В «Зените» все сосут из «газпромовского ручейка»

Александр Канищев желает Дюкову с Митрофановым и дальше богатеть во вред питерскому футболу

18.12.2013 в 17:24, просмотров: 6590

Формально «Зенит» есть с чем поздравить в конце 2013 года. Но радости от этих достижений не видно даже на лицах самих футболистов, а на их тренере и вовсе «лица нет». Александр Канищев — президент фонда «Зенит-84», предприниматель, спортивный обозреватель, бывший игрок сине-бело-голубых — рассказал «МК» в Питере» о том, какой ему видится «генеральная линия» высшего менеджмента «Зенита» и насколько сильно ошибки управленцев влияют на игру команды.

В «Зените» все сосут из «газпромовского ручейка»

«Спаллетти — как побитая собака»

— Вы давно наблюдаете за «Зенитом». Как изменился Спаллетти с 2009 года, с начала своей карьеры в клубе?

— Пришел Спаллетти с поднятым забралом, с большими планами. Видимо, понимая, что здесь очень большой материальный ресурс. Первые два года он был в фаворе. Быстренько повыигрывал все что можно на уровне России. Это было достаточно легко за счет базы, созданной до него. Но сегодня Спаллетти выглядит, как побитая собака. То ли он устал, то ли его достало бороться с этими футболистами, которые не хотят его воспринимать, но очевидно, что он чувствует себя некомфортно.

— Со стороны кажется, что Спаллетти — хитрый человек. А футболисты — довольно прямые в большинстве своем люди. Может, именно из-за этой черты характера тренера в команде начались конфликты?

— Стопроцентная правда — хитрый он. Спаллетти изначально выбрал такую тактику, что для него существует только один человек — Миллер, потому что он платит. Я не знаю, как к этому относятся Александр Дюков или Максим Митрофанов. Президент клуба Дюков ведь тоже имеет право на оценку действий. Будь я, не дай бог, на его месте, то меня бы тоже задело, если бы я хоть раз услышал от тренера, что того здесь интересует только мнение Миллера.

Есть еще причина. И она сквозила на протяжении всего периода работы Спаллетти. Он боится сказать напрямую плохо об игроках. Когда хорошие игры были, это как-то сглаживалось. А сейчас команда играет безобразно, а он во всех своих интервью заявляет, что ею доволен. Невозможно вообще без критики обходиться. Может, он высказывается честно за дверями раздевалки, но мы же этого не знаем, для нас же он дает интервью. А может, он за дураков считает всех, говоря о том, что команда играет прекрасно? Зачем нам такие интервью? Зачем нам лгать?

Если тебя зовут оценить игру, ты должен объективно высказаться. Если играет плохо Широков, или Халк, или Аршавин, то надо признать: да, такой-то футболист выглядит неважно. Спаллети же заявляет, что команда выглядит прекрасно. А весь стадион и все телезрители видят, что это совсем не так. Потом он делает вид, что все, кто высказываются с критическими замечаниями, — это люди, которые очень не любят «Зенит» и хотят для команды только плохого. Странная позиция. Да, сегодня команда вроде бы на первом месте. И понятно, что с таким подбором футболистов в общем-то и не сложно быть на первом месте в нашем чемпионате. Но то, что мы видим в Лиге чемпионов — это, конечно, трагедия.

Несъедобный Халк

— Комментатор Гусев по поводу Спаллетти высказался так: менять тренера во время плей-офф Лиги чемпионов — безумие. А вам как кажется, безумие ли это?

— А может быть, безумие оставить его? Мы попали на «Боруссию». Можно считать, что это наш последний матч. Но я считаю, что именно сейчас «Зениту» нужен жесткий тренер, с четким видением своей работы, примерно такой, как Капелло. Обладая денежным ресурсом Миллера, можно и Капелло пригласить. Вот этот человек справился бы с таким коллективом. У него есть просто игрок, вне зависимости от того, Халк это, Петров, Иванов или Широков. И они будут выполнять то, что он скажет. А Спаллетти не может так.

— Почему? Он что, боится своих подчиненных?

— Он слаб. Он понимает, что зависит только от этих футболистов. Сильных игроков мало. И, к сожалению, они играют сегодня ключевую роль не только на поле, но и за полем. И команду дезорганизовывают. Вот Халк не подал руки. Нормальный бы тренер несколько игр дал посидеть Халку на лавке, а Спаллетти не смог. Потому что понимает: без Халка игра будет трагичной.

— По итогам выступлений в еврокубках опубликовали занимательную статистику: больше всех ударов в створ ворот в групповом турнире Лиги чемпионов нанес Халк — 23. Превзошел второго в этом списке Криштиану Роналду, на счету которого 21 удар. Только у Халка при этом всего два забитых гола, а у Роналду — 9. Такой малый процент попадания разве может говорить о высоком качестве игрока?

— Халк — звезда для нашего футбола, но он не звезда мирового уровня. У него есть как плюсы, так и минусы. Он очень много ошибается, теряет мяч. Но его большой плюс — он пашет как вол, отрабатывает за всю команду, и почти все моменты на поле созданы им или при его участии. То, что он игрок не самого высочайшего уровня, то, что за него заплачены слишком большие деньги, — очевидно. Главный его минус в том, что он много берет на себя и не всегда эффективно.

— Его индивидуализм, кажется, только вредит команде.

— Да, он индивидуалист. Если тренер был не в курсе этого при покупке, то селекционная служба должна была подсказать. Но Спаллетти знал Халка. Он таким же был и в «Порту». И Спаллетти должен был решить, нужен такой игрок «Зениту» или нет. Или он хотел человека, которого покупают за 60 миллионов евро, чтобы перевезти в Россию и переучить играть в футбол? Я думаю, такое Халка не устроит, даже за ту зарплату, которую он получает. Купили? Ешьте! И теперь Спаллетти приходится подстраивать всю команду под Халка.

— Футболист тренером руководит?

— Факт. И, конечно, с этим не хотят мириться наши российские игроки, тот же Аршавин, тот же Широков. Их это раздражает, видно, что они и отмахиваются на поле, плюются. Но они ничего не могут сделать, потому что сами не в тонусе. Ничего не могут решить. И это ведет к конфликтной ситуации — им можно только посочувствовать.

— А если придет другой тренер?

— Думаю, другой тренер Халка на место и поставит. Скажет: либо ты играешь так, как это нужно и команде и тебе, либо будешь сидеть на лавке, а я буду строить командную игру. Но Спаллетти не из чего строить сегодня командную игру. У него нет никого, сегодня все наши лидеры в очень нехорошем состоянии.

— Как не из чего? Постоянно эксперты говорят, что у нас самый сильный состав.

— Подбор игроков — это еще не команда. И если какой-то Широков не в форме, то будь он хоть трижды Широков, он не даст результата. Виновные? С одной стороны, безусловно, тренер. Если он из хороших футболистов не может сделать ансамбль. С другой стороны, может быть, футболисты не хотят играть в этом ансамбле. И решают какие-то свои задачи. Я вообще считаю, что у нас вся политика клуба неправильная. Клуб «Зенит» заслуживает того, чтобы не футболисты ему ставили условия, а он им ставил условия.

Но, к сожалению, у каждого футболиста клуб идет на поводу. А где отдача? Если уж ты повышаешь игроку контракт, то должен и требовать с него. А у нас так: государственные деньги платят, сколько попросят, и никаких требований. Разве есть хоть одно заявление или выступление президента или генерального менеджера, который сказал бы о том, что он кем-то недоволен. Они же должны уважать болельщиков, которые плюются от того, что происходит на поле. Но реакция болельщиков никого не интересует. Ручеек газпромовский течет, они из него не пьют все, а сосут. Им наплевать на мнение всех остальных.

Тренер раздавлен денежным прессом

— С ваших слов складывается ощущение, что все должности в клубе номинальные — люди просто сидят, осваивают деньги и говорят, что все нормально.

— Совершенно верно, и главное — никаких возражений. Если человек скажет что-то негативное, он завтра не будет работать в этом клубе. И как можно в таком болоте найти здравое зерно? Когда все сидят и друг другу поддакивают. Кстати, не факт, что новый тренер, попав под денежный пресс, не сникнет, как Спаллетти. Навалят денег и скажут: ты будешь жить по нашим правилам. Мало кто откажется. Но критиковать нужно больше тех, кто наверху, потому что они имеют деньги, но им не хватает понимания футбола. Все, кто понимает в футболе, в «Зените» за бортом.

— Профессиональной футбольной команде не нужны профессионалы?

— Профессионалы говорят много, высказывают свое мнение. Как можно Максиму Митрофанову сказать что-то о футболе? Или Александру Валерьевичу Дюкову? Ни один, ни второй мяча в руках не держали, но они сегодня точно знают, как надо строить футбол. А кто там еще в клубе? Есть Баранник, который никому не нужен там, его никто не слушает. И, когда у него закончится контракт, думаю, вряд ли Митрофанов его продлит. Это ментальность тех, кто там правит.

Люди достигли результата не за счет своей профессиональной деятельности как менеджмента, а за счет определенных непрофессиональных и неспортивных вещей. Не хочется говорить о каких-то договорных моментах, но многие понимают, как выигрывались чемпионаты последнего времени. Плюс сложился неплохой подбор футболистов по российским меркам, было хорошее поколение. Но работа менеджмента не ведется.

— Когда эта нездоровая атмосфера начала создаваться в «Зените»?

— С приходом Газпрома, конечно. Когда денег и других ресурсов там было меньше, у команды был патриотизм, люди играли за город, за ценности, которые объединяют футбол. А сегодня там есть только деньги, а когда ты их уже наелся, тебя это не возбуждает.

До Газпрома футбола не было?

— А как вы работаете с клубным руководством? Вы же общаетесь с ним как глава фонда «Зенит-1984»?

— Я с ними не работаю. Да 2013 года поддержка фонда со стороны клуба была, все-таки удалось убедить менеджмент, что это нужно. Но клуб закончил свое участие в жизни ветеранов. Ни одной копейки они не перечислили в 2013 году в фонд ветеранов «Зенита-1984».

— С чем связано прекращение финансирования?

— Я дал очень жесткое интервью в отношении Митрофанова, и личная обида сыграла роль. И причина отказа в финансировании фонда звучала именно так: «мы не хотим платить за этих пьяниц». Это низкий поступок с их стороны. Они привыкли, что от них все зависят и перед ними гнут спину, но я просто встал и ушел, сказал, что больше к ним никогда не приду. На этом наши отношения закончились. К сожалению, от этого пострадали заслуженные ветераны, но фонд обязательно выживет. И тридцатилетие победы «Зенита» мы отметим без них. Сами организуем все, и гораздо лучше, чем это было на 25 лет победы. Потому что они это делали так, будто давали подачку, а мы будем делать для себя.

— Почему руководство «Зенита» не заинтересовано в укреплении связей с фондом, ведь история и традиции — это положительный имидж?

— Кому это надо? Руководители клуба даже в лицо не знают тех, кто в 1984 году играл. Как один из них сказал: «Для меня футбол начался тогда, когда я в «Зенит» пришел. До меня футбола не было». А у нас есть много ветеранов, которым необходима медицинская страховка, они пожилые, болеют. Есть такой великолепный футболист Александр Николаев — мы его называем дядей Сашей. Ему нужна операция — из-за старых спортивных травм. Но о нем в клубе даже слышать не хотят. С таким вопросом не зайдешь ни к Дюкову, ни к Митрофанову.

Причина на поверхности. Что было вчера — неинтересно, что будет завтра — неинтересно, надо сегодня взять то, что можно, от Газпрома. Но даже с большими деньгами надо ведь оставаться человеком. Надо, чтобы тебе сказали спасибо нормальные люди, а не те, кто вылизывает одно место за то, что ты его взял на работу...

— Другие кандидаты в спонсоры фонда «Зенит-1984» есть? На что будет жить организация?

— Конечно, есть и спонсоры, и свои планы. Кстати, с 1996 по 2007 год мы существовали без денег Газпрома. И в 2007 году, когда пришел Газпром, «сотрудничество» началось с конфликта. Думаете, они сказали: давайте мы вас будем кормить? Нет, клуб попытался отнять у нас то, что нас кормило. Пришлось встать в оборону, и с Митрофановым был жесточайший конфликт. Даже службу безопасности Газпрома подключали. И теперь мы снова без них разберемся. Я лучше буду правду говорить, чем прогибаться перед такими людьми. Обещаю, что фонд выживет. А Дюкову и Митрофанову я желаю богатеть день от дня.

— Ветеранам теперь не помогают, но хорошо финансируется Академия «Зенита». Как вы думаете, почему она не дает результат, почему нет молодых звезд?

— Академия — тоже хороший способ освоить бюджет — больше 10 миллионов евро. Я не знаю, куда такие деньги тратятся, но результатов у нас нет даже на один миллион. Всех старых тренеров с опытом, которые вырастили Аршавина или Саленко, убрали, потому что они — со своим «Я», со своим видением футбола, со своими требованиями. А набрали молодых ребят, дали им хорошую зарплату. И все хорошо, только одного нет — футболистов.

Физически условия создали чудесные, стадионы новые, корпуса. Но процессом руководят те же люди, что и клубом. И, чтобы заниматься выращиванием спортсменов, надо в спорте что-то понимать. Лучше бы на эти деньги создали хорошую вторую команду. Но в Питере это нельзя сделать, чтобы не делить бюджет газпромовский с кем-то еще. А сколько сливается из Газпрома в эту трубу под названием «Зенит», никому не известно, поэтому там все «свои». Не очень профессиональные, но свои. И как только это финансирование прекратится, то «Зенит» рухнет, как карточный дом.

 

Фото: fczenitspb.ru