни делал, она говорит: «Папа, если ты счастлив, то и я счастлива!» И она любит мою прекрасную Майю. У нас с Майей одна душа на двоих (говорит по-русски «душа»), поэтому Ливиана довольна. Во многих семьях между новыми женами и детьми от предыдущих браков идут войны, но у Ливианы и с моей предыдущей женой все было в порядке. Я, можно сказать, создал большую семью. Да, за это приходится платить. Всем моим близким надо отдавать немало денег. Но благодаря своему голосу я пока имею возможность это делать.

— У вас есть в доме животные?
— Я много путешествую и поэтому сейчас не могу себе это позволить. С 1992-го по 1995 год у меня были две лошади. Я их очень любил. Они как люди — если ты их не любишь, не объезжаешь, не заботишься о них, они умрут от разрыва сердца. Может быть, когда у нас с Майей появятся дети и она будет сидеть дома, тогда я смогу оставить на нее собак, лошадей, детей, кошек (смеется, говорит слово «кошки» по-русски). Конечно, многовато. А ведь есть еще я — с ума сойти…